8. ВОСПОМИНАНИЯ И ПРОВЕРКА

На этом этапе, прежде чем двигаться дальше, вполне разумно поискать новое направление и упущенную Основу в той области, куда я вкладывал большую часть своих усилий. В конце концов, я уже долгие годы был вовлечен во все перипетии левого и правого мозга. Быть может, я действительно упустил что-то из виду — нечто такое, что могло бы если не ответить на все вопросы, то хотя бы подсказать верный путь? Не исключено, что мне поможет общий обзор того, чем я занимался — и продолжаю заниматься.

Я уже упоминал, что мои первые внетелесные переживания случились в 1958 году, после чего вся моя жизнь полностью изменилась. В то время я возглавлял корпорацию, где существовал отдел разработок и исследований, занимавшийся особенностями звучания радиотрансляций. Это подразделение разработало действенные средства, позволявшие без труда погружать человека в сон с помощью звуковых сигналов. В том же году было сделано открытие, которое изменило общее направление наших исследований и, со временем, деятельность всей корпорации. Было обнаружено, что определенные звуковые сигналы способны вызывать разнообразные состояния сознания, обычно не доступные человеку.

Проведенная в последующие десятилетия длительная программа изучения таких процессов принесла дополнительные сведения об особенностях влияния иных состояний и отдельных звуковых частот, необходимых для перехода к этим состояниям. Открытые методы и приемы позволяли испытуемым удерживать и контролировать самые разнообразные формы сознания. В 1971 году отдел разработок и исследований превратился в Институт Монро и расширил свою деятельность. Позже этот Институт стал независимым образовательным и научно-исследовательским учреждением. Благодаря сотрудничеству и вкладу сотен специалистов и добровольцев, среди которых были ученые, врачи, психологи, педагоги, программисты, сотрудники частных компаний, художники и представители множества других профессий, деятельность Института получила всемирную известность.

Следует отметить, что на ранних этапах исследований целью всех наших усилий и затрат было отнюдь не улучшение жизни человечества. Мы даже не собирались что-то доказывать научному сообществу и миру в целом. Нам просто хотелось научиться управлять процессом обучения во сне, а позже — разобраться во взаимосвязях между разумом, мозгом и сознанием. Таким образом, вплоть до недавнего времени мы не публиковали никаких академических работ. Что касается научных методик, то мы и пытались следовать им, когда это было возможно, но нередко отбрасывали, если они не приносили практических результатов. Разработанные нами приемы не имеют ничего общего с догмами и ритуалами. Более того, они не поддерживают какую-либо особую систему убеждений, религиозных, политических либо общественных представлений. Мы никогда не пользовались лекарствами и наркотиками, а также не прибегали к гипнозу, подсознательным внушениям и вообще чему-либо, даже отдаленно напоминающему "промывку мозгов". Наши методы ничего не навязывают, — доброволец всегда остается хозяином своих действий, делает то, что хочет, и не подчиняется каким-либо приказам.

Сейчас, после нескольких тысяч часов исследований, испытуемым удается сознательно контролировать множество различных и продуктивных состояний сознания. Результатом этих исследований стал серьезный вклад в целый ряд других областей: сферы физического и душевного здоровья, обучения, развития памяти и координации движений, творческой деятельности, умения разрешать сложные проблемы и снимать нервное напряжение. Разработанный нами процесс, получивший название Hemispheric Syncronization*, или, сокращенно, Hemi-Sync стал прекрасным инструментом усиления и укрепления целенаправленного, сосредоточенного, продуктивного и устойчивого состояния сознания. Hemi-Sync приносит человеку полный контроль над текущим состоянием.
----------------

* Синхронизация работы полушария мозга. — прим. перев.


За эти годы в Институте были разработаны и новые подходы к самому мышлению. В целом, можно сказать, что эти точки зрения образуют своеобразное Иное Мировоззрение.

Сознание непрерывно

В состоянии бодрствования Человеческий Разум задействует тот участок спектра сознания, который ограничен временем и пространством. Это становится возможным благодаря тому приспособлению, которое мы называем материальным телом, а также свойственным ему пяти органам чувств. Материальное тело позволяет нам выражать разум-сознание во внешнем мире посредством физической деятельности и общения.

Когда такая сосредоточенность на узком участке спектра по какой-либо причине нарушается, разум начинает скользить прочь, удаляться от восприятия пространства-времени, вследствие чего все меньше осознает непосредственное физическое окружение. При этом сознание становится несколько иным. Тот факт, что мы часто испытываем затруднения, в попытках точно припомнить свои переживания в других участках спектра сознания, отнюдь не отрицает их существование. Проблема сводится к трудностям восприятия, и его перевода на привычный язык, поскольку такие впечатления искажаются и преломляются при использовании для анализа и измерения понятий пространства-времени.

Судя по всему, спектр сознания бесконечен. Он уводит за пределы пространства-времени, в иные энергетические миры.

Кроме того, он опускается "вниз", к животной и растительной жизни, а затем, вероятно, переходит на субатомный уровень. Привычное человеческое сознание представляет собой лишь крошечный фрагмент бескрайнего непрерывного спектра.

Принцип фазового перехода

Те методы и приемы, которыми занимается Институт, можно определить как средства достижения фазовых переходов сознания и управления ими. В бодрствующем состоянии даже неподготовленный разум часто совершает незначительные и неосознаваемые фазовые скачки.

Начальное фазовое положение представляет собой то состояние, в котором разум полностью сосредоточен на физической деятельности и впечатлениях органов чувств. Любое отклонение от этого состояния можно считать фазовым переходом — новым положением, когда определенная доля сознания в той или иной степени переходит к иному восприятию. Одним из примеров такого смещения является рассеянность: впечатления органов чувств остаются мощными, но часть разума начинает "блуждать". Другим примером могут служить грезы наяву. Более осознанным фазовым переходом можно считать погружение в себя (а также некоторые медитативные состояния), когда внимание также частично отвлекается от физических впечатлений. Сон представляет собой достаточно сильное смещение к иному состоянию сознания, когда человек практически не осознает впечатлений физических органов чувств.

Употребление спиртного и наркотиков вызывает расщепленные фазовые состояния одна часть сознания остается "здесь", а другая переносится на иной участок непрерывного спектра. В этих случаях переход прекращается, когда ослабевает воздействие стимулятора. Психозы и помешательство представляют собой непроизвольные переходы, и в этих состояниях наркотики и прочие химические вещества могут применяться, напротив, для того, чтобы сознание покинуло нефизические области.

Чтобы разобраться в этом процессе, можно представить, что материальное тело является своеобразным орудием настройки разума. В обычном сознании человеческий мозг отчасти способен им управлять. Материальное тело включает в себя определенные электросхемы, преобразующие физические, чувственные впечатления в иные формы, доступные восприятию разума, — подобно тому, как радиоприемники и телевизоры настраиваются на отдельную полосу частот спектра электромагнитных волн. В этом принимающем устройстве есть некий различающий блок, фильтрующий большую часть искажающих сигналов и гармоник других участков спектра. Когда мы медленно вращаем ручку настройки радиоприемника, перемещаясь от одной станции (частоты) к другой, первый сигнал постепенно слабеет, а второй звучит все отчетливее. При этом приемник совершает фазовый переход от исходной станции к той точке, где можно одновременно слышать и другую станцию; после этого звуки первой станции окончательно исчезают, а сигналы второй становятся сильнее.

Человеческий мозг, который также обладает подобным "фильтром", действует сходным образом. Если разум недостаточно опытен в процессе настройки, он постепенно теряет контроль и плавно перемещается от одной фазы сознания к другой. При этом одна часть воспринимаемых им сигналов приходит от материального тела, а другая — из иных сегментов спектра сознания. Поток сигналов физического состояния плавно уменьшается и со временем вовсе прекращается. После этого разум переносится в то состояние, которое мы называем сном или потерей сознания.

Разработанные в нашем Институте системы обучения предлагают действенные средства, позволяющие человеку достичь осознанной власти над такими фазовыми переходами. Уже на самых начальных этапах обучения разум почти не испытывает страха перед такими изменениями. Причина в том, что эти состояния сознания представляют собой достаточно знакомую территорию. Важнейшая разница заключается в том, что теперь они предстают перед человеком в новом, упорядоченном виде, а его разум способен по своей воле вызывать любые дальнейшие перемены.

Символизм левого и правого мозга

Открытия Института привели к тому, что его работа вдруг развернулась в совершенно противоположном направлении по отношению к той деятельности, которой занимаются остальные исследователи разума. С некоторых пор почти все наши усилия направлены на практическое применение методологии левого мозга (интеллектуальной, аналитической части разума) для изучения правого мозги (интуитивной, абстрактной грани ума).

При изучении сознания в Институте большая часть исследований основана на том, что добровольца помещают в изолированную кабинку. Использование различных звуковых сигналов помогает испытуемому переходить к иным состояниям сознания, Находящийся вне кабинки оператор управляет подаваемыми звуковыми сигналами и разнообразным измерительным оборудованием, а также регистрирует волны мозга и другие физиологические параметры испытуемого. В то же время внешний наблюдатель поддерживает с испытуемым постоянную голосовую связь. Применение стереонаушников создает у добровольца впечатление, будто наблюдатель находится прямо у него в голове. Таким образом, наблюдатель на время замещает левый мозг самого испытуемого и помогает ему максимально использовать собственный разум для познания и понимания своих действий.

Благодаря такой методике испытуемый учится сохранять объективность при любых переживаниях, а исследователи получают возможность собрать те сведения, которые обычно недоступны, так как связаны с чисто субъективными состояниями сознания. Результатом становится чрезвычайно ценная деятельность всего мозга; согласованная, целостная, лишенная преобладания той или иной стороны мышления. Все учебные программы Института — как записанные на магнитофонную ленту, так и проводимые под личным руководством наших сотрудников — представляют собой не что иное, как средства создания заменителя левого мозга, который позволяет пользователю или участнику семинара сохранять аналитические способности в необычных, даже экзотических состояниях сознания. Благодаря знакомому окружению и пониманию происходящего, такая методика обеспечивает быстрое развитие и преодоление самого трудного препятствия — барьера страха.

Мы обнаружили, что территория правого мозга представляет собой богатую и плодородную почву для неограниченных изысканий левого мозга. Именно согласованное, целостное сознание помогает нам находить в этих землях драгоценные самородки.

Эту деятельность ни в коей мере нельзя считать законченной. Институт продолжает искать пути получения повторяемых физиологических данных, определяющих различные формы человеческого сознания, которые почти не известны современной культуре или не признаются ее стандартами. Чтобы пояснить эту мысль, я приведу один простейший пример: в частности, мы пытаемся найти средства сделать общедоступными разнообразные необычные способности человека, которые время от времени проявлялись в истории (главным образом, случайно). Изучая тех людей, которые обладают подобными способностями, — композиторов, математиков высшего класса, выдающихся спортсменов, одаренных врачей и так далее, — мы стараемся разработать практические приемы, которые позволили бы другим людям развить эти способности у себя.

Продолжение исследований в этой области и других направлениях открывает перспективы понимания и вразумительного описания подлинной природы нетрадиционных проявлений сознания. Последующее внедрение таких особенностей в современную культуру может стать знаменательным событием человеческой истории.

Однако, когда я оцениваю свою работу и деятельность всего Института, в глубине моей души раздается слабенький, но настойчивый голосок. "Ну-ну. Если это все, что ты успел сделать за свою жизнь, то чего-то действительно не хватает, — говорит он, и я не могу сказать, что мне приятно его слушать. — Ты объясняешь людям, как использовать мозг во всей полноте и переходить к Иному Мировоззрению. Чудесно, но, как не кажется, ты не делаешь совершенно ничего, чтобы подготовить их к тому, что по-настоящему важно. Мир Земной Жизни и все такое... но никто не остается здесь вечно. Эти люди ждут чего-то большего, — и, смею заметить, ждут этого именно от тебя. Что на это скажешь?"

Хм... И в самом деле, что мне ответить?

!