1.2. НОВОЕ ОТКРЫТИЕ ПОТЕРЯННЫХ БЕРЕГОВ

Поток Жизни течет неиссякаемо в бесконечном ходе времени, и Сила Вечного появляется и исчезает в царстве относительности.

Прежде чем перейти к жизнеописанию Баба Джаймал Сингха Джи, нам стоило бы заглянуть в прошлое, которое сделало его тем, чем он был. Воистину, в нем текла Сила Свами Джи, что бы и где бы он ни делал, так как он полностью забыл о себе и отдался Божественному внутри себя.

Чтобы понять события в их правильной перспективе и связать историю нашего духовного наследия, нам придется вернуться к Гуру Гобинд Сингху (1666-1708), последнему из десяти Гуру в линии Гуру Нанака.

Рани (королева) некоего Ратан Рао Пешва, сопровождаемая Бхаи Нанд Лалом, пришла к ногам Гуру Гобинд Сингха в поисках убежища (см. Hindu Sikh Ithas Шри Дес Раджа).

Гуру Гобинд Сингх много путешествовал, проникая в Гималаи на Севере и доходя до Деккана на Юге. Во время своих далеких путешествий он встречался и жил с правящей семьей Пешва и посвятил некоторых ее членов во Внутреннюю Науку. Говорят, что Ратнагар Рао из семьи Пешва был посвящен и уполномочен Гуру Гобинд Сингхом продолжать работу. Шам Рао Пешва, старший брат Баджи Рао Пешва, тогдашнего правителя, которому приходилось встречаться с Ратнагаром Рао, проявлял удивительный интерес к духовному пути и делал быстрый прогресс. Впоследствии этот юный отпрыск королевской семьи поселился в Хатрасе, городке в тридцати трех милях от Агры в Уттар Прадеш, и стал известен как Тулси Сахиб (1763-1843), знаменитый автор Гхат Рамаяны, книги о Науке внутреннего Жизненного Принципа, пронизывающего одинаково человека и природу. “Вита лампада”, или факел духовности, был передан Тулси Сахибом Свами Шив Даял Сингху Джи (1818-1878), известному как Свами Джи.

Связь между Тулси Сахибом из Хатраса и Свами Джи из Агры, вероятно, не замечена, но она почти несомненна. Из рукописного сообщения Баба Сураин Сингха о книге Чача Пратап Сингха (брат Свами Джи) “Дживан Чаритар Свами Джи Махарадж” (жизнеописание Свами Джи Махараджа) и из книги Шри С.Д. Махешвари “Переписка с некоторыми американцами” мы узнаем, что родители Свами Джи были учениками хатрасского Святого и часто посещали его дом ради его Даршана, а также посещали его беседы, когда бы он ни бывал в Агре. Именно он назвал сыновей Лала Дилвали Сингх Сетха именами Шив Даял Сингх, Бриндабан Сингх и Партап Сингх.

Перед рождением старшего ребенка он пророчествовал, что вскоре в их доме должен появиться великий Святой; а после его рождения он сказал родителям, что им больше нет необходимости приходить в Хатрас, ибо Всемогущий Господь появился среди них (“Дживан Чаритар Свами Джи Махарадж” Чача Партап Сингха, стр.6; “Переписка с некоторыми американцами” С.Д.Махешвари, стр.221).

Хатрасский Святой принимал глубокое и живое участие в формировании жизни Свами Джи по своему собственному образу. Он дал посвящение ребенку в очень юном возрасте; в последние дни своей жизни Свами Джи сказал своим ученикам, что он практиковал Внутреннюю Науку с возраста шести лет (Дживан Чаритар, стр.109).

Благоговение Свами Джи перед хатрасским Святым становится совершенно ясным из его жизни. Он относился к ученикам Тулси Сахиба с огромным почтением, особенно уважая среди них Садху Гирдхари Дасса, которого он поддерживал в течение последних лет его жизни. Однажды, когда Садху заболел в Лакнау, Свами Джи поспешил туда из Агры и помог ему восстановить контакт с внутренним Звуковым Потоком перед его кончиной, с которым он потерял связь, возможно, из-за какой-то прошлой кармы (“Дживан Чаритар”, стр.33-34).

Кроме того, Свами Джи часто приводил своим последователям примеры из жизни своего великого предшественника, уча их важности таких добродетелей, как терпение, воздержание, прощение и благочестие (“Дживан Чаритар”, стр. 93-96).

Перед своей кончиной в 1843 году Тулси Сахиб передал свое духовное наследие Свами Джи. Шесть месяцев Тулси Сахиб находился в состоянии самадхи (духовного транса), потерянный в Божественном сознании.

Лишь после того как Свами Джи посетил его, Тулси Сахиб покинул свое смертное тело. Баба Гариб Дас, один из первых учеников Тулси Сахиба, подтвердил, что его Мастер вручил свою духовную мантию “Мунши Джи”, как тогда называли Свами Джи за его большую ученость в персидском (Дживан Чаритар, ч.3, стр. 29). Свами Джи пришлось провести пятнадцать лет своей жизни в почти непрерывной абхьяса (медитации) в маленьком чулане.

После кончины Тулси Сахиба Свами Джи продолжал посещать Хатрас, чтобы почтить память своего наставника. Рассказывают, что однажды, когда Свами Джи пошел в Хатрас, жара была такой сильной, что его ученикам Раи Салиграму и Баба Дживан Лалу пришлось нести его вдвоем последний участок пути, где не было никакого транспорта и земля была очень неровной (Дживан Чаритар Хазур Махарадж, Айодхья Паршад, стр.36).

Огромное уважение, которое Свами Джи оказывал Грант Сахиб, воплощению учения Гуру Нанака и его преемников, исходило, видимо, прежде всего, из семейной традиции. Декламация сикхских священных писаний была пунктом веры в семье. Его отец, Лала Дилвали Сингх (Сахеджкхари Кхатри Сикх, принадлежавший к ордену Нанака “Пантхи”), был преданно привязан к Джап Джи, Рахо Рас и Сукхмани, сикхским священным писаниям, которые он читал изо дня в день с большим религиозным пылом и глубоким благоговением. Копия Сукхмани, написанная персидским рукописным шрифтом и принадлежавшая деду Свами Джи, одно время дивану (министру) штата Дхолпур, хранится до сих пор в архивах Свамибагх (см. “Дживан Чаритар” Чача Партап Сингха, стр.5). Таким образом, сущность Сант Мата проникла в самое существо Свами Джи. В последующие годы, по крайней мере однажды, во время беседы о Джап Джи в своем доме в Пунни Гали, Свами Джи ясно признал свой духовный долг Пенджабу, ссылаясь на Нанака и его преемников как на источник Духовности, а также на Палту Сахиба и Тулси Сахиба как великих последующих представителей Внутренней Науки. Мы встретимся с этим случаем, когда будем прослеживать жизнь Баба Джаймал Сингха Джи в следующей главе.

Его младший брат, Раи Бриндабан Сингх, начальник почты в Айодхье, был близким учеником маханта (настоятеля монастыря) Дера Рано Пали в Айодхье, Баба Мадходаса. Он, как и его старший брат Шри Шив Даял Сингх, имел крепкую веру и глубокое уважение к Гурбани. Он был постоянно занят сладким воспоминанием Господа (Бишамбар), хвалы которому он пел с прекрасным припевом, что очевидно из его сочинений под названием “Вах-е-Гуру Нама” в его книге на урду Бахар-и-Бриндабан, издательства Навалкишор Принтинг Пресс, Лакхнау:

О Бриндабан! Оставь все иное и делай

Джапа великого Имени: Вах-е-Гуру.

Это не только очистит твое тело, разум и душу,

Но кроме этого даст тебе спасение, мир и счастье.

Мы узнаем, кроме того, что когда приблизился конец Л. Дилвали Сингха, его сын Шив Даял Сингх, сидя у его постели, начал декламировать Гурбани, чтобы удерживать внимание своего отца устойчиво фиксированным на нем в этот критический момент.

Гиани Партап Сингх, основываясь на “Радхасвами Мат Дарпан”, в своем исследовании мировых религий “Сансар Ка Дхармик Итхас” рассказывает нам, что с течением времени Свами Джи стал частым посетителем священной сикхской часовни Маи Тхан в Агре, напоминающей о визите Девятого Гуру Тег Бахадура, где Сант Маудж Паркаш, прежде известный как Дидар Сингх из ордена Нирмала, выдающийся санскритолог, обычно давал яркие комментарии к Гурбани или сикхским священным писаниям.

Именно благодаря своему близкому контакту с Сант Маудж Паркашем Свами Джи изучил Гурбани и узнал о важности Сурат Шабд Йоги, а затем начал сам использовать эту часовню для своих бесед о Гурбани. Чача Партап Сингх в жизнеописании Свами Джи дал наглядное описание одной из таких бесед в восторженных выражениях: “Однажды было почти восемь утра, когда Махарадж пошел в Гурдвару в Маи Тхан. После декламации одного или двух шабдов (стихов) из Грант Сахиб он начал истолкование темы. Произносимые богатым и звучным голосом, возвышенные мысли, казалось, текли из него, как бесконечные волны из неистощимого резервуара внутри. Я был настолько переполнен течением его слов, что сразу ощутил подъем над телом и телесным окружением, потерянный для всего мирского. С этого самого дня я стал совершенно другим человеком, с интенсивной жаждой Божественного, полностью убежденным в величии Свами Джи и его святой миссии.” (Дживан Чаритар Свами Джи Махарадж, стр.52.)

После этого Свами Джи перенес место своих бесед в свой частный дом в Пунни Гали и продолжал свои беседы о Грант Сахиб; использованная им копия была привезена Хазуром Саван Сингхом Джи из Агры и еще хранится в архивах Дера Баба Джаймал Сингх в Беасе, Пенджаб. Эта система обращения к частным собраниям в своем доме продолжалась достаточно долгое время, но в день Басант Панчми 1861 года шлюзы Сурат Шабд Йоги, возрожденной в этом веке Кабиром и его современником Гуру Нанаком, и прочно укрепленной в Гурбани его преемниками, были широко открыты Свами Джи для широкой публики.

Чтобы не осталось ни малейшего сомнения в умах скептиков, Свами Джи, который до конца продолжал посвящать людей в тайну традиционной Музыки пяти мелодий (Панч Шабд Дхункар Дхун), в последний день своего ухода с земного плана вполне выразительно прояснил свою позицию, чтобы не осталось и тени сомнений, заявив:

“Мой путь был Путем Сат Наама и Анами Наама. Вера Радхасвами порождена Салиграмом, но пусть она тоже продолжается. И пусть Сатсанг продолжается, как раньше; и это будет расцветать и процветать”.

Среди доверенных и преданных учеников Свами Джи был Раи Салиграм Сахиб Бахадур, популярно известный в последующие времена как Хазур Махарадж, когда он пришел занять духовное главенство. В то время как Хазур Махарадж после кончины Свами Джи продолжал свои беседы в Пипал Манди в центре города Агра, Партап Сингх, самый младший брат Свами Джи и называемый обычно Чача Сахиб (почтенный дядя) продолжил работу в Саду Радхасвами, в трех милях от города Агра. Другой ученик, Баба Джаймал Сингх Джи, один из самых первых и наиболее духовно развитых учеников Свами Джи, направленный самим великим Мастером, поселился в Беасе, в Пенджабе, чтобы оживить работу Духовности и до некоторой степени выплатить долг, который мир должен Гуру Нанаку. Теперь мы изучим детально жизнь и деятельность этого выдающегося духовного сына Свами Джи.

!