18 АНАЛИЗ СОБЫТИЙ

Каким образом возможно то, о чем говорится в этой книге? Есть ли во всем этом какой-либо смысл? Лучший ответ на такие вопросы — анализ объективных данных. Обращаться за помощью к андерграунду — единственной среде, признававшей реальность моего опыта, было бесполезно, ибо большинство данных андерграунда имеют характер неопределенных обобщений. Мне же хотелось конкретности.

Я полагал, что собранные мною противоречивые данные можно как-то систематизировать, и попытался, исходя из того, что мне известно, выстроить некоторые более или менее вероятные предположения. Принятый мною метод состоит в том, чтобы, осторожно прокладывая путь в зыбком мраке неизвестности, окончательно не покидать при этом залитую светом твердую почву. Полученные мною данные образуют цепь событий, симптомов, результатов. Хронологически весь мой опыт и эксперименты легко подразделяются на четыре этапа.

 

Предварительный этап

 

Сюда следует отнести все события, происшедшие до того дня, когда у меня начались судороги в солнечном сплетении, о чем я уже рассказывал в начале книги. Анализируя этот период своей жизни, я припоминаю два так и оставшихся без объяснения случая, похоже, имеющие отношение к предмету данного исследования.

Первый из них произошел, когда мне было восемь лет. Мне приснился сон (я рассказал о нем родителям), будто я сижу в комнате с панелями из красно-коричневого дерева. В углу стоит какой-то ящик, очень похожий на виктролу, из него раздаются музыка и голоса. Впереди у ящика — окошко, а в нем — кино.

Впечатление такое, что голоса принадлежат людям, разговаривающим в окошке. Похоже на кино, которое нам показывали в школе, с той разницей, что вместо чтения титров можно слушать живую речь. Кроме того, изображение в ящике было цветным, люди и предметы выглядели совсем как в жизни. (Тридцать лет спустя мне довелось сидеть в обитой красным деревом комнате и впервые в жизни смотреть цветной телевизор). Насколько я помню, до того, как мне приснился этот сон, я никогда не видел ни одного цветного кинофильма.

Следующий случай произошел, когда мне было лет пятнадцать и я учился в средней школе. Как-то в пятницу вечером я усиленно размышлял о предстоящей на следующий день вечеринке. По моим расчетам, требовалось два доллара, и проблема сводилась к тому, где их взять.

За всю неделю возможности заработать денег так и не подвернулось. К родителям, не помню уж почему, обратиться тоже было нельзя. Не предвиделось работы и на субботу. Озабоченный, как решить эту проблему, я лег спать.

Проснувшись в субботу утром, я поймал себя на отчетливом убеждении, что искомые два доллара находятся под старой доской, лежащей на улице возле дома. О существовании этой доски мне было известно, поскольку она валялась там уже довольно давно. Тем не менее я не придал этому никакого значения и спустился вниз к завтраку.

Позавтракав, все еще удрученный мучавшим меня финансовым затруднением, я снова вспомнил о двух долларах под доской. От нечего делать, для того только, чтобы избавиться от навязчивой идеи, я вышел на улицу и, обойдя дом, подошел к ней. Доска лежала в том же положении, что и всегда, присыпанная листьями и землей. Казалось совершенно невозможным, чтобы кто-нибудь мог случайно "потерять" здесь деньги или засунуть их под нее. Однако, уж коли оказался здесь, я решил удостовериться и окончательно выкинуть глупую мысль из головы.

Приподняв доску за конец, я увидел на ее грязной и сырой нижней поверхности кучу муравьев и жучков, суматошно разбегающихся в разные стороны. А на влажной земле под самым центром доски, сухие и хрустящие, лежали две свернутые однодолларовые бумажки.

Не переставая размышлять, каким образом деньги оказались под доской, я тем не менее никому, кроме одного друга, не рассказал об этом, опасаясь, что хозяин заявит свои права на пропажу. Вопрос с вечеринкой был решен. Впоследствии этот случай совершенно забылся, и я вспомнил о нем только тогда, когда начал ретроспективно анализировать события своей жизни.

Кроме этого, ничего необычного со мной не происходило. Не было и никаких серьезных травм. Обычное американское воспитание в обычной учительской семье, поскольку речь идет о "ментальных" проблемах,, ответы на вопросы, видимо, следует искать в сфере психиатрии. Однако никаких внешних признаков сильной подавленности, навязчивых комплексов, тревоги или фобий, обычно сопровождающих психическое заболевание, у меня не замечалось.

Внимательный анализ событий, непосредственно предшествовавших первому симптому внетелесного опыта (сильнейшие судороги), заставляет обратить внимание на некоторые, возможно, не лишенные значения факторы. В течение года накануне происшествия, с которого все и началось, в моем организме произошло одно единственное, но достаточно необычное физиологическое изменение.

Я довольно долго проходил курс лечения у дантиста, в ходе которого мне были поставлены коронки на семь нижних зубов. Рассматривая это в связи с проявившимся впоследствии симптомом "включения" во Второе Состояние при помощи движений челюстью, можно предположить, что кусочки металлического сплава, входящие в состав зубного протеза, каким-то образом электрически воздействуют на мозг. Возможность этого до сих пор остается неисследованной. Физики, физиологи, специалисты в области электроники не располагают теорией на сей счет. Лишь серьезные исследования могут подтвердить или опровергнуть данную гипотезу. Сотни тысяч людей вокруг ходят с кусочками металла во рту, и иногда этому сопутствуют аналогичные инциденты. Обзор данных по этому вопросу может оказаться интересным.

Никаких других сколько-нибудь значительных физиологических перемен я не припомню. Разве что прием витаминов сверх средней нормы. Моя жена — убежденная сторонница рационального питания, и по ее совету в течение нескольких лет я ежедневно принимал определенные дозы витаминов А, группы В, С и Е плюс минеральные таблетки. Конечно, в совокупности это могло оказать свое воздействие, но известные мне исследования по этой проблеме не содержат никаких указаний на симптомы, аналогичные Второму Состоянию. За этим исключением, на протяжении по крайней мере пяти лет я придерживался обычной диеты.

Что касается сферы психологической и физической деятельности, то здесь можно выделить немало существенных моментов. Ясно, что причины исследуемого феномена лежат именно здесь.

Прежде всего заслуживает внимания случай с анестезией, происшедший со мною месяцев за шесть до появления первых признаков нового состояния. Началось с того, что как-то раз, прилаживая к стене своей спальни крышку столика, я ощутил непривычное "опьяняющее" воздействие паров клея. На жестяной банке объемом в один галлон было написано, что клеем можно пользоваться только в хорошо проветриваемом помещении. Диктовалось это, как я понял, соображениями противопожарной безопасности.

Это ощущение вызвало в моей памяти воспоминание о странном состоянии, испытанном мною однажды, когда я приходил в себя после сделанной мне анестезии. Заинтересовавшись, я в течение последующего месяца неоднократно экспериментировал с парами клея, добившись при этом весьма значительных результатов. Узнав, что в состав паров входят толуол (наиболее распространенный в промышленном производстве углеводородный очиститель) и ацетон (некогда использовавшийся для анестезирования), я, применив менее летучий и сравнительно безопасный ингалятор — трилен, провел несколько экспериментов, в ходе которых смог вызвать у себя субъективное ощущение легкой анестезии. Вспоминая теперь эти опыты, я прихожу к выводу, что их результаты во многом очень сходны с описаниями ощущений тех, кто принимал ЛСД. Очень яркие и довольно приятные, они, возможно, дали толчок внутренней потребности в новых, неведомых ранее впечатлениях.

С чувством сожаления я в конце концов прекратил эти эксперименты, опасаясь связанных с ними побочных физиологических эффектов, ибо, хотя мною и были предприняты жесткие меры предосторожности, полной гарантии они дать не могли. Вместе с тем, удовлетворяя свое любопытство, я узнал много интересных фактов об анестезии. Кажется, в Ирландии уличные разносчики по утрам торговали эфиром вразлив, отмеряя его ложками. Было время, когда студенты-медики частенько устраивали "эфирные вечеринки", весьма похожие на времяпрепровождение нынешних любителей ЛСД, приобретающих его на черном рынке. По данным врачей, эфиромания давно уже стала распространенным явлением. Капитанам танкеров, перевозящих бензин, приходится иметь дело с особой разновидностью алкашей. При найме на судно они ничем не выделяются среди всех прочих до тех пор, пока в один прекрасный момент их не обнаруживают лежащими без сознания у сливного отверстия бензиновой емкости. Это те, кого именуют токсикоманами.

Далее, я узнал, что общего у алкоголя с другими анестетиками. Анестезирующие средства вызывают переход от сознательного состояния к бессознательному, за которым —смерть. Задача анестезиолога "опустить" пациента в глубину бессознательного как можно быстрее, миновав при этом лежащее между ними "буйное" состояние (видимо, именно эту сферу я и исследовал). Искусство состоит в том, чтобы удержать пациента, находящегося без сознания, на самом краю смерти. Главное преимущество эфира, когда его только начинали использовать в этих целях, виделось в том, что он дает меньше побочных эффектов, чем алкоголь, и позволяет лучше регулировать степень бессознательности. После его приема сознание исчезает весьма быстро, за счет чего увеличивается продолжительность бессознательного состояния, что позволяет выполнить необходимые действия до наступления финального момента — смерти.

Что же касается алкоголя, то после его приема сознание сохраняется довольно долго и, когда наконец наступает достаточно глубокое бессознательное состояние, до финального момента остается совсем немного. "Запас прочности" настолько незначителен, что если пациенту, который уже "отключился", ввести дополнительную порцию алкоголя, это вполне может вызвать смерть.

Кроме того, я открыл для себя, что, по данным археологических и геологических исследований, некоторые из древнегреческих и древнеегипетских храмов, где случались видения и чудеса, оказывается, располагались поблизости или непосредственно на местах выхода подземных газов, в состав которых входила и окись азота, не имеющая ни запаха, ни вкуса и используемая в наше время в качестве анестезирующего средства.

Месяца через три, когда я уже почти забыл о своих "наркотических" экспериментах, у меня вдруг появился интерес к проблеме запоминания информации во сне. Я так и не знаю, чем он был вызван. Возможно, это — результат моего собственного студенческого опыта в сочетании с непосредственными наблюдениями за методами обучения моих детей в начальной школе.

Заинтересовавшись, я занялся изучением старых и новых концепций бодрственно-бессознательного состояния. Оказалось, есть основания предполагать, что подсознание фиксирует всю информацию, воспринимаемую органами чувств как во время бодрствования, так и во время сна. Проблема состоит в том, чтобы ввести осмысленную и систематизированную информацию во сне и суметь по желанию вспомнить в бодрствующем состоянии.

Доступные мне данные официальных научных исследований были ограничены и противоречивы. Просто чтение спящему испытуемому какой-либо информации давало неполный и неустойчивый результат. Исследования, сравнивающие индукцию во время сна без сновидений (фаза дельта) и сна со сновидениями (обозначается термином БДГ-сон), не проводились.

Не предпринималось и попыток целенаправленного стимулирования рецептивно-сонного состояния с условным рефлексом павловского типа, который давал бы возможность вспоминать усвоение по своему желанию. В поисках эффективной техники усвоения я выбрал наиболее доступный способ — изготовил аутогипнотические магнитофонные записи. Начать именно с этого казалось логичнее всего, ибо, судя по материалам доступных мне исследований, результаты удавалось получить в состоянии именно гипнотического, а не естественного сна. Выбор же в качестве средства магнитофонной записи диктовался стремлением обезличить методику и тем самым сделать ее пригодной для разных людей. Пленки предназначались для использования в свето- и звукоизолированной кабине.

Содержание используемых мною магнитозаписей было намеренно простым. Сначала — индукция гипнотического сна, затем — последовательная серия установок, варьирующих в зависимости от характера теста и поставленной задачи. В качестве информации для запоминания брались, например, таблица умножения (от двенадцати до двадцати четырех) и список испанских и французских слов и фразеологических выражений. Затем давалась установка на полное запоминание и постгипнотическая установка на сознательное вспоминание усвоенного с помощью ментально-физического ключа (например, подумать о числе 555 и одновременно с этим пять раз постучать пальцами по столу).

Каждая пленка содержала установку на улучшение физического и психического состояния обучающегося. Хотя конкретные детали этого процесса и не уточнялись, давалась рекомендация, чтобы все функциональные системы тела — нервная, кровообращения, эндокринная, пищеварительная — работали "нормально".

Кроме того, с каждым последующим использованием пленки установки на здоровье и вспоминание усиливались. В свете последующих событий это, по-видимому, сыграло важную роль. Каждая экспериментальная пленка была снабжена детальной аннотацией, магнитозапись дословно соответствовала письменному тексту как по содержанию, так и по порядку.

Пленки заканчивались установкой, нацеленной на то, чтобы вновь вернуть испытуемого в обычное состояние полного бодрствования. Внушение осуществлялось в самой простой и доступной форме, без использования трудных для понимания слов, которые могли бы дезориентировать гипнотизируемого. Пленки были опробованы примерно на одиннадцати человеках в возрасте от семи до пятидесяти лет. Результаты оказались в известной мере обнадеживающими, а техника в ходе экспериментов усовершенствовалась.

Следует отметить, что пленки я, как правило, опробовал прежде всего на самом себе. Вполне естественно, на них и пало главное подозрение. В поисках ключа, который мог бы вызвать подобные последствия, я проанализировал не только каждое слово и каждый звук, но и подтекст, и ничего не нашел. Однако подозрение осталось.

С появлением первого симптома эксперименты в этой области были мной прекращены.

 

Начальный этап

(сентябрь 1958 г. — июль 1959 г.)

В надежде со временем свести все симптомы, характеристики, события, теории и предположения воедино я приступил к их классификации. Вскоре стало очевидно, что здесь можно выделить три этапа. Вероятно, кроме них имели место и другие, но мне об этом неизвестно. Временные границы начального этапа определяются совершенно четко.

Симптомы. Первым необычным симптомом, как уже говорилось, были судороги. Через несколько недель появился "луч" с севера, вызвавший состояние оцепения. Осторожное экспериментирование привело к ощущению вибрации. Позже я узнал, что это чувство многократно описано спиритуалистами, оккультистами и иными авторами конца XIX века. По разным поводам оно до сих пор часто упоминается в дискуссиях членов андерграунда.

Ощущение вибрации — единственный симптом, устойчиво Проявляющийся на протяжении всего начального этапа. Однако и он подвергся трансформации. Поначалу вибрации были резкими, иногда сопровождались зрительно воспринимаемым, четким по форме кольцом из электрических "искр". Их частота составляла порядка десяти циклов в секунду (определялась визуально, по часам). В конце начального этапа она возросла примерно до восемнадцати циклов в секунду, причем сами вибрации стали причинять физическому телу уже гораздо меньше неприятных ощущений. Спустя еще некоторое время я научился вызывать это состояние по своему желанию (59% случаев).

Второй симптом — тихий тонкий "свист", постоянно слышимый мною в районе слуховых центров. Однажды появившись, он без перерывов сопровождал меня на протяжении всего этого периода. Осматривавший меня специалист поставил диагноз — "слышимость кровотока в венах". Во всех остальных отношениях слух был в норме.

Первое отделение от физического тела было непроизвольным и случилось примерно три месяца спустя после начала. данного этапа. Большинство последующих выходов из тела осуществлялось по желанию. Во всех случаях обязательным условием было наличие вибраций, вызывать которые со временем стало легче.

Других явно выраженных или повторяющихся симптомов не наблюдалось. Физиологическим следствием происходящих процессов был не упадок сил, а, скорее, успокоение, хотя на данной стадии необычные состояния порой сопровождались физическим возбуждением (учащение пульса, потливость, сексуальные реакции), правда, умеренным.

Эмоциональное состояние. Всю первую половину данного периода доминировал страх психического и/или физического заболевания. После консультации и обследования врачами и психиатрами он в значительной мере рассеялся.

Вслед за этим на первый план выступило любопытство, одерживаемое сильной подспудной тревогой, порожденной отсутствием ориентиров и какого бы то ни было руководства в постижении неведомого. Другим сдерживающим фактором являлась боязнь осуждения со стороны окружающих и/или семьи, а также страх не вернуться в физическое тело.

Последовательность экспериментов. Начиная с первого внетелесного опыта эксперименты прогрессировали от постепенного привыкания к условиям "близкого" отделения (расстояние десять футов и меньше) к объективному наблюдению в состоянии частичного отделения и наконец к посещению иных мест в Локале I (наше пространство-время).

Методика. Исследовались способы достижения вибрационного состояния, в основном с помощью уже упоминавшихся магнитозаписей и приемов глубокой релаксации при полном сознании (необходимая предпосылка вибраций). Было установлено, что при условии достижения релаксации с сохранением при этом сознания вызвать вибрации довольно просто.

Подтвердилось, что необходимым условием достижения вибрационного состояния является дыхание ртом, а одним из эффективных способов "включения" служат слабые движения физической челюстью.

Стало ясно, что отделение происходит только во время вибрационного состояния, при этом техника данного процесса сводится всего лишь к "очищенной от помех" мысли — "вверх" или "прочь". Последовательная серия экспериментов продемонстрировала, что любое нефизическое движение во Втором Теле осуществляется посредством одного только желания или мысли. Проблема контролируемого передвижения к определенному пункту назначения и немедленного беспрепятственного возвращения в физическое тело оставалась нерешенной.

Итоги. За данный период удалось прийти к следующим выводам: 1. Существует Второе Тело, пронизывающее физическое или соединенное с ним. 2. Второе Тело в состоянии передвигаться и действовать независимо от физического. 3. Эти передвижения и действия могут частично контролироваться разумом. 4. Некоторые ощущения Второго Тела соответствуют физическим, другие не имеют аналогов. 5. В ряде случаев Второе Тело способно перемещаться в том же пространстве-времени, что и его физический двойник.

 

 

Средние этап (август 1959 г. — сентябрь 1962 г.)

 

 

Симптомы. Начало данного этапа ознаменовано коронарным тромбозом средней тяжести. Доказательств тому, что болезнь каким-то образом связана с экспериментами, нет, хотя отсутствие подтверждения само по себе не исключает подобной возможности.

Продолжалась эволюция вибрационного состояния, которое к концу периода свелось к ощущению теплоты. Это произошло вследствие частоты вибраций, в результате чего отдельные пульсации стали неразличимы. Воспринимаемый слухом "свист" без изменений продолжался все это время.

Отделение от физического тела стало происходить проще и естественнее, а проблемы с возвращением возникали лишь от случая к случаю. Преднамеренно вибрационное состояние вызывалось днем, произвольное же наступало поздно вечером.

Внешние физиологические симптомы оставались прежними: никакого упадка сил, некоторая стимуляция. По причине закупорки коронарного сосуда наблюдение за этим велось особенно тщательно.

Эмоциональное состояние. Поначалу имела место тревога относительно возможных физиологических последствий, усиливаемая неспособностью по своему желанию контролировать ВТО. К середине данного периода эти опасения значительно ослабли, в основном по причине того, что они так и не подтвердились, а также вследствие возросшей уверенности в себе. По-прежнему сохранялась обеспокоенность относительно возвращения в физическое тело и опасности по незнанию совершить в неведомых мне областях какую-нибудь серьезную ошибку.

Последовательность экспериментов. Длительные посещения Локала I стали реже, постепенно вытесняясь путешествиями в Локал II, поначалу непроизвольными. Под конец был открыт вход в Локал III, и началось его исследование. В конце же периода было открыто и межвременное состояние.

Методика. Во время дневных экспериментов в качестве техники релаксации применялся прием "отсчета". По ночам просоночное состояние трансформировалось в ставшее уже знакомым состояние вибрации-теплоты. Дыхание ртом стало автомагическим, затем к нему добавились эксперименты с "настройкой челюстью".

Отделение от физического тела с помощью поворота на 180° (против фазы, назад и прочь) оказалось наиболее эффективным и надежным. В целях гарантированного возвращения в физическое тело была опробована и стала применяться на практике определенная техника (К-сигнал).

Итоги. 1. Существование Второго Тела получило дополнительные подтверждения. 2. Был открыт Локал II с присущими ему особыми характеристиками, отличными от характеристик Локала I. Постулировано существование Локала III, близкого по своим свойствам Локалу I, но находящегося на иной стадии научно-технического развития. 4. Личность человека переживает смерть и продолжает свое бытие в Локале II. 5. Между людьми возможна коммуникация на сверхречевом уровне — как в состоянии бодрствования, так и во время сна и/или полусна во Втором Состоянии. 6. Некоторые (или большинство?) физически живые человеческие существа отделяются от своего физического тела во время сна. Причина этого неизвестна.

 

Поздний этап (октябрь 1962 г. — октябрь 1970 г.)

 

В этот период число экспериментов сократилось, главным образом потому, что удобных для этого случаев предоставлялось все меньше, ибо на первый план выступили материальные заботы, а предшествующая деятельность стала рассматриваться в качестве второстепенной.

Симптомы. На этом этапе вибрации исчезли полностью, трансформировавшись сначала в тепло, а затем в неподдающееся определению "чувство бытия".

Отделение от физического тела стало возможным только в этом "бытийном" состоянии, причем с минимальными усилиями. Единственным заметным физическим симптомом было легкое чувство дезориентации, головокружения и небольшого дискомфорта, длящееся около девяти часов по завершении эксперимента. Специальных опытов не ставилось, и потому причина этого неизвестна.

В середине периода я заболел тромбическим геморроем, по всей вероятности, ставшим следствием эксперимента, имевшего место за четыре дня до этого. Никакой предрасположенности к данному заболеванию ранее не замечалось.

В этот же период снизилась потребность во сне. Вместе с тем ее удовлетворение сделалось обязательным. Неподчинение желанию спать влекло за собой ослабление физических и умственных сил, тогда как даже пять минут сна давали большой прилив энергии.

Кроме этого зафиксирован только один существенный симптом: в двух не связанных один с другим случаях возникало полное ощущение "близкой билокализованности". В полном сознании, чувственно целиком воспринимая свое физическое окружение, мое "Я" тем не менее находилось "чуть в стороне" от меня. В обоих случаях, чтобы полностью интегрироваться в физическую среду, требовалось внутреннее усилие. Последствия пребывания в этом состоянии неизвестны. "Свист" по прежнему не прекращался.

Эмоциональное состояние. Появившиеся на предыдущих этапах страхи в этот период полностью рассеялись главным образом по причине твердой уверенности в надежности способов немедленного произвольного возвращения в физическое тело. Кроме того, анализ имеющихся данных привел меня к заключению, что мое состояние следует оценивать, скорее, как эволюцию, нежели деградацию.

В то же время стала проявляться некоторая обеспокоенность относительно известной непрочности существования физического тела. Как следствие, существенно уменьшилось пренебрежение физическими опасностями. Причина этого непонятна.

Последовательность экспериментов. Эксперименты проводились без какого бы то ни было плана, поскольку в этот период меня занимали другие проблемы. Поэтому опыты носили спорадический характер и ставились только тогда, когда подворачивался удобный случай. Состоялось несколько очень результативных посещений как Локала I, так и Локала II. В основном посещался Локал II, полученные при этом данные неприложимы к физическому миру (Локал I). Строго научные эксперименты в лабораторных условиях начались в конце данного периода.

Методика. Ей уделялось мало внимания. Это видно из того, что две главные проблемы так и не были решены. Первая — разработка способов глубокой релаксации, достижение которой стало все более затруднительным. Вторая — хроническая неконтролируемость попадания в пункт назначения. Были опробованы различные техники, ни одна из которых не дала надежных результатов. Главная причина затруднений в конфликте между разумом и сверхсознательным, ярко проявляющаяся, когда оба они действуют на полную мощность. Во Втором Состоянии определяющую роль при выборе решения играет сверхсознательное.

Итоги. 1. Находясь во Втором Теле, можно физически воздействовать на физически живое человеческое существо, пребывающее в состоянии бодрствования. 2. В результате экспериментов открываются области знания, полностью недоступные рациональному постижению автора данной книги.

!