ВОЗМУЖАНИЕ ИДУЩЕГО НА ПУТИ

В одной из своих бесед Вы сказали, что внезапное и непосредственное нисхождение грэйс иногда мо¬жет оказаться несчастьем. Не исключено, что чело¬век пострадает, сойдет с ума, даже умрет. Возникает вполне естественный вопрос: значит, грэйс не всегда благословенна и благотворна? Неужели грэйс не при¬держивается собственного внутреннего баланса? Нес¬частье может произойти из-за несоответствия при¬нимающего. В таком случае — как же грэйс может снизойти на неподготовленного?

Бог — это не личность, а энергия. Этим объясняется тот факт, что энергия не принимает во внимание индивидуаль¬ную личность; что бы ни происходило с каждой отдельной индивидуальностью — непредвзято.
Например, дерево, растущее на берегу реки, получает питание от проносящегося мимо потока; оно расцветает весной, приносит плоды и вырастает огромным. А вот дерево, упавшее в этот же самый поток, может быть отнесено прочь быстрым течением. Река не имеет никакого отношения к этим деревьям. Она не заинтересована ни в том, чтобы питать первое, ни в том, чтобы разрушить второе. Река просто течет. Река — это текущая энергия, а не личность.
Мы постоянно ошибаемся, рассматривая Бога как личность. Отсюда и все наши представления о нем как о личности. Мы говорим, что Он так добр; что Он так милосерден; мы говорим, что он всегда благословляет и охраняет нас. Мы навязываем Богу свои собственные желания и ожидания. Можно навязать свои ожидания личности, а если они не оправдываются, то ответственность за это тоже возложить на личность; к энергии такой подход невозможен. Поэтому, как только мы обращаемся к энергии как к личности, мы моментально сворачиваем с верного пути, ибо тогда теряемся в иллюзиях. Если же иметь дело с энергией как таковой, результат будет абсолютно иной.
Обратимся, например, к такому явлению, как сила тяжести: мы ходим по земле только благодаря ней, но эта сила не предназначена лишь для того, чтобы мы могли ходить. Вы заблуждаетесь, думая, что если перестанете ходить, то грави¬тация исчезнет из существования. Эта сила присутствовала на Земле, когда людского племени не было и в помине, она останется и после нашего исчезновения. Будучи невниматель¬ным при ходьбе, вы можете упасть и сломать ногу. Это также произойдет вследствие закона гравитации. Но в происшедшем вы не станете никого винить, кроме себя, так как здесь не задействована другая личность. Гравитация — это поток энергии. Вы должны осторожно подходить к законам ее функ¬ционирования, если хотите иметь с ней дело. Но ей ли задумы¬ваться о том, как вести себя с вами?
Энергия Бога никого не принимает во внимание. В общем-то, не совсем корректно говорить «энергия Бога», скорее, следует сказать, что Бог — это и есть энергия. Бог не думает о том, как себя вести; энергия подчиняется собственному непреложному закону, и этот извечный закон есть религия. Под религией здесь подразумеваются законы поведения, обращения с энергией, которая и есть Бог.
Если ваше поведение исполнено понимания, проницатель¬ности и соответствия этой энергии, тогда она становится для вас благословением, благодатью — но не по собственному желанию, а только благодаря вам. Если же ваше поведение прямо проти¬воположно, если вы поступаете вопреки законам энергии, она становится разрушительной для вас. В этом случае не Бог меняет свое отношение или качество; причиной всему также являетесь вы.
Ошибочно рассматривать Бога как личность. Бог — не личность, а энергия; следовательно, молитвы и поклонение не несут в себе никакого смысла. Бессмысленно ожидать чего-либо от Бога. Если вы хотите, чтобы Божественная энергия стала благословением, грэйс, вы должны сделать над собой усилие, измениться. Следовательно, духовные практики преисполнены смысла, а молитвы — нет. Медитация имеет смысл, а молитва — нет. Четко уясните это различие.
В молитве вы манипулируете Богом: просите, настаиваете, ожидаете, требуете. В медитации же работаете над собой. При поклонении вы что-то делаете с Богом; при духовном же стремлении изменяете себя. Усилия духовного роста означают одно: вы трансформируете, преображаете себя таким образом, чтобы соответствовать, звучать в унисон с существованием, с религией, а не противостоять им. Река течет, но вас, словно крепкое дерево, не смывает течением. Напротив, воды реки укрепляют ваши корни, а не подмывают их. Когда мы воспри¬нимаем Бога как энергию, моментально меняется вся структура религии.
В этом и кроется причина моего утверждения, что если грэйс нисходит неожиданно и непосредственно, то она может стать причиной несчастья.
Второй вопрос звучал так: «Может ли неподходящий чело¬век стать приемником грэйс?»
Нет, грэйс никогда не посетит непригодного. Она нисходит только на подготовленного. Однако иногда неподходящий чело¬век внезапно развивает необходимые качества, сам не осознавая этого. Такое событие происходит только при определенных условиях: например, свет виден только тем, кто обладает зрением, слепцы же не в состоянии увидеть его. Но если слепой, которому искусство врачей вернуло зрение, посмотрит прямо на солнце, он причинит себе огромный вред. Сначала ему следует носить солнцезащитные очки месяца два и терпеливо ждать.
Когда невосприимчивый человек внезапно становится вос¬приимчивым, велика вероятность непредвиденных осложнений. В случае со слепым невозможно винить солнце. Ему необходимо сначала укрепить зрение, чтобы глаза могли выдержать яркость солнечного света, иначе ему угрожает повторная слепота. Первичная слепота поддается лечению, но вторичную излечить гораздо труднее.
Поймите: переживание, познание приходит только к тому, кто заслуживает. Но иногда случается так, что не заслуживаю¬щий этого благодаря стечению обстоятельств развивает необхо-димые качества, о которых сам не догадывается. В этом случае велика опасность несчастья, потому что энергия нисходит вне¬запно, а человек еще не готов выдержать ее. Например, кто-то неожиданно получает огромную сумму денег. Столь радостное событие вообще-то не должно причинить никакого вреда, но сама внезапность может оказаться губитель¬ной. Неожиданное счастье тоже может иметь непредсказуемые последствия, потому что человеку необходима, некоторая спо¬собность выдержать его. Мы способны выдержать счастье, если приход его подготовлен. Когда блаженство приходит постепен¬но, мы подготавливаемся к его приему.
Такая готовность, способность выдержать зависит от мно¬гих факторов. Нервные окончания мозга, физическое состояние личности, ментальные особенности — все имеет свои пределы, а энергия, о которой мы говорим, беспредельна. Она подобна океану, впадающему в каплю: если капля не готова принять океан, она просто умирает; капля будет уничтожена, так ничего и не достигнув.
Говоря более точно, для духовного роста необходимо двой¬ное действие: нам должно вывести себя на Путь и стать созвучным ему. Но для этого необходимо развить в себе способность принимать и впитывать. Эти две задачи и предстоит выполнить ищущему. С одной стороны, мы должны открыть дверь и улучшить свое зрение, с другой — выждать даже после того, как зрение улучшилось, чтобы глаза смогли выдержать яркость света; иначе слишком большое его количество принесет еще большую темноту. Это одностороннее действие — свет не имеет к нам никакого отношения. Ответственность лежит только на нас, и винить, в случае неудачи, кроме себя — некого.
Путешествие растягивается на многие жизни, и в каждой из них человек совершает множество поступков. Много раз он умирает в тот самый момент, когда уже готов принять грэйс, благодать. В момент смерти он утрачивает память об этой жизни. Работая над собой в течение многих жизней, вы можете достичь девяноста девяти процентов роста; умирая, вы забыва¬ете обо всех своих достижениях, однако существенные дости¬жения внутреннего роста будут перенесены в следующую жизнь.
А рядом с вами, возможно, сидит другой человек, который в прошлой жизни набрал только один процент. Он тоже забыл. Вы медитируете рядом, но каждый из вас соответствует абсолютно разным уровням развития. Допустим, произойдет один процент роста. Ваш сосед достигнет второй ступени развития, и грэйс не снизойдет на него. Но, добавив еще один процент к своим девяноста девяти, вы достигнете стопроцентной отметки, и внезапно благодать снизойдет на вас, поскольку вы не знали, что уже прошли девяносто девять процентов по пути роста осознанности. Все необходимые приготовления были сделаны, поэтому райское наслаждение нисходит на вас.
Под несчастьем я подразумеваю переживание, к которому вы не готовы. Несчастье не обязательно означает тяжелое или болезненное событие; оно подразумевает лишь то, к чему вы не готовы. Если человек выиграет в лотерею миллион долларов, разве это плохо? Но от избытка чувств он может умереть. Шутка ли — миллион долларов! А вдруг его сердце не выдер¬жит? Следовательно, несчастье означает событие, к которому мы не готовы.
Противоположное также возможно. Если человек готов к смерти, и она наконец, приходит, вовсе не обязательно, что смерть для него — тяжелое событие. Если человек, подобный Сократу, готов к встрече со смертью и приветствует ее с распростертыми объятиями, тогда для него смерть становится переживанием самадхи. Он принимает смерть так любовно и радостно, что обязательно увидит ту реальность, которая никогда не умирает.
Мы же встречаем смерть в таком смятении, что в момент ее прихода впадаем в бессознательность. Мы не познаем, не принимаем смерть осознанно. Именно поэтому, хотя и умираем множество раз, процесс смерти нам незнаком. Как только вы поймете, что такое смерть, самой идеи, что можно умереть, даже не возникнет. Тогда смерть наступает, а вы со стороны наблюдаете за ней. Но это должно происходить в состоянии полной осознанности.
Итак, смерть может стать благословением для одних, а благодать, грэйс — несчастьем для других. Следовательно, духовный рост двойствен: мы должны искать, взывать и продви¬гаться, но в то же время подготавливать себя к событию так, чтобы в момент, когда свет достигнет наших дверей, не ослеп¬нуть. Если вы запомнили все сказанное ранее, сделать это будет не так трудно. Когда вы воспринимаете Бога как человека, как личность, у вас возникает множество проблем; но если вы относитесь к нему как к энергии, трудности исключаются.
Концепция, определяющая Бога как личность, принесла много проблем. Ум жаждет воспринимать Его как личность, чтобы переложить всю ответственность на него, а сделав ответ-ственным Его, бремя забот, даже самых мельчайших, тоже возложить на Него. Человек, получив работу, благодарит Бога, но, потеряв ее, весь свой гнев тоже обрушивает на Бога. Если человек натирает мозоль, он начинает подозревать, что это дело рук Божьих; когда же выздоравливает, то рассыпается в благо¬дарностях, адресуя их Богу. Как же мы эксплуатируем Бога! Неужели не ясно, насколько эгоцентрично считать, будто Бог должен беспокоиться даже о наших мозолях?
Теряя монетку, а потом, случайно находя, мы говорим: «Я нашел ее с Божьей помощью». Нам хочется, чтобы Бог хранил нашу собственность до последнего гроша. Подобная идея угодна нашему уму, потому что в этом случае мы ощущаем себя в центре мироздания. Тогда наши отношения с Богом напоминают отношения слуги и хозяина. Мы ждем, что он, словно страж, будет стоять у наших дверей и охранять накопленное. Преиму¬щества отношения к Богу как к личности в том, что вся ответственность возлагается на Него.
Духовный искатель, однако, всю ответственность берет на себя. Быть ищущим — значит, за все отвечать самому. Если в моей жизни есть место печали, я отвечаю за нее. А если моя жизнь преисполнена счастья, ответственность за нее также несу только я. Когда я спокоен, то сам отвечаю за это; когда беспокоен, это только мое деяние. Никто, кроме меня, не отвечает за то состояние, в котором я нахожусь. Если я упал и сломал ногу, то это моя ошибка, я не виню в этом гравитацию. Когда отношение ума именно таково, тогда вы правильно сможете все понять. Отныне смысл, значение слова «несчастье» становится иным.
По этой причине я и говорю, что грэйс благотворна, что это благословение для подготовленного. Всему свое время. Для каждого события существует особый момент, и пропустить его — величайшая трагедия.
В одной из своих бесед Вы сказали, что влияние шактипат постепенно снижается; следователь¬но, ищущий должен поддерживать постоянный кон¬такт с медиумом. Не означает ли это зависимость от человека, выступающего в качестве гуру?

Это может стать зависимостью. Если некто жаждет стать гуру, а другой хочет обрести гуру, могут возникнуть отношения зависимости. Поэтому не совершайте ошибки, ста¬новясь учеником или возводя кого-то в ранг своего учителя. Но если вопрос об ученике или учителе не возникает, не будет и страха перед зависимостью. Тогда человек, от которого вы принимаете помощь, является лишь той частью вас самих, которая немного дальше продвинулась по Пути. Кто тогда ученик и где здесь гуру?
Будда поведал об одном из своих воплощений. Он говорил: «В своем предыдущем воплощении я был невежественным человеком. Один мудрец достиг просветления, поэтому я отправился к нему. С почтительным поклоном я припал к его ногам. Но, выпрямившись, с удивлением увидел, как старик склонился в поклоне передо мной. «Что вы делаете? — воскликнул я. — То, что я касаюсь ваших ног, абсолютно правильно, но я не заслужил поклонов».
Мудрец ответил: "Будет величайшей ошибкой, если ты коснешься моих ног, а я твоих — нет. Потому что я — не кто иной, как часть тебя, но немного ушедшая вперед. Склоняясь к твоим стопам, я лишь напоминаю тебе, что ты сделал правильно, поклонившись мне. Но не заблуждайся, считая, что мы два разных человека. Было бы заблуждением считать, будто я мудрец, а ты — невежда. Это вопрос времени. Подожди немного, и ты тоже достигнешь просвет¬ления. Когда правая нога ступает вперед, левая следует за ней, на самом деле левая остается позади только для того, чтобы правая могла шагнуть вперед"».
Взаимоотношения ученика и гуру причиняют вред. Однако не приводящие к зависимости отношения между учеником и учителем благословенны. Независимые, несвязанные — значит, здесь нет двоих, взаимоотношения же подразумевают наличие отдельных индивидуумов. Можно понять, когда ученик воспри¬нимает гуру как нечто отдельное от себя, потому что он невежествен. Но если и гуру считает так же, это уже беда. Значит, слепец ведет слепого, — а слепец, который ведет, еще более опасен, потому что второй незрячий полностью доверяет ему.
В зависимых отношениях гуру—ученик нет духовной зна¬чимости. Вообще любые взаимоотношения — это отношения силы, власти. Некто является отцом, а кто-то сыном; если их связывает любовь, тогда о состязании сил речи не идет. Отец не осознает своей власти отца, как сын не осознает своей. Тогда сын представляет предшествующую форму отца, а отец — последующую форму сына. Недаром говорится, что дети долж¬ны быть лучше своих родителей.
Мы бросаем семя, и из него вырастает дерево. Дерево, в свою очередь, дает жизнь тысячам других семян. Каковы отно¬шения между этими семенами и первыми? Одно приходит раньше, другие появляются вослед. Это путешествие того же семени, упавшего в землю, давшего побег и растворившегося в почве. Отец — это первое звено, сын — второе в той же цепи. Но существует лишь цепь, а не отдельные личности. Тогда, если сын припадает к ногам отца, он лишь выказывает свое уважение к предшествующему звену. Он оказывает почтение тому, кто уходит, ибо без него он не появился бы на свет. Только благодаря нему он пришел в существование.
Отец дал сыну жизнь, кормил его и одевал, но он прилагал усилия не для кого-то другого; он взращивал продолжение самого себя. Мы не ошибаемся, говоря, что в собственном сыне отец обретает вторую молодость. Тогда это не вопрос взаимо¬отношений. Это любовь, а не отношения.
Но чаще между отцом и сыном складываются отношения политиков. Отец силен, а сын слаб, поэтому отец доминирует. Он любыми способами дает сыну почувствовать, что тот — ничто, отец же — все. Но отец не отдает себе отчета, что очень скоро наступит время, когда сын станет сильнее его. Тогда уже он точно таким же способом будет доминировать.
Такие отношения между учеником и гуру, между мужем и женой являются извращением... Иначе, почему между мужем и женой должны быть отношения зависимости? Двое людей чувствуют свою общность, поэтому они вместе. Но нет, все проис¬ходит не так. Муж по-своему властвует над женой, жена доминирует по-своему. Оба, наподобие властных политиков, оттачивают друг на друге свои копья.
То же самое происходит и в случае с учеником и гуру. Гуру подавляет ученика, а последний ждет его смерти, чтобы самому стать гуру. Если гуру запаздывает со своей смертью, тогда против него возникает заговор, происходит бунт. Поэтому очень трудно найти гуру, чьи ученики не восстали бы и не превратились в его врагов. С особой осторожностью следует выбирать главного ученика. Ведь главный ученик становится главным врагом. Это почти всегда неизбежно, так как давление силы неизменно вызывает бунт и протест. Духовность не имеет к этому никакого отношения.
Я могу понять отца, подавляющего сына: здесь дело каса¬ется двух невежд, и их можно простить. Это нехорошо, но этому можно найти извинения. Обычное грустное явление — мужья, подавляющие своих жен и наоборот; такое встречается доволь¬но часто. Но когда гуру подавляет ученика, возникают пробле¬мы. Эта область должна быть лишена заявлений типа: «Я знаю, а ты — нет».
Какие же взаимоотношения складываются между учеником и гуру? Один является истцом, предъявляющим права. Он заявляет: «Я знаю, а ты — нет. Я мудр, а ты — невежда. Невежество должно склониться перед мудростью». Но что это за мудрец, который заявляет: «Ты обязан склониться в поч¬тении»? Именно он более невежествен. Ему известно несколько унаследованных секретов, он изучил несколько трудов и может пересказать их. Более ему не известно ничего.
Возможно, вы не слышали вот такую историю. Жил-был кот-всезнайка, прославившийся среди кошачьего царства настолько, что на него стали смотреть как на тиртханкару (тиртханкара — искатель, достигший шестого уровня). Причина же всезнайства крылась в том, что этот кот нашел лазейку в библиотеку. Он знал об этой библиотеке все. Под всем я подразумеваю знание ходов и выходов, расположение книг, на которых спать наиболее удобно, какие книги согре¬вают зимой, а какие дают прохладу летом, и прочее.
Поэтому между котами прокатился слух, что если кто-то захочет узнать об этой библиотеке, то всезнающий кот ответит на любой вопрос. Естественно, никто не сомневался во всеведении того, кому все известно о библиотеке. У этого кота даже появились последователи. Но факт оставался фактом: кот-всезнайка на самом деле был незнайкой. Его знание книг сводилось к тому, удобно ли улечься на какой-то из них, у какой матерчатая обложка, в каком шкафу тепло, а где холодно. Больше он ничего не знал. Кот не имел ни малейшего представления о содержании книг. Да и как коту узнать, о чем пишут в книгах?..
Среди людей тоже есть коты-всезнайки, которым хорошо известно, как спрятать свое истинное лицо за умными речами. Вы делаете выпад, а они немедленно ссылаются на Рамаяну, пытаясь сразить вас цитатой. Или отвечают: «Так сказано в Гите». Кто же станет спорить с Гитой? Если я скажу, что это мое мнение, вы устроите дебаты. Но, сославшись на Гиту, я в безопасности. Гита — удобное убежище. Она согревает, осво¬бождает меня от трудов и становится защитой от врагов. Она служит даже украшением интерьера, ею можно манипулиро¬вать, но человеку, поступающему с Гитой подобным образом, известно о ней столько же, сколько упомянутому коту о библи¬отеке.
Может случиться, что путем повторяющихся ассоциаций кот каким-то образом узнает содержание книг, но умствующие гуру так ничего и не поймут. Чем упорнее зубрят они тексты священных писаний, тем меньше их потребность познания. Таким образом, они подпадают под власть иллюзии, будто им известно все, что надлежит знать.
Как только кто-то провозглашает авторитетность знаний, не обольщайтесь, ибо это всего лишь скрытое невежество, потому что любое суждение есть невежество. Но когда человек колеблется, не решаясь даже упомянуть о том, что ему известно, знайте, что он начал получать намеки, мимолетные впечатле¬ния, лучи мудрости. Такой человек никогда не станет гуру, ему даже в голову не взбредет подобное, потому что положение гуру приносит с собой авторитарность знаний. Гуру — это тот, кто знает; вы нуждаетесь в знании, а он может передать свои знания вам.
Такие притязания и авторитаризм убивают в других потребность поиска. Авторитет, власть не могут существовать без подавления, поскольку обладающий властью постоянно опаса¬ется, что вы докопаетесь до истины. И что тогда останется от его власти? Поэтому он остановит вас, не допустит к истине. Он соберет вокруг себя последователей и учеников, среди последних также возникнет своя иерархия. Но это тоже политическая паутина, не имеющая ничего общего с духовностью.
Говоря, что переживание, подобное шактипат — а это нисхождение Божественной энергии, — легко происходит в присутствии определенного лица, я не имею в виду необходимость держаться за него, не утверждаю, что вы должны впасть в зависимость или превратить такого человека в гуру. Я также не хочу сказать, что вы обязаны прекратить свои искания. Напротив, каждый раз при переживании этого события через посредничество медиума возникает ощущение, что если позна¬ние, трансформированное кем-то, приносит столько радости, какое же блаженство можно испытать при непосредственной нисхождении Божественной энергии! В конце концов, когда нечто приходит через посредника, оно теряет определенную свежесть, становится залежалым.
Я иду в сад и впитываю в себя благоухание цветов, а затем вы приходите повидаться со мной и через меня ощущаете аромат. Однако благоухание, смешавшись с естественным запа¬хом тела, несколько ослабевает.
Поэтому, говоря, что на начальной стадии шактипат весьма полезна и благотворна, я подразумеваю то, что сначала вы должны узнать о существовании сада и цветов, чтобы набраться смелости и отправиться в путешествие. Но если вы найдете себе гуру, то превратитесь в застоявшееся болото, так что не оставайтесь на перепутье. Дорожный указатель у раз¬вилки дорог и то может рассказать нам больше, чем человек, именующий себя гуру. Таблички точно указывают, сколько миль осталось до места назначения. Но ни один гуру не может дать такой точной информации. К тому же мы не поклоняемся дорожным указателям и не проводим время в беседах с ними. Если же мы поступаем подобным образом, то наше поведение показывает, насколько мы невежественны, — еще более чем дорожные указатели, целью которых является указывать только то, сколько еще осталось пройти. Они расставлены по дороге не для того, чтобы останавливать вас.
Умей дорожный указатель говорить, он воскликнул бы: «Куда идешь? Я дал необходимую информацию. Теперь ты знаешь, так зачем же идти дальше? Стань моим учеником, следуй за мной». Но указатели не могут говорить, поэтому им, к счастью, никогда не стать гуру.
Люди разговаривают, и сколько их притязают на звание гуру! Такой человек может заявить: «Я так много открыл тебе, так будь же благодарен! Отныне ты у меня в неоплатном долгу». Помните, что человеку, требующему от вас благодарности, нечего вам дать. Он, подобно дорожному указателю, просто сообщает определенный объем информации. Указателю ничего не известно о самом путешествии. На нем лишь начертана информация, которую он передает всем проходящим мимо.
Так что остерегайтесь, если от вас ожидают благодарности. Не привязывайте себя к индивидуальности, двигайтесь дальше, к бесформенному, исконно сущему и бесконечному. Однако проблеск переживания возможен через человека, выступающего средством передачи, потому что, в конечном счете, индивидуаль¬ность тоже принадлежит Божественному. Точно так же, как океан может быть познан через ручей или родник, так и Бесконечное познается с помощью индивидуальности. Если к вам пришел проблеск, то может случиться и полная реализация. Но не попадайте в зависимость от кого-либо, не становитесь рабами, чего бы то ни было.
Любые взаимоотношения ограничивают, будь то отношения мужа и жены, отца и сына, учителя и ученика. Там, где существуют отношения зависимости, возникает рабство. Поэто¬му духовному искателю не следует формировать отношения. Если он поддерживает взаимоотношения муж—жена, то особого вреда здесь нет; это не помеха, потому что такие отношения к делу не относятся. Но ирония заключается в том, что, отказываясь от отношений, типа муж—жена, отец—сын, он выстраива¬ет новые отношения учитель—ученик. А это очень опасно.
Идея духовных взаимоотношений лишена смысла. Любые отношения принадлежат светскому миру. Отношения по сути своей — земные. Мы не ошибемся, если скажем, что отношения — это и есть земля, мир. Вы одиноки, не связаны никакими объединениями. Такое определение отнюдь не эгоистично, по¬тому что другие тоже одиноки и не ассоциированы. Некто продвинулся на пару шагов вперед; если вы слышите шаги, то на это расстояние вам уже известно направление пути. Кто-то следует в нескольких шагах позади, некоторые путешествуют рядом с вами. Бесконечное количество душ идет по Пути. В этом путешествии все мы — попутчики; единственная разница в том, что кто-то немного ушел вперед, а кто-то немного отстал. Максимально используйте преимущества идущих впереди, но не превращайте это в подобие рабства.
Держитесь подальше от зависимости и взаимоотношений, но с особой тщательностью избегайте «духовных» взаимоотно¬шений. Земные, мирские взаимоотношения не представляют опасности, потому что мир как таковой и является взаимоот¬ношением. Здесь не возникает проблем; используйте малейшую возможность для получения посланий и указаний. Не хочу сказать, что вам не следует испытывать благодарности за них. Это не должно создавать трудностей для вашего ума... Я лишь подчеркиваю, что неправильно требовать благодарности, но неправильно и не испытывать благодарности. Вы должны быть благодарны дорожному указателю за предоставленную инфор¬мацию независимо от того, слышит он или нет.
Когда мы говорим, что гуру не должен требовать или ожидать благодарности, это вводит слушателей в заблуждение и питает их эго. Они думают: «Как это верно! Нет необходи¬мости говорить спасибо». И здесь они совершают ошибку, попадая под влияние совершенно противоположного утвержде¬ния. Я не говорю, что вы обязательно должны быть благодарны. Я лишь хочу подчеркнуть, что гуру не следует требовать благодарности. Поэтому, не принося благодарности, вы, в свою очередь, заблуждаетесь. Вы должны быть благодарны, но эта благодарность не связывает вас, так как то, чего не требуют, не может ограничивать или привязывать. Но если вы требуете благодарности независимо от того, благодарен я или нет, это свяжет вас и создаст трудности.
Принимайте намек или мимолетное переживание, откуда бы оно ни пришло. Оно будет исчезать снова и снова. Оно не может быть постоянным, потому что пришло через другого. Только то, что принадлежит нам, может длиться вечно.
Поэтому вам снова и снова предстоит переживать шактипат. Если вы боитесь утратить свободу, ищите собственный опыт переживания. Бессмысленно опасаться рабства, потому что, если вы привязаны к кому-то, это рабство, зависимость; но если вы от страха быть привязанным бежите от объекта своих привязанностей, то это такое же рабство, зависимость.
Поэтому в молчании принимайте то, что вам даруют; будьте благодарны и следуйте дальше. И если чувствуете, что нечто пришло, а затем было утрачено, то ищите источник внутри — там, откуда его уже нельзя потерять. Если обретете внутренний источник, его уже невозможно будет утратить, ибо ваше внутреннее сокровище безгранично. Если вы ищете источ¬ник истины извне, то всегда существует шанс потерять его.
Не превращайтесь в постоянного попрошайку. То, что вы получаете от других, должно подвигнуть вас на собственные искания. А это становится возможным только тогда, когда вы не отождествляетесь, не связываете себя отношениями. Получайте, благодарите и идите дальше.

Вы сказали, что Бог — это непредвзятая, чистая энергия. Бог не имеет особых, личных интересов в жизни человека; не имеет он и обязательств перед жизнью каждого из нас. В Катха Упанишаде имеется следующая сутра: «Господь приходит встретить то¬го, кого Он любит». Каковы основания и причины для такого избирательного отношения?

Вообще-то я не говорил, что Бог не заинтересован в вас; будь это так, вас вообще не было бы. Не говорил я и того, что Он безразличен к вам: этого не может быть, потому что вы неотделимы от Него. Вы — Его продолжение. Я лишь подчеркнул, что у Него нет особой, личной заинтересованности в вас. Между этими двумя утверждениями огромная разница.
Энергия, которая и есть Бог, не имеет особой заинтересо¬ванности в вас лишь в том смысле, что не станет ради опреде¬ленного человека нарушать свои законы. Если вы ударились головой о стену и рассекли кожу достаточно глубоко, рана обязательно будет кровоточить; природа не проявит особого интереса к вам. Удар и последующее кровотечение произошли, и в происходящее тоже вовлечен Бог. Когда вас поглощает морская пучина, природа тоже играет отведенную ей роль, связанную с тем, что вы тонете. Но здесь нет личной заинтере¬сованности в том смысле, что она спасет вас, в то время как ее законом является утопить вас. Закон таков, что если вы упадете с крыши, то переломы неминуемы; природа не заинтересована лично в том, чтобы этого не случилось.
Верующие в то, что Бог является личностью, измыслили множество историй о благосклонности Божьей, например, о том, что Пралад не горел в огне и не пострадал, когда его сбросили с горы. Подобные россказни — всего лишь наши пожелания; нам хочется, чтобы все происходило именно так. Мы желаем, чтобы Бог лично был заинтересован в нас, чтобы мы стали центром его внимания.
Действия энергии всегда подчинены закону. Люди могут иметь особые, личные интересы, могут быть пристрастны. Но энергия всегда беспристрастна; единственный ее интерес — беспристрастность, следовательно, она действует в соответс¬твии со своими законами, никогда не выходя за их рамки. Со стороны Бога нет никаких чудес.
Что же касается сутры, то у нее совершенно иное значение. В ней говорится: «Он встречает только тех по своему выбору, с кем счастлив и кого любит». Для вас вполне естественно сказать, что Он имеет особый интерес к некоторым людям. Это не так. Вообще, такие вещи трудно объяснить, потому что при необходимости объяснить истину приходится иметь дело с ее разнообразными аспектами.
Те, кто достиг Бога, неизменно говорят: «Кто мы такие, и какую ценность имеют наши усилия? Мы никто, мы не стоим и пылинки; и все же мы достигли Его. Даже если мы медитиро¬вали, то разве может это сравниться с тем бесценным сокрови¬щем, которого мы достигли? Невозможно сравнить наши усилия и достигнутую цель». Поэтому те, кто достиг просветления, утверждают, что это не результат усилий с их стороны. «Это была Его милость, Его желание благословить нас; иначе разве мы смогли бы обрести его?» — вопрошают они.
Таково утверждение человека, лишенного эго, понявшего и пережившего величие и притягательность своего достижения. Однако тем, кто еще не достиг, размышлять подобным образом очень опасно. Подобное утверждение, исходящее из уст достиг¬ших, несет в себе определенное качество повышенного уровня восприятия и чувствования.
Такой человек утверждает: «Кто мы такие, чтобы достиг¬нуть Его? Какова наша сила, наши способности и возможности? Какое у нас на это право? Каковы наши притязания к нему? Лишь из великого сострадания Он благословил и выделил нас, чтобы мы достигли Его». Для тех, кто достиг, такое утверждение является вполне логичным и обоснованным. Они лишь хотят подчеркнуть, что не считают свое достижение прямым резуль¬татом собственных усилий. Такое переживание не есть дости¬жение эго — это благодать, грэйс.
То, что говорят эти люди, верно, но, читая Катха Упанишаду, вы окажетесь в затруднительном положении. Обычному человеку нелегко понять смысл подобных писаний, потому что они содержат свидетельствования тех, кто знает, читают же их те, кто не знает, а такие люди понимают написанное соответс¬твенно своему уровню осознания и говорят: «Хорошо. Если Бог приходит только к тому, к кому пожелает, руководствуясь собственным выбором и вкусом, зачем тогда нам беспокоиться? Зачем вообще предпринимать что-то?» Тогда утверждение ли¬шенного эго человека становится оправданием нашей летаргии. Между этими двумя утверждениями огромное различие — как между небом и землей. Смиренное, лишенное эгоистичности утверждение просветленного человека становится прикрытием нашей собственной глупости и лени. Тогда мы говорим: «Хоро¬шо, Бог приходит только к тем, кого хочет видеть, Он не смотрит на тех, кого видеть не желает».
У святого Августина есть следующее изречение: «Избранных Бог осыпает благодеяниями и избранных же ввергает в пучину бедствий». Какое опасное утверждение! Если все действительно так если, подчиняясь капризу или внезапному жела¬нию, Бог делает кому-то добро, а кому-то зло. Тогда Он, должно быть, безумен, этот Бог!
Прочитав подобное, вы можете придать этому негативное значение. Но святой Августин имел в виду совершенно иное. Этот мудрец говорил: «Не гордись тем, что ты праведник, потому что Бог делает нас хорошими по своему желанию», А грешников он утешал: «Не печалься. По своему желанию Бог делает нас исчадьями ада».
Говоря подобным образом, он выбивает эго из благопристойного гражданина и вынимает занозу угрызений совести из дурного человека. Подобное утверждение исходит из уст того, кто знает. Но дурной человек, слыша это, замечает: «Если все именно так, то я, следовательно, не имею к этому никакого отношения, ведь мы становимся дьяволами по велению Госпо¬да». Путешествие праведника также замедляется, он думает: «А что остается делать? Ведь это Бог делает своих избранных праведниками, а других — грешниками». Жизнь его теряет смысл и начинается застой.
Вот что сделали писания со всем миром. Писания — это слово просветленных. Однако тем, кто знает, нет нужды читать писания, их читают те, кто не знает, а различие в уровне понимания приводит к заблуждениям. Трактовка писаний принадлежит нам и не отражает первичный, истинный их смысл.
По моему мнению, должно существовать два вида писаний — послания просветленных, которые следует хранить отдельно, и толкования, специально предназначенные для непросветленных. Книги, содержащие слово просветленных, следует непременно спрятать от невежественного человечества, потому что люди не преминут сделать свои собственные заключения и тогда весь смысл сказанного меняется и перекручивается. Таким образом, искажается вся мудрость рода человеческого. Вы понимаете, о чем я говорю?

Как вы сказали, шактипат происходит при посредничестве лишенного эго медиума, а тот, кто утверждает, будто может делать шактипат, наверня¬ка обманщик, и шактипат не произойдет через него. Но мне известны многие, практикующие шактипат, и энергия Кундалини начинает двигаться и расти так, как это описано в книгах. Может быть, это ложные процессы? Если да, то почему?

Это тоже очень важно понять. На самом деле, в этом мире все имеет своего ложного двойника. Фальшивые монеты имеют хождение во всех жизненных измерениях. И всегда получается так, что фальшивая монета ярче, чем настоящая. Иначе и быть не может, ведь именно яркость делает ее привле¬кательной. Подлинная монета ценна и значима даже в том случае, если не блестит. Фальшивка же всегда в качестве компенсации делает помпезные и громогласные утверждения, к тому же она легко достижима, так как не имеет цены и значимости.
У любого духовного достижения имеется ложный двойник; не существует переживания, у которого не было бы подставного двойника. Если есть настоящая Кундалини, то и фальшивая тоже имеется. Если есть истинные чакры, то найдутся и ложные. Если есть истинные методы йоги, то рядом всегда и их замени¬тели. Различие же заключается в том, что подлинные пережи-вания происходят на духовном плане, а ложные — на психичес¬ком, ментальном.
Например, если человек погружается в глубокую медита¬цию и приближается к своему существу, он начинает пережи¬вать множество необычных вещей. Он вдыхает такой аромат, о существовании которого даже не догадывался ранее; слышит музыку сфер и видит такие краски, которые невозможно встре¬тить на земле. Но то же самое можно испытать под воздействием гипноза, к тому же без особых усилий и затрат времени. Краски могут быть воссозданы, мелодии услышаны, вкусовые ощуще¬ния и запахи воспроизведены. И для всего этого нет необходи¬мости входить в глубокую медитацию и переживать внутреннюю трансформацию. Единственное, что вам нужно, — это стать бессознательным под воздействием гипноза; тогда все, о чем говорится со стороны, может произойти внутри. Такие пережи¬вания — не что иное, как фальшивая монета.
Все, что происходит в медитации, может иметь место и под воздействием гипноза, однако бессознательные переживания не являются духовными; скорее, такое состояние напоминает сон. Будучи влюбленным в женщину в состоянии бодрствования, вы любите ее и во сне — к тому же женщина из ваших снов боле: красива. Если мужчина не просыпается, он так и не узнает, была ли приснившаяся ему девушка настоящей или просто выдумкой, мечтой. Как он узнает об этом? Только когда сон прерван, он понимает, что это был всего лишь сон.
Существуют методы, посредством которых познаются любые виды внутреннего сна. Можно создать сон о Кундалини, о чакрах, о многих других переживаниях. Вам может понравиться упиваться блаженством и сладостью этих снов; они настолько приятны, что вы можете не пожелать их исчезновения. Это такие сны, что их, в общем-то, трудно назвать снами, потому что они происходят, когда вы бодр¬ствуете, когда вы активны. Это дневные сны. Их можно практиковать, в них можно провести всю жизнь, но в самой конце выясняется, что вы никуда не пришли, а просто видели очень длинный сон. Существуют методы и средства для создания подобных снов. Другой человек может внушить их вам, и вы никогда не сможете отличить фальшь от истины, потому что понятия не имеете о настоящем опыте*.
Если человек никогда не видел настоящей монеты, и всю жизнь имел дело только с фальшивыми, как он поймет, что это подделка? Чтобы распознать фальшь, необходимо знание под¬линного. Поэтому только в момент пробуждения, открытия Кундалини можно понять, как далеки друг от друга эти пере¬живания. Настоящее раскрытие Кундалини — абсолютно иное переживание.
Помните — описания Кундалини ложны, и для этого имеются свои причины. Я открою вам один из секретов писаний. Все живущие на земле мудрецы и пророки, специально вносили в свои манускрипты, определенные ошибки, создавая возможность для оценки роста и истинности достижений ученика. Например, мы с вами стоим перед домом, и я говорю, что в нем пять комнат, но знаю, что их в доме — шесть. Вы можете прийти ко мне однажды и сказать: «Я осмотрел дом изнутри, в нем действительно пять комнат, как вы и говорили». Тогда я пойму, что вы видели совсем иное место, иллюзорное, а не тот дом, о котором я говорил.
Подобным образом и в писаниях не упоминается об одной из комнат; это информирует знающего об истинности вашего опыта. Если ваше переживание полностью совпадает с книжным описанием, тогда это фальшивая монета, потому что в книгах всегда о чем-то умалчивается; такая мера предосторожности просто необходима.
Если ваше переживание, ваш опыт абсолютно идентичен описанию, знайте, что это лишь проекция книжного знания. Как только ваше переживание происходит иначе (оно может где-то совпадать, а местами отличаться), знайте, что вы на правильном пути — происходящее истинно, и вы не просто проецируете прочитанное на себя.
Как только Кундалини проснется по-настоящему, вы сразу отличите то, что написано лишь с целью суждения о подлиннос¬ти переживаний медитирующего. Но до сего момента такое знание останется для вас тайным. В каждой книге необходимо опускать определенную информацию; иначе очень трудно, поч¬ти невозможно судить об истинности переживаемого опыта.
У меня был знакомый, преподаватель университета. О какой бы книге я ни упоминал, тот сразу спешил сообщить, что читал ее. Однажды я упомянул о выдуманной мною книге, назвав фамилию несуществующего автора. Я сказал: «Вы читали книгу такого-то? Отличная вещь». Профессор отве¬тил: «Конечно, читал».
«Тогда либо покажите мне эту книгу, либо все прежние утверждения о прочитанных вами книгах не что иное, как фикция, — продолжал я. — Нет такого автора, да и книги такой не существует». Этот человек был удивлен: «Да что вы? Неужели такой книги нет?» «Нет, — ответил я. — Все это выдумка, просто у меня не было иного способа судить о достоверности ваших утверждений».
Тот, кто знает, сразу все поймет. Если ваше переживание в точности совпадает с описанным, вас можно уличить, потому что в книгах оставлены пробелы: добавлено нечто заведомо ложное, а истинное опущено, — такие меры абсолютно необхо¬димы, иначе трудно судить о том, что с кем происходит.
Можно воспроизвести переживание, описанное в книгах можно создать мысленный образ абсолютно всего — ум челове¬ка неистощим. Прежде чем кто-то достигнет сердцевины своего существа, ум тысячами способов не преминет постоянно вводить его в заблуждение. А если вы и сами готовы обманываться, тогда это легче легкого.
Поэтому я подчеркиваю, что такие вопросы, как суть книжных описаний, заявления, будто некто делает шактипат и техники, создающие ложные переживания, не столь важны Сущностная сердцевина проблемы — нечто иное. Есть множес¬тво иных способов выявить истинность ваших переживаний.
Днем человек, выпив воды, утоляет свою жажду; во сне он тоже может пить воду, но жажда остается. Утром он чувствует, как у него пересохло в горле, потому что, сколько ни пей воду во сне, жажда не утоляется. Только настоящей водой можно напиться. О реальности или нереальности воды мы судим по нашей жажде — утолена ли она.
Поэтому те, кто ставит себе в заслугу пробуждение Кундалини других людей или, по крайней мере, пробуждение своей собственной Кундалини, продолжают искать. Хоть они многое пережили и испытали, их поиск все еще продолжается, Они доказывают, что отыскали воду, но об океане представления не имеют.
Позавчера один из моих друзей, сказав, что он достиг состояния, когда мысли исчезают, попросил меня посоветовать ему метод медитации. Ну что можно сказать такому человеку? Один утверждает, что его Кундалини пробудилась, но ум все еще не спокоен; другой говорит, что Кундалини пробудилась, но его мучает привязанность к сексу. Это промежуточные средства, помогающие судить об истинности ваших пережива¬ний.
Если переживание истинно, поиск окончен, Тогда даже если Бог предложит спокойствие и благословение, человек вежливо откажется, предложив сохранить это для себя; ему больше ничего не нужно. Для выяснения истинности переживания ищите симптомы трансформации в глубине личности человека.
Некто утверждает, будто достиг состояния самадхи, сверх¬сознания. Он может пролежать закопанным в земле шесть дней и остаться в живых. Но если вы оставите деньги без присмотра, такой человек без зазрения совести может прикарманить их; он не упустит ни малейшей возможности, чтобы приложиться к бутылке. Не знай, вы о его заявлениях, касающихся самадхи, никто не обнаружит в нем ничего достойного внимания. В его личности нет благоухания, исходящего сияния, нет благодати; это самый обыкновенный человек, лицо из толпы.
Нет, он не достиг самадхи: он лишь обучился трюку, фокусу с ложным самадхи. С помощью пранаямы он научился оставаться без доступа воздуха в течение шести дней; он овладел контролем над дыханием настолько, что обходится минимальным объемом кислорода. Поэтому он и может оста¬ваться под землей шесть дней. Он похож на сибирского медведя, который в своей берлоге впадает в спячку на полгода. Такое состояние — далеко не самадхи. Когда заканчивается сезон дождей, лягушки закапываются в ил на восемь месяцев. Но они не достигают самадхи. Вот так и человек научился проделывать подобное, но не больше.
Если закопать в землю человека, достигшего конечного состояния, он, скорее всего, умрет, потому что самадхи не имеет ничего общего с закапыванием. Если Будду или Махавиру оставить без доступа воздуха, то вряд ли они останутся в живых. Но человек, о котором мы говорим, выживет, потому что его достижение не является переживанием самадхи. Самадхи — это абсолютно иное. Однако такой человек привлекает массы лю¬дей. Если Махавиру ждет неудача, то этот ловкач достигнет успеха, будет казаться настоящим тиртханкарой, а Махавиру сочтут обманщиком.
Итак, фальшивые монеты психики имеют собственные фальшивые утверждения, а для пущей убедительности были изобретены и особые методы. Таким образом, вокруг них был создан отдельный мир, не имеющий никакого отношения к реальности. Люди, вовлеченные в торговлю фальшивыми монетами, потеряли истинный путь, на котором происходит подлин¬ная трансформация. Способность оставаться шесть или семь дней без воздуха не имеет отношения к самореализации. Но каковы же внутренние качества такого человека? Обладает ли такой человек внутренней тишиной и спокойствием? Благословен ли он изнутри? Потеряв монету, такой трюкач не сможет заснуть, зато спокойно проведет несколько дней под землей. Все это следует учитывать, доискиваясь истинного смысла происхо¬дящего.
Люди, утверждающие, что обладают способностью делать шактипат, действительно могут делать это, но это не подлин¬ная шактипат. По сути, это разновидность гипноза. Каким-то образом они обучились манипулировать магнетическими силами. И нет никакой уверенности, что их знание этого предмета полное. Им не известны происходящие при этом процессы; к тому же вряд ли они догадываются о ложности собственного утверждения. Они сами создали путаницу, хаос.
В Индии не редкость уличные заклинатели, фокусники. Вот один из них расстилает коврик и приказывает своему помощни¬ку прилечь на него. На грудь этому мальчику кладется безде¬лушка, например брелок. Затем фокусник просит помощника назвать достоинство банкноты, лежащей в кармане остановив¬шегося зеваки. Мальчик называет. «Который час показывают его часы?» Помощник указывает точное время. «Как зовут этого человека?» И вновь правильный ответ. Собравшиеся убеждены в волшебных качествах брелочка.
Затем фокусник убирает брелок с груди мальчугана и повторяет вопросы, но тот молчит: он не может ответить. Теперь заклинатель с успехом распродает безделушки. Вы приносите брелок домой; всю оставшуюся жизнь вы можете продержать эту вещицу на груди, но ничего не произойдет. И дело вовсе не в том, что фокусник научил говорить мальчишку только тогда, когда брелок лежит у того на груди, и молчать, когда брелок отсутствует; сам по себе брелок не обладает никакими особыми качествами.
Это называется постгипнотическим внушением. Посредс¬твом гипноза человек вводится в бессознательное состояние и в гипнотическом трансе получает приказ смотреть только на брелок. И еще ему говорится, что, как только брелок окажется у него на груди, он немедленно впадет в транс. В таком бессознательном состоянии человека можно заставить называть достоинство банкнот, лежащих в кармане, или указывать точное время. В этом нет никакого обмана, лжи. Как только мальчик ложится на коврик и ему в состоянии гипноза на грудь кладется брелок, он моментально впадает в гипнотический транс. Теперь по желанию фокусника он может отвечать на вопросы. Но ни мальчику, ни фокуснику не известно, что именно происходит при этом внутри.
Фокусник обучился трюку: вводя человека в гипнотический транс, он показывает предмет и говорит: «Когда бы я ни положил эту вещицу тебе на грудь, ты моментально станешь бессознательным». Такой метод срабатывает безотказно — только это и известно фокуснику. Ни ему, ни помощнику не известен внутренний механизм, динамика энергетического фе¬номена. Знай они об этом больше, никогда не стали бы показывать такие трюки на улицах. Знание динамики происхо¬дящего — очень глубокое знание, хотя это всего лишь психи¬ческий феномен. Он не был, до конца постигнут ни Фрейдом, ни Юнгом. До сих пор самым талантливым психологам не известна динамика энергии тела в ее целостности. А фокусник просто случайно овладел трюком, с помощью которого и зарабатывает себе на жизнь.
Чтобы включить в комнате свет, нет необходимости знать природу электричества, механизм протекания тока и тому по¬добное. Вы просто нажимаете на кнопку, и свет зажигается. Нажать на кнопку может кто угодно.
Уличный фокусник обучился искусству постгипнотического внушения и теперь использует его для продажи безделушек. Вы покупаете брелок, приносите домой, но для вас он окажется абсолютно бесполезным. Брелок используется только в комп¬лексе с определенным процессом постгипнотического внушения. Вы кладете брелок себе на грудь, но ничего не происходит. Тогда вы думаете, что сделали что-то не так, потому что видели, как безделушка срабатывает.
Можно создать множество ложных переживаний. Они лож¬ны не в том смысле, что не существуют как таковые, а потому, что не являются духовными: это лишь психические процессы. У каждого духовного процесса есть своя психическая параллель. Следовательно, психическая параллель может быть создана теми, кто еще не достиг духовности, а лишь распространяется о своих достижениях. Но ничто не сравнимо с подлинным переживанием духа.
Подлинно духовный человек ничего не утверждает. Он никогда не скажет: «Я делаю шактипат; я делаю то-то и то-то и, как только это происходит, вы вовлекаетесь и становитесь привязанными ко мне». Такой человек стал никем, ничем. От одного его присутствия нечто начинает происходить с вами. Но он ни в коем случае не делает что-то с вами.
Я расскажу вам легенду об одном великом пророке. Благоухание его существа и сияние его мудрости были настолько велики, что достигли богов рая. Они пришли к нему и сказали: «Проси чего хочешь, мы выполним любое твое желание».
Святой ответил: «Все, что должно было произойти, — произошло; мне нечего более желать. Так не ставьте меня в затруднительное положение, прося возжелать чего-нибудь. Не смущайте меня своим предложением. Было бы невежливо не просить, но дело в том, что просить мне нечего. Все уже произошло со мной, даже то, о чем я и мечтать не смел».
Его слова произвели еще большее впечатление на богов: из-за того, что святой находился за пределами желаний, его благоухание только усилилось. «Ты должен попросить что-нибудь, — настаивали боги. — Мы не уйдем, не одарив тебя».
Святой оказался в затруднительном положении. «О чем мне просить? Я ничего не могу придумать, — ответил он. — Дайте мне то, чем сами хотите одарить меня: я приму все».
«Мы дадим тебе силу. Одно твое прикосновение будет оживлять мертвых и исцелять страждущих», — сказали они.
«Хорошо, отличная помощь, — ответил святой. — Но как быть со мной? Я окажусь в большой опасности, ибо могу подумать, что это я сам исцеляю и воскрешаю. Если мое эго вернется вновь, я потеряюсь во тьме. Спасите меня, проявите сострадание, сделайте так, чтобы я не знал об этих чудесах».
И боги согласились: «Куда бы ни упала твоя тень, она будет исцелять и воскрешать».
«Хорошо, — кивнул святой. — А теперь окажите мне последнюю милость. Сделайте мою шею неподвижной, чтобы я не мог оглядываться на результаты деяний своей тени».
И милость была оказана. Шея святого стала неподвижной. Он ходил из города в город. Когда его тень касалась увядших цветов, те расцветали, но он уже уходил дальше, не имея возможности оглянуться. Он ничего не знал. Когда же святой умер и попал в рай, то поинтересовался у богов, принес ли пользу их дар, потому что сам он так и не узнал этого. Мне очень нравится эта легенда.
Когда происходит шактипат, это случается именно так — при помощи тени и окаменевшей шеи, Медиум, через которого течет Божественная энергия, должен быть полнейшей пустотой, совершенным вакуумом, иначе его голова может повернуться назад. Если сохраняется даже малейший намек на эго, всегда есть желание оглянуться, чтобы убедиться в результате. Как только это происходит, возникает ощущение «Я сделал это». Очень трудно избежать такого чувства.
Как только человек становится пустотой, тишиной, шакти¬пат с легкостью происходит вокруг него — так с восходом солнца цветы раскрывают свои лепестки, так деревья питаются водами протекающей мимо реки. Но река никогда не утвержда¬ет, что поит множество деревьев, будто только благодаря ней они так буйно зеленеют. Река даже не догадывается об этом. К моменту цветения деревьев вода, напоившая их корни, уже достигает океана. Разве есть у нее время, чтобы подождать и посмотреть? Невозможно оглянуться назад. Если переживание происходит при подобных условиях, оно имеет духовную цен¬ность. Но когда присутствует эго, деятель, когда кто-то утвер¬ждает, что он исполнитель, тогда это феномен психического порядка — это не более чем гипноз.

Существует ли возможность гипноза и иллюзии в Вашем новом методе Динамической медитации?
Со многими ничего не происходит; может, они на не¬верном пути? Есть и, такие, с кем происходит множес¬тво вещей; они на правильном пути? Может быть, и первые и вторые всего лишь притворщики?

Необходимо понять следующее. Гипноз — это наука, ее используют для внушения. Однако посредством гипноза можно оказать и существенную помощь. Наука — это всегда обоюдоострый меч.
С помощью атомной энергии на полях выращивают пшеницу; но она же при взрыве может снести с лица Земли все живое. Одновременно существуют обе возможности. Электрический ток дает жизнь всем электроприборам, необходимым для нашего удобства, но он же может и убить, однако никому даже в голову не придет перекладывать ответственность на него. Если эгоис-тическая личность пользуется гипнозом, то делает это с целью подавить, уничтожить и подчинить других. Но не исключено и противоположное.
Гипноз — это нейтральная энергия; это наука. Она может быть использована для вашего пробуждения, для внутреннего путешествия; но она же и углубляет ваши укоренившиеся иллюзии.
Используемый мной метод в начальной фазе является гипнозом, но к этому добавляется существенный элемент, защи¬щающий вас от гипнотического воздействия: это свидетельствование. Наблюдение. В этом заключается единственное отличие гипноза от медитации, но отличие это огромнейшее. Под воз¬действием гипноза вы становитесь бессознательными, неосоз¬нанными. Только в таком состоянии с вами можно работать, вами можно управлять. Однако подчеркиваю, что в медитации гипноз полезен, но только при условии, что вы остаетесь наблюдателем. Тогда вы сохраняете бдительность и алертность вы все время знаете, что происходит. Тогда невозможно ничего предпринять против вашей воли; вы постоянно присутствуете. В состоянии гипноза посредством внушения вас делают бессоз¬нательным, но при помощи внушения можно и прорвать, разбить вашу неосознанность.
Поэтому начальные шаги того, что я называю медитацией, скорее относятся к области гипноза; иначе и быть не может, ибо любое путешествие к себе начинается от ума. Вы живете в уме; это место, где вы находитесь, поэтому путешествие начинается отсюда. Но это путешествие может быть двух видов: либо вы будете кружиться в пределах своего ума, подобно вращающему жернов быку, который не в состоянии вырваться из замкнутого круга; либо путешествие может привести вас на вершину ума, откуда вы сможете совершить прыжок. В обоих случаях началь¬ные шаги должны быть предприняты в сфере ума. Таким образом, начальные стадии гипноза и медитации совпадают, но конечные стадии различны, как и сами цели. Различен и базовый, основной элемент. Гипноз немедленно требует бессоз¬нательности, сна; следовательно, его воздействие начинается со сна, а затем уже происходит все остальное. В медитации же все начинается с пробуждения, а затем акцент переносится на состояние постоянного наблюдения. Свидетель внутри вас про¬бужден, бдителен, поэтому никакое постороннее воздействие не может причинить вам вред, И помните: вы остаетесь, абсолютно осознанны к тому, что происходит внутри вас.
Теперь что касается разницы между теми, с кем что-то происходит, и с теми, с кем ничего не происходит. У людей, с которыми ничего не происходит, более слабая сила воли. Они испуганы. Они боятся даже того, что это может случиться! Как странно устроен человек! Они решились медитировать; они пришли для того, чтобы медитация произошла, но теперь боятся, что она может действительно случиться. Когда они видят, что с другими что-то происходит, то думают, уж не подстроено ли все. Таково их средство защиты. Они говорят: «Мы не настолько слабы, чтобы на нас оказывалось влияние. Бедные, слабые людишки». Таким образом, они удовлетворяют свое эго, не зная, что такие мощные процессы не могут происходить со слабыми людьми. Им также не известно, что это может произойти только с умными и смышлеными.
Идиота невозможно загипнотизировать, как и приобщить к медитации. Точно так же невозможно повлиять на безумца. Чем более чувствителен человек, тем легче он поддается гипнозу. Чем он слабее развит и менее чувствителен, тем больше понадобится времени, чтобы загипнотизировать его. Как можно рационально объяснить отсутствие умственных способностей, силы воли и чувствительности? В свою защиту можно сказать: «Кажется, эти люди — притворщики. Они слабы, глупы и подвержены влиянию со стороны».
Недавно у меня был разговор с пожилым, образованным мужчиной — бывшим врачом. Он подошел ко мне на третий день медитационной группы со словами: «Я хочу попросить у вас прощения за то, что погрешил против истины».
«Что случилось?»— поинтересовался я.
Он ответил: «В первый день у меня возникло ощущение, что все вы сговорились и устроили это шоу, а среди нас оказалось несколько слабоумных, которые слепо следовали за вашими сподвижниками. Тогда я сказал себе, что стоит подождать второго занятия. На следующий день я увидел, что двое или трое моих друзей — тоже врачи — полностью участвуют в медитационном эксперименте. Я отправился к ним и сказал: «Не может быть, чтобы вас заранее подготовили или подговорили. Происходило ли с вами что-то на самом деле или вы притворялись?»
Они ответили: «Разве была нужда притворяться? До вче¬рашнего дня мы тоже так считали, но сегодня это произошло с нами».
Затем, вечером третьего дня, когда это произошло и с ним, старый человек подошел ко мне с извинениями. Он сказал: «Сегодня это случилось и со мной, теперь все мои подозрения развеялись. Я подозревал в сговоре и своих приятелей-врачей. В наши дни не знаешь, чего можно ожидать от людей. А вдруг они заключили сделку? Конечно, я знаю своих коллег, но кто может поручиться — не поддались ли они вашему гипнотическому воздействию? Однако сегодня это случилось и со мной. Когда я вернулся домой, мой младший брат, тоже врач, поин¬тересовался: «Как шоу? Почувствовал ли хоть что-нибудь?» И я ответил: «Прости, брат, теперь я не могу назвать это шоу. Два дня я тоже подшучивал над происходящим, но сегодня это случилось и со мной. Я не в претензии по отношению к тебе, потому что до сегодняшнего дня тоже был скептиком». Старик еще раз извинился за негативные мысли.
Вот к каким средствам защиты мы прибегаем. Те, с кем ничего не происходит, найдут способ защитить свое эго. Но между теми, с кем уже что-то происходит, и теми, кто пока ничего не испытал, дистанция очень мала. Просто вторым не хватает целеустремленности. Если человек собирается с сила¬ми, призывая на помощь мужество, самоотверженность и жела¬ние, отбрасывая все амбиции, переживание обязательно придет.
Сегодня ко мне подошла женщина. Пытаясь скрыть смуще¬ние, она сообщила, что ей позвонил друг, сказавший следу¬ющее: «Во время таких медитационных практик некоторые срывают с себя одежду и вообще делают странные, неподобаю¬щие вещи. Разве может леди из порядочной семьи принимать в этом участие?»
Некоторые питают иллюзии по поводу своей принадлежнос¬ти к так называемому приличному обществу, относя других к выходцам из «неблагородных» семей. Все это опять-таки сред¬ство защиты. Женщина, считающая, что она принадлежит к порядочной семье, упустит шанс, заточив себя в домашних стенах. Если ее беспокоит нагота другого, значит, она не из благородной семьи. Какое отношение имеет она к наготе дру¬гого?
Наш ум скор на выдумки странных извинений. Он твердит: «Все это грязь и хаос, такого не может случиться со мной. Я не слаб, у меня сильный ум». Будь это так, будь вы умным и сильным, переживание уже произошло бы с вами.
Отличительной чертой интеллигента является то, что он не делает выводов прежде, чем не попробует нечто сам. Он никогда не объявит ложным то, что делают другие. Он скажет: «Кто я такой, чтобы судить других, относить их переживания к истин¬ному или ложному?» Кто вы, чтобы решать, ошибается ли другой человек? Подобные неверные решения приносят множес¬тво проблем.
Люди не поверили, что нечто свершилось с Иисусом; иначе они не кричали бы: «Распни Его!» Они считали Его речи более опасными, чем преступления Вараввы. Люди не закидали бы камнями Махавиру, если бы не считали, что своей наготой он вносит смуту. Они сказали бы, что ничего не случилось с Махавирой.
По какому праву, на каком основании мы смеем решать, что происходит внутри у нашего собрата? Интеллигентный, разумный человек не станет выражать свое мнение, пока не попробует сам. Если со мной ничего не происходит, я должен выяснить, правильно ли выполняю рекомендации. Если я отдаюсь происходящему не в полную силу, то как со мной может произойти что-то?
Недавно в медитационном лагере в Порбандере я отметил, что, если человек не прилагает усилий на все сто процентов, с ним ничего не произойдет во время медитации; его старания не увенчаются успехом.
Как-то один из моих друзей признался: «Я с ленцой относился к выполнению техник, не прилагая особых усилий, ибо полагал, что мне понадобится лишь немного больше време¬ни, чтобы переживание произошло. Но сегодня я осознал, что так переживание никогда не случится. Поэтому сегодня я приложил все свои усилия, и переживание пришло ко мне».
Если относиться к происходящему эксперименту с ленцой, зачем вообще что-то делать? Поступая таким образом, вы словно пытаетесь плыть на двух лодках одновременно. Но человек, ступивший левой ногой в одну лодку, а правой — в другую, ставит себя в весьма затруднительное положение. Одной лодки вполне достаточно: тогда, даже если она несется в ад, вы только в одной лодке. Но люди — странные создания; мы ставим одну ногу в лодку, плывущую в рай, а другую — в лодку, несущуюся в ад!
Дело в том, что ум наш в замешательстве, он не знает, куда направиться. Скованный страхом, он никак не может решить, будет ли более счастлив в раю или в аду. Стоя одновременно в двух лодках, вы никуда не доберетесь; вы просто умрете посредине реки. Именно так и работает наш ум. Это шизофре¬ния. Мы привносим усилия для того, чтобы идти вперед, а затем — точно такие же усилия, чтобы остановиться. Это может причинить большой вред.
С огромным усердием тотально идите в эксперимент, и не делайте поспешных выводов в отношении других людей. Если человек полностью идет в переживание, с ним определенно
начнут происходить изменения. Я говорю о весьма тонких научных вещах, а не о религиозных предрассудках.
Это научный факт, что при максимальном усилии результат обязательно достигается. И другого способа нет, потому что Бог есть энергия и эта энергия не половинчата. Следовательно, молитвы, поклонения, либо факт рождения в семье из высшего общества или на индийской земле не играют особой роли. Это чисто научный вопрос. Если человек искренен и усерден, даже Бог не в силах воспрепятствовать его успеху. И даже если Бога вообще нет, это становится не важным. Следите, чтобы при медитации была задействована вся ваша энергия. Принимайте решение только в соответствии со своим собственным опытом, а не полагаясь на внешние формы происходящего; иначе вы пойдете по ложному пути.
 

!