16. ОБЩИЙ СБОР

Стремительно проносились дни, недели, месяцы. В моей внетелесной деятельности наступил перерыв. Я уже давно потерял интерес к изучению местных событий, которые когда-то меня так увлекали. Порой я по привычке просыпался в утренние часы, отделялся от материального тела и ждал мощного сигнала метки Разумников, но его не было. Через некоторое время я просто возвращался и снова засыпал.

Такая пауза не вызывала у меня чувства одиночества или подавленности. Отсутствие сигнала совсем не означало, что обо мне забыли. Напротив, меня переполняло ощущение уверенности в себе, зрелая готовность продолжать и даже расширять свое участие в окружающей жизни физического мира, свободно выражать свое неутолимое любопытство. Повседневность и бытовые хлопоты не вызывали никакого раздражения. Я просто вернулся на знакомое пастбище, прекрасно понимая, что сегодняшние открытия непременно пригодятся завтра, каким бы оно ни было. Сигнал появится, когда придет время.

Так и случилось. Однажды утром я почувствовал себя так, будто позабыл о чем-то важном. Сначала это ощущение было смутным, и я действительно решил, что забыл сделать что-то из своих будничных обязанностей. Однако около одиннадцати часов утра я ощутил непривычную сонливость — такую непреодолимую, что мне пришлось отправиться в спальню и прилечь. Усталости не было, но спать хотелось невероятно. Я растянулся на диване, уже через несколько секунд полностью расслабился — и отчетливо ощутил сигнал Разумников. Он был ясным и мощным. Мне удалось сдержать волнение, пройти процедуру отделения, выкатиться и перейти во второе тело. Выход из него давно происходил автоматически. Я вытянулся и настроился на знакомую метку.

Сдвиг был мгновенным, не было никакого ощущения движения. Прямо передо мной возникла яркая светящаяся фигура.

Первым делом я оценил излучение, но оно было вполне терпимым.

(Ты стал настоящим специалистом, Ашанин).

Да, какой-никакой прогресс уже заметен.

(Многое изменилось. Мы считаем, что ты уже готов к следующему... к новому шагу).

Я не воспринял ничего особого, но в сознании мелькнула праздная мысль о том, не является ли это вежливой формой извещения о том, что я уже не вернусь в материальное тело. Что ж, в таком случае я смогу заняться сочинением музыкального сопровождения для закатов Чарли, либо...

(Нет, мы имели в виду не этот шаг. Перед освобождением от материального тела ты поймешь, что оно близко, для этого не потребуется, чтобы мы тебя предупреждали. Кроме того, мы не собираемся содействовать ему и вообще как-то влиять на события, если ты об этом не попросишь. Тебе еще нужно многое завершить).

Эти сведения вызвали у меня смешанные чувства. Одна, большая часть меня жаждала поскорее сбросить тело, но другую тянуло в физический мир, с которым меня связывали глубокие, трогательные чувства. Я вспомнил, как много лет назад, в переломный момент жизни, меня терзал мучительный выбор между окончательным освобождением и продолжением земного существования — и тогда я дал себе слово оставаться в материальном теле до тех пор, пока оно исправно. Независимо от обстоятельств. Я просто очень хотел узнать, что случится завтра. Опять это любопытство!

(Мы уже объясняли, что это одно из твоих ценнейших качеств. Следующий шаг станет ответом на множество вопросов).

Да, в моих представлениях по-прежнему зияли огромные провалы, и ничто на свете не могло остановить мою любознательность, запретить ей искать ответы.

(На этом свете тебе тоже ничто не помешает. Кстати, тебе уже не нужно закрываться перед сдвигом).

Я постарался сохранять спокойствие, но был настороже.

 

КЛИК!

 

Мы были на дальнем краю самого внешнего кольца. Я понял это по очень тоненькому ореолу призрачной дымки. Повсюду были размытые белые фигуры. Я ощущал присутствие своего друга Разумника, но не воспринимал его светящихся очертаний.

(Мне не хочется их отвлекать).

Я вытянулся, пытаясь нащупать метку Билла, потом Лу, но не смог найти ни одного из них.

(Они, как ты выражаешься, уже закончили школу).

Этого следовало ожидать. Во мне даже мелькнуло восприятие их, так сказать, нового адреса. Однако во всем вокруг было нечто необычное, какой-то непонятный фактор, который меня взволновал, хотя я не мог понять, что это такое. Затем я обратил внимание на напряженную сосредоточенность внешнего кольца, всех его обитателей. Я отчетливо воспринял исходящее от них нетерпеливое, но спокойное ожидание, какое обычно царит перед появлением на сцене гвоздя программы. Я проследил за центром этого внимания и понял, что он находится на физической Земле, казавшейся отсюда туманным, лишенным четких границ пятном.

(Давай посмотрим на это с другой стороны).

Выражение оказалось удивительно точным!

 

Мы висели в пространстве где-то между Землей и Луной, не меньше, чем в сотне тысяч километров от земной поверхности. Сейчас я видел нашу планету намного отчетливее, чем мгновение назад. Обернувшись, я бросил взгляд на Луну — и расплылся. В каких-то трехстах метрах от меня (во всяком случае, так мне показалось) был огромный, твердый на вид, вытянутый объект серого цвета. Он имел коническую форму, с широкого конца к нему примыкали купола-полусферы, а другой край терялся вдали, на расстоянии нескольких километров. Объект выглядел неподвижным, но я четко воспринял исходящее от него излучение в полосе "М". Космический корабль, материальный космический корабль?

(Да, если супить по твоим представлениям. Он создан не человеком. Сейчас вокруг физической Земли много таких объектов. Они из вашей, материальной Вселенной... но из иной системы времяисчисления).

"Много"... Это может означать и десяток, и десяток тысяч. Выяснять точнее не было смысла. Но почему именно вокруг нашей Земли?..

(Они наблюдают за вами и вашей планетой точно так же, как люди наблюдают за другими. И с той же целью. Ты готов двигаться дальше? Ответ уже близко).

Моя любознательность с восторгом восприняла это предложение.

 

КЛИК!

 

В первое мгновение Земля показалась мне точкой отраженного света далеко в пространстве, едва различимой звездочкой. Он нее исходили нерегулярные волны энергии — многомерные, пульсирующие, перемежающиеся отдельными яркими вспышками. Это был сложнейший, беспорядочный узор, сотканный не из света, не из электромагнитных или гравитационных волн, а из какой-то иной, не поддающейся определению энергии. Зрелище настолько меня захватило, что сначала я не обратил никакого внимания на окружающее пространство. Уже через несколько мгновений я понял, что оно заполнено сонмами, бесчисленным множеством каких-то фигур, окружавших центральную точку — Землю. У одних была устойчивая форма, другие казались облачками пара, но все пылали с различной яркостью. От ближайшей фигуры донеслось уже знакомое восприятие: они чего-то ждали, с волнением предвкушали начало большого представления. Каким же должно быть предстоящее событие, если оно привлекло столько зрителей?..

(Мы называем это общим сбором. Эти существа явились из окрестных энергетических миров только для того, чтобы стать свидетелями... того, что ты назвал представлением. То же относится к пассажирам материального космического корабля и людям во внешнем кольце, которые готовятся к последнему земному существованию. Предстоящее событие действительно случается очень редко и представляет собой слияние нескольких энергетических полей различного типа и интенсивности... они сходятся в одной точке пространства и времени. Это случается настолько редко, что всегда привлекает множество зрителей. Если говорить на понятном тебе языке, то такое может произойти лишь... раз в восемьдесят семь миллионов земных лет).

Да уж, не часто. Долго же им приходится ждать...

(Это не значит, что событие непременно происходит с такой частотой. Оно связано с элементом случайности... с совершенно непредсказуемыми факторами).

Выходит, представление может и не состояться. Должно быть, это вызовет огромное разочарование...

(Дело не в этом. Когда-нибудь оно обязательно случится. Всех интересует именно результат. Это можно описать... представь, что огромное число случайных факторов сводится к нескольким вероятным, возможным исходам. Одна из таких возможностей способна полностью изменить не только ваше пространство-время, но и соседние энергетические миры. Это и вызывает такой большой интерес. Если вернуться к человеческим понятиям, то все собираются, чтобы стать свидетелями возможного рождения нового типа энергии. Сможет ли она сохраниться, перенести процесс рождения? Если да, то какими потенциальными особенностями будет обладать такая энергия, можно ли предсказать те свойства, которые она приобретет, когда наберет силу? С другой стороны, энергия может оказаться мертворожденной, и тогда все вероятные возможности останутся просто возможностями — слабыми, неопределенными надеждами).

Беглый просмотр посыла о поразительных людях-плюс кое-что прояснил. Однако моя человеческая личность "старого типа" мысленно возвращалась к судьбам Земли и человечества...

(У людей, на Востоке, есть символ переломного момента. Он состоит из двух частей: вероятной угрозы и благоприятных возможностей. С человеческой точки зрения, для Земли это событие действительно может стать переломным. Совершенно очевидно, что оно несет в себе крайние степени опасности и потенциальных возможностей для самого человеческого существования).

Опасность? Угрозу физической гибели? Упадка сознания?..

(Все это — лишь возможности. Точный характер влияния сможет определить только само событие. Любое твое предположение является лишь одной из вероятных возможностей. Не исключено, что опасностей будет несколько...).

Поговорим лучше о более приятной стороне — благоприятных возможностях.

(Это действительно ключ к пониманию всего явления. Оно может принести человеческому сознанию очень редкую способность быстро слиться в единую разумную энергетическую систему, выходящую далеко за пределы иллюзии пространства-времени, творческую, созидательную, обучающую тому, на что способны только выпускники, полностью прошедшие человеческую школу).

Но наше посещение Земли после 3000 года...

(...это было вероятное будущее, один из возможных исходов события. Даже твои собственные поступки могут стать тем крошечным элементом случайности, который способен повлиять на окончательный исход).

Если благоприятная возможность будет упущена...

(Люди перестанут быть господствующим видом... Начнут отступать, а потом просто погибнут как деятельное сознание... рано или поздно).

Я решил задать откровенный вопрос (И как в этом случае поступите вы... все вы?).

Первой частью ответа стали мягкая улыбка и чудесная волна согревающей теплоты (Мы просто начнем делать то же самое на какой-нибудь другой планете в пространстве-времени... с новым человечеством).

Я свернулся и закрылся, хотя понимал, что здесь нечего обдумывать. Ничего не поделаешь. Рассказанное стало для меня сильным эмоциональным ударом, но я не собирался сдаваться... не сейчас.

(Мы хотели сделать еще кое-что, прежде чем ты вернешься в материальное тело).

Я сомневался, что смогу ли выдержать что-то еще, но понимал, что им лучше знать.

(Найди метку своего друга ВВ и проведи его сюда).

Посыл был мгновенным. В последний раз я оставил ВВ с Биллом, а Билла здесь уже не было...

(Ты без труда найдешь его. Он нужен нам, чтобы сделать кое-что особенное).

Не было смысла вникать в подробности. Я нащупал метку ВВ и вытянулся...

 

КЛИК!

 

Мне становилось лучше. Вокруг было тихо и спокойно. Я ничуть не удивился тому, что оказался именно здесь — на лужайке перед хижиной Чарли. В стороне от дома были ВВ и Чарли, целиком погруженные в какую-то бурную деятельность. Когда я подошел ближе, ВВ меня заметил.

(Привет, Роб!). — Он сильно вибрировал. — (Посмотри, что у нас получилось!).

(Я уже устал объяснять этому парню, что не стоит совмещать в одной конструкции весла и парус), — рассмеялся Чарли. — (Вода и воздух, — разные стихии).

Я мигнул (Чарли, ты его уже видишь?).

Чарли усмехнулся (Конечно. Мы добились этого уже в первый день его появления. Полагаю, к тому времени он уже успел добрую сотню раз изменить океан. Когда я его обнаружил, вода была желтой, а волны — квадратными. Как тебе это нравится? Но он толковый парень, ловит все на лету). Я разгладился (Прошу прощения, мне очень не хочется отрывать вас от дела, но я хотел бы забрать ВВ с собой, он мне нужен). (Все, что угодно, Роб!), — раскрылся ВВ. (Возвращайся, парень). — Чарли помахал нам рукой. (И не надейся, что я не вернусь!), — закружился ВВ. Чарли покачал головой и улыбнулся, а я уже вытягивался к метке Разумников...

 

КЛИК!

 

ВВ был рядом (Слушай, а ты. уже наловчился делать скачки. Если бы в свое время я не играл в ту игру, то вряд ли успел...).

Он осекся и плотно закрылся, так как заметил ярко пылающую фигуру Разумника. Я подумал, что следовало его предупредить. Прямо под нами, всего в двухстах метрах была поверхность физической Земли. Стояла ночь, которую нарушали лишь редкие огни. Мы висели над небольшим прудом или озером, а сразу за ним возвышалось зеленоватое сооружение пирамидальной формы; внутри горел мягкий свет. Картина была поразительно знакомой, но я не мог вспомнить это место.

(Не тревожься, раскрывайся. Это друг), — посоветовал я ВВ.

Он осторожно раскрылся и сосредоточился на светящейся фигуре (Э-э-э... привет).

(Спасибо, что пришел, ВВ).

К счастью, ВВ не беспокоили ограничения, связанные с приличными манерами (Ага, у нас в КТ-95 был один вихрь, который утверждал, что видел тебя... или таких же, как ты. Мы сочли это совершенно безумным посылом).

(Вполне понятно).

(Он настойчиво бросал его нам, а потом просто сделал скачок и никогда больше не показывался. Итак, он был прав, ты действительно существуешь), — продолжил ВВ.

(Мы хотим попросить тебя кое-что сделать).

(Конечно... Что именно?). — ВВ замерцал.

(Давайте подойдем ближе).

Мы втроем медленно двинулись вниз, к самой вершине зеленой пирамиды, миновали ее и остановились у небольшого строения посреди рощи. Это сооружение тоже было мне очень знакомо. Ощущение было острым, и я почему-то почувствовал сильное беспокойство. Кроме того, я снова столкнулся с каким-то сопротивлением, которое отталкивало меня назад, когда я пытался приблизиться к зданию.

(Здесь твой друг АА. Сейчас ему нужна твоя помощь).

(АА здесь?), — расплылся ВВ.

(Совершенно верно).

ВВ сосредоточился, и я сделал то же самое. Внутри сооружения, на кровати лежал какой-то человек. Именно от него исходило то сопротивление, которое мешало мне подойти ближе. Все тот же барьер. Я не сомневался, что это АА. Сопротивление стало таким сильным, что я начал вибрировать.

ВВ повернулся ко мне (Думаю, это и в самом деле он, Я уловил часть метки, хотя и небольшую. Вместе с ней пришло много чего-то нового, и оно мне тоже знакомо. Гм, какое-то безумное восприятие...).

(ВВ, ты. должен помочь ему на время отделиться от материального тела. Это очень важно).

ВВ засветился (Помочь ему стать таким, как Роб?).

(Именно).

(Но как это сделать?), — расплылся ВВ.

(Просто легонько потяни его к себе. Пользуйся той же энергией, которое применяешь при скачке).

ВВ развернулся и приблизился к лежащему на кровати человеку. Я с восхищением следил за ними и подумал, что, быть может, меня самого впервые вывели из тела таким же способом. Не исключено, что какой-то нематериальный друг помогал мне покидать тело на первых этапах переживаний. Впрочем, в те времена у меня не было нематериальных друзей... во всяком случае, я не подозревал об их существовании.

Сопротивление неожиданно усилилось, и меня отбросило назад. Я изо всех сил старался остаться на месте, но меня охватило очень неприятное чувство. Я свернулся и закрылся. Тот человек стоял теперь в центре комнаты, а его материальное тело по-прежнему лежало на кровати. Вернувшийся к нам ВВ сильно мерцал. Он сосредоточился на Разумнике и сообщил (Готово, я его вытащил! Но...).

(Спроси, чего он больше всего хочет).

Человек что-то ответил, но я воспринял только скрипы и помехи в полосе "М", которые свидетельствовали о мощном эмоциональном отклике. Если он впервые покинул свое тело, то я вполне мог представить себе, что он переживает, — оставалось только посочувствовать.

(Он сказал, что хочет помогать человечеству. Очень благородная цель).

Мне удалось немного открыться (Откуда это сопротивление? Почему оно возникает всякий раз, когда я неподалеку от его приятеля АА?).

(Парадоксы не должны возникать. Скоро ты все поймешь).

(Он хочет отправиться с нами! Мы заберем его?), — вмешался ВВ.

Сопротивление и скрипы стали настолько мощными, что вызывали у меня болезненные ощущения. Однако я уже понял, что знал ответ еще до того, как Разумник на него намекнул.

(Скажи ему, что он должен остаться здесь и выполнять намеченную задачу. Сейчас иного выбора нет).

Несмотря на боль, я старался ничего не упустить. Через мгновение ВВ вновь показался и присоединился к нам. Человек стоял посреди комнаты на коленях. Поскрипывания в полосе "М" стали невыносимыми, и мне пришлось полностью закрыться.

(Пойдем, тебе не стоит здесь оставаться).

Я с готовностью двинулся прочь.

 

КЛИК!

 

Мы были за стеной разреженной призрачной дымки Промежуточной Зоны. Вдалеке виднелись другие кольца и размытые очертание занимающей центральной положение физической Земли. Помехи в полосе "М", в том числе и поскрипывания, полностью исчезли. Я с облегчением раскрылся. Передо мной был Разумник, рядом находился ВВ. Я с удивлением заметил, что он плотно закрылся.

(Дело сделано. Круг замкнулся).

В этом утверждении был намек на окончание, и мне стало не по себе. Во мне вспыхнули отголоски прошлого, они привели в движение знакомый эмоциональный посыл, и я заново пережил его, шаг за шагом, до последних мелочей. На этот раз все было иначе. Посыл воспринимался намного утонченнее, стал ценнее, чем казалось прежде. Мое беспокойство улетучилось.

Я широко раскрылся и разгладился (Теперь я понимаю, что такое индивидуализация. В ней действительно нет нужды).

(Ты хорошо усвоил урок, Ашанин).

Ярко сверкающая фигура блеснула и исчезла. Я знал, что отныне можно даже не пытаться искать метку Разумника, но совсем не чувствовал себя одиноким. Я придвинулся к неподвижно замершему, закрытому ВВ и сосредоточился на нем.

(Эй, старик. Мне нужно возвращаться).

Он медленно приоткрылся (Да... э-э-э... Роб. Мне тоже нужно кое-чем заняться).

Я прекрасно понимал, что он имеет в виду (У тебя все получится, я знаю. Это почти то же самое, что делать скачки и играть в другие игры. Почти так же, как в КТ-95).

(Конечно! Целая куча новых игр!), — засветился он.

Я широко раскрылся (Ну-ка, покажи наших, тигр! Держись за мою метку! Повеселимся!).

Я развернулся и собирался броситься вперед, но ВВ остановил меня.

(Что случилось, ВВ?).

Он мерцал (Помнишь, как мы пытались выдернуть АА в последний раз? Ты... ты ведь не воспринимал его?).

(Нет... ну, за исключением того, что это именно АА. Было такое же сопротивление... А что? Я упустил что-то важное?).

ВВ тщательно сосредоточился на мне, а я просто ждал. Он внезапно ярко вспыхнул и стремительно закружился. Происходящее было поразительно похоже на человеческий смех.

Я мигнул (Что смешного?).

(Сам догадайся... э-э-э... Роб).

Я следил за тем, как продолжающий кружиться ВВ удаляется к Первому Контрольному Посту. Когда он скрылся внутри, я развернулся, настроился на материальное тело и мягко вытянулся. Медленно проникая сквозь кольца, я чувствовал себя сильным и уверенным в себе. Я твердо знал, что мне еще предстоит вобрать множество человеческих посылов. Я вошел во второе тело и перебрался в материальное. Очередной круг замкнулся, начинается новый этап...

И все-таки, почему ВВ так смеялся? Зеленая пирамида, мы втроем... служение человечеству... зеленая... зеленая крыша в форме пирамиды... трое и Луч... постойте-ка!!!

 

Ясными ночами, прежде чем отправиться в постель, я выхожу на крыльцо и смотрю в небо. Звезды в вышине постепенно блекнут, и над головой нависает кромешная чернота. Оттуда, из этого мрака, доносится неслышная, но вечная песня — невероятно знакомая, пробуждающая воспоминания, полностью заглушающая шум старых проселочных дорог... Разумник, ВВ, Лу, Билл, она — все Там, в этой песне! Все, кроме АА...

Затем звучание слабеет, в темноте вновь загораются звезды, а я глубоко вздыхаю и иду спать...

!