ЭЗОТЕРИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ ТАНТРЫ

Вы сказали, что различие между мужским и женским заканчивается на уровне пятого тела. Как приспосабливаются позитивные и отрицательные по¬люса электричества первых четырех тел к этому переживанию? Объясните, пожалуйста, подробнее.

В контексте мужского и женского говорилось, что первое тело женщины женское, второе мужское, третье — женс¬кое, а четвертое мужское, у мужчин — все наоборот. Я говорил, что как мужское, так и женское тела являются неполными. Соединение мужского и женского образует полное, завершенное тело. Такое соединение происходит двояко. Если внешний мужчина соединяется с внешней женщиной, они образуют союз. При помощи такого союза продолжается работа природы. Если мужчина или женщина обращается внутрь и объединяется с внутренней женщиной или внутренним мужчиной, начинается иное путешествие, ведущее к Божественному. Внешний же союз ведет к природе.
Когда первое тело мужчины объединяется со вторым, эфир¬ным телом, являющимся женским, образуется союз. Когда первое тело женщины встречается с ее же вторым мужским телом, тоже возникает союз. Это чудесное объединение. Внеш¬ний союз быстро распадается. Слишком быстротечен период счастья, по сравнению с которым печаль разделения бесконечна. Эта печаль порождает новое стремление к тому же самому удовольствию, которое вновь оказывается мимолетным; и вновь разлука, долгая и болезненная. Внешнее удовольствие проходит, в то время как внутренний союз длится вечно, раз возникнув, он уже не разбивается.
До тех пор пока внутренний союз не образован, существует грусть и боль. Ток счастья начинает течь внутри с образованием внутреннего союза. Это удовольствие похоже на то мгновенное счастье, переживаемое внешним союзом во время занятий любовью, счастье столь кратковременное, что оно заканчивается, еще не успев начаться. Оно даже не всегда переживается.
С точки зрения йоги, при возникновении внутренних вза¬имоотношений мгновенно исчезает инстинкт к взаимоотношени¬ям внешним. Причина в том, что внутренний союз полностью удовлетворяющ и полон. Изображения коитуса, покрывающие стены храмов, отражают именно это.
Внутренние половые отношения являются процессом меди¬тации. Поэтому между концепцией внутреннего и внешнего акта любви возникает противоречие. Так произошло вследствие того, что познавший внутреннее, теряет интерес к внешнему.
Следует помнить и о следующем: когда женщина объединя¬ется со своим мужским эфирным телом, в результате образуется женский союз; когда мужчина объединяется с внутренней жен-щиной, возникающий союз будет мужским. Так происходит вследствие того, что первое тело поглощает второе: второе растворяется в первом. Но теперь это объединение является мужским и женским совсем в ином смысле. Здесь мы видим не внешнюю женщину и не внешнего мужчину: внешний мужчина не полон, а следовательно, неудовлетворен, обеспокоен. Внеш¬няя женщина тоже не полна, беспокойна.
Если проследить развитие жизни на Земле, оказывается, что в простейших организмах присутствовало как женское, так и мужское начало. Амеба, например, наполовину женщина, наполовину мужчина. Следовательно, в мире нет более удовлет¬воренного создания. Амебе не известно, что такое раздражение. По этой же причине ей не удалось развиться дальше: амеба амебой и осталась. Элементарные организмы в своем биологи¬ческом развитии не образовали отдельных тел для каждого пола. И женское и мужское присутствует в одном и том же теле.
Когда внешняя женщина объединяется с внутренним муж¬чиной своего эфирного тела, то в результате такого союза возникает новая, полная, завершенная женщина. Мы не имеем ни малейшего представления о персональности завершенной женщины, потому что все известные нам женщины не заверше¬ны. Не известны нам и завершенные мужчины. При образовании такого союза появляется высшее удовлетворение — удовлетво¬рение, в котором полностью исчезает любое недовольство. Для таких полных и завершенных мужчины и женщины краше трудно, если не сказать невозможно, установить внешние взаимоотношения, потому что во внешнем мире есть только поло¬винчатые мужчины и половинчатые женщины, в присутствии которых их персональности не ощущают себя гармонично. Однако совершенный мужчина — чьи первые два тела объединились — может установить взаимоотношения с совершенней женщиной, чьи первые два тела тоже объединились.
Тантра использовала множество способов для подобных взаимоотношений. Тантра прошла сквозь множество препятс¬твий непонимания. Мы не способны понять, что делают тантристы, — вполне естественно, что их действия за пределами нашего понимания. Когда мужчина и женщина, достигшие объединения внутренних тел, занимаются любовью по условиям тантры, мы воспринимаем это как вполне обычный коитус. Нам не разобраться в происходящем.
Но это совершенно иное событие, оказывающее огромную помощь ищущим. Внешнее объединение совершенного мужчины и совершенной женщины служит началом для новой встречи; это путешествие к новому союзу. Один вид путешествия уже завершен: неполный мужчина и неполная женщина стали пол¬ными, завершенными, посредством чего было достигнуто опре¬деленное плато реализации, потому что после этого исчезают желания.
Когда совершенный мужчина и совершенная женщина встречаются подобным образом, они впервые переживают бла¬женство, удовольствие, объединение двух целостных существ. Тогда они начинают понимать, что если такой великолепный союз произойдет внутри, то их ожидает поток безграничного блаженства. Половина мужчины наслаждается соединением с половиной женщины; затем он соединяется с половиной внут¬ренней женщины и переживает безграничное блаженство. Затем полный мужчина соединяется с полной женщиной. Логично предположить, что за этим последует союз с совершенной внутренней женщиной, на поиски которого он и отправляется. Во время такого поиска происходит объединение третьего и четвертого тел.
Третье тело мужчины мужское, а четвертое женское. Тан¬тра заботится о том, чтобы ищущий не остановился после достижения первого уровня совершенства. Есть множество ви¬дов внутреннего совершенства. Совершенство никогда не может стать препятствием, но есть множество совершенств, которые несовершенны по сравнению с совершенством, ожидающим впереди. Однако они являются совершенствами по сравнению с предыдущими несовершенствами. Предыдущие несовершенства могут исчезнуть, но мы по-прежнему не догадываемся об ожи-дающем нас впереди. Это и может стать препятствием.
В Тантре были созданы многие весьма удивительные мето¬ды, понять которые практически невозможно. Например, во время сексуальных взаимоотношений между завершенным муж¬чиной и завершенной женщиной не происходит потери энергии: этого и быть не может, потому что каждый образует полный круг внутри самого себя. В данном случае не происходит никакого разряда энергии, впервые они могут испытать удоволь¬ствие без потери энергии.
За удовольствием, испытываемым во время оргазма, непре¬менно следует переживание боли. Подавленное настроение, острое ощущение тоски, усталость, сожаление и угрызения совести, следующие за потерей энергии, неизбежны. Удоволь¬ствие длится мгновение, но потерянная энергия восстанавлива¬ется через сутки — двое, иногда требуется и больший промежу¬ток времени. Пока энергия накапливается, ум агонизирует.
Тантра изобрела необычные и чудесные методы для поло¬вого сношения без эякуляции, отважно и мужественно работая в этом направлении. Мы поговорим на эту тему как-нибудь позже, потому что Тантра содержит в себе целостную систему. Со времени доступности этих знаний вся наука постепенно становится эзотерической. Трудно говорить о тантрических практиках открыто, вследствие наших моральных убеждений. Более того, наши глупые «мудрецы», которые ничего не знают, но обо всем рассуждают, делают невозможным поддерживать ценное знание. Поэтому практикование Тантры прекратилось, либо оно стало тайным. По этим причинам тантрическое знание больше не влияет открыто на нашу жизнь.
Половой акт между завершенной женщиной и завершенным мужчиной — совсем другое дело. Здесь не происходит потери энергии. Происходит переживание, на которое можно только намекнуть. После полового акта количество энергии возрастает. Эта энергия находится внутри, она пробуждается, становясь активной в присутствии второго партнера. В обычном половом акте эякуляция происходит при сближении партнеров. Во вто¬ром случае пробуждается собственная индивидуальная энергия совершенных партнеров; полностью проявляя лежащее внутри. Здесь становится возможным проверить способность к союзу полной женщины и полного мужчины. Первый союз является объединением незавершенных существ. Во второй фазе начинается работа по объединению третьего и четвертого тел.
Третье тело мужчины мужское, четвертое женское; у женщин все наоборот. В союзе третьего и четвертого тел внутри мужчины может остаться только мужчина, на первое место выходит третье тело. Внутри женщины на первое место высту¬пает женское начало. После этого две завершенные женщины сольются в одну, потому что теперь для разделения не будет границ. Мужское тело требовало разделения. Точно так же и женское тело в мужчине настаивало на сохранении дистанции между мужскими телами.
Когда женщина первого и второго тел встречается с женщиной третьего и четвертого тел, происходит объединение и растворение двух завершенных женщин. Тогда женщина дости¬гает удвоенной женственности. Большая женственность просто невозможна, дальнейшее развитие женственности невозможно. Возникает совершенная женщина, которая не стремится встре¬тить даже совершенного мужчину.
При первой завершенности существовало очарование встречи со второй завершенной частью, встречи, увеличивающей количество энергии. Теперь нет и этого. Теперь даже встреча с Богом в некотором роде становится бессмысленной. Внутри мужчины также происходит объединение двух завершен¬ных мужчин. После объединения четырех тел в мужчине оста¬ется только мужское, в женщине — только женское. Начиная с пятого тела, нет ни женского, ни мужского.
Переживания, происходящие в мужчине и женщине после достижения четвертого уровня, полностью различны. Даже не так: переживания одинаковы, различается их отношение, под¬ход. Мужчина остается агрессивным, женщина по-прежнему сдается. После достижения четвертого тела женщина покоряет¬ся тотально, ничего не оставляя для себя. Такая тотальная сдача приведет ее к путешествию на пятый уровень, где женщина больше не женщина, потому что для того, чтобы остаться женщиной, необходимо оставить что-то себе.
Мы не меняемся оттого, что мы все время что-то оставляем про запас. Если бы мы выложили все, то стали бы совсем иными, чем прежде. Но мы постоянно придерживаем что-то для себя. Если женщина полностью отдастся даже обыкновенному муж¬чине, в ней произойдет внутренняя кристаллизация, дающая возможность перехода на пятый уровень. Вот почему иногда женщины преодолевали преграды четвертого тела при помощи любви к обыкновенному мужчине.
Слово сати не обладает иным эзотерическим значением. Сати не означает женщину, чей взгляд не касается другого мужчины; сати обозначает женщину, в которой больше не осталось женского фактора, чтобы смотреть на мужчин.
Если женщина тотально сдается в любви даже к обыкновен¬ному мужчине, необходимость проделывать утомительное путе¬шествие исчезает. Все ее четыре тела выкристаллизуются и встанут у двери, ведущей на пятый уровень. Женщины, говоря¬щие: «Муж есть Господь», пережили именно это. Их слова не означают, что мужем был Бог; смысл такого высказывания сводится к тому, что дверь на пятый уровень открылась им через посредничество мужа. В их словах не было ошибки, их слова абсолютно правильны. Женщина достигает посредством любви то, на что мужчине требуются огромные усилия. Одна любовь способна привести женщину на пятый уровень.
Возьмите жизнь Ситы. Она принадлежит к категории женщин-сати. Сдача Ситы уникальна, тотальна. Равана был непол¬ным мужчиной, в то время как Сита — завершенной женщиной. Излучение совершенной женщины таково, что незавершенный мужчина не смеет коснуться ее. Он даже не может взглянуть на нее, только неполная женщина может быть для него сексуальной.
Когда мужчина приближается к женщине сексуально, то не отвечает за свои действия полностью. Незавершенная женщина неминуемо тоже несет за это ответственность. Когда мужчина сексуально касается женщины, то только половина ответствен¬ности лежит на нем. Женщина тоже ответственна. Она провоцирует, приглашает, но вследствие пассивности ее агрессивность проходит незамеченной. Мужчина агрессивен, поэтому очевидно, что он касается ее.
Равана не мог даже глаз поднять на Ситу, Равана остается бессмысленным для Ситы. И все же после войны Рама настоял на проверке Ситы огнем, чтобы убедиться в ее невинности. Сита не возразила. В случае отказа от проверки она потеряла бы свое положение в качестве сати. Она могла бы настоять, чтобы они оба подверглись испытанию огнем, потому что кто знает, с какими женщинами мог встречаться Рама!
Но подобный вопрос даже не возникал в уме Ситы. Она с готовностью прошла через испытание огнем. Если бы она хотя бы однажды усомнилась в авторитете Рамы, она потеряла бы свои позиции, — в таком случае ее сдача стала бы неполной, такой сдаче чего-то не хватало бы до абсолютной тотальности. Засомневайся она хоть на мгновение в необходимости испыта¬ния огнем, она моментально сгорела бы. Но сдача была тоталь¬ной, так как для Ситы не существовало иного мужчины, кроме Рамы. Однако мы считаем чудом, что она неповрежденной прошла сквозь огонь.
Даже обычный человек, находясь в особом внутреннем состоянии, пройдет сквозь огонь и тоже уцелеет. Если в состоянии гипноза человеку внушить, что огонь не опалит его, то он невредимым пройдет сквозь огонь.
Обычный факир ходит по раскаленным углям, но в этот момент его внутренний энергетический контур завершен и замкнут. Сомнения разрушают круг энергии. Если тень сомнения закрадется в мозг факира, если он подумает, что может сгореть, это непременно произойдет. Два факира прыгают в огонь, при виде подобного вы думаете: «Если эти двое могут прыгнуть и не обгореть, то почему со мной что-то должно случиться?», а затем и сами прыгаете в костер, в таком случае вреда не произойдет. Сомневающийся не осмелится вступить в костер, он останется в сторонке.
Если внутренний контур завершен и замкнут, даже огню бесполезно касаться нас. Поэтому вполне понятно, что огонь не причинил вреда Сите. После проверки огнем Рама все же изгнал ее из своего государства, но даже тогда Сита не задала вопроса. Сдача Ситы столь тотальна, что у нее не было причин для вопросов.
Если завершенная женщина достигает совершенства любви к одному мужчине, она перепрыгнет первые четыре шага духов¬ных практик. Мужчине сделать подобное крайне трудно, так как его ум не готов к сдаче. Интересно, что даже агрессия может быть совершенной. Но для того, чтобы агрессия стала совер¬шенной, вовлекается многое, а не только вы одни. При сдаче за совершенство отвечаете только вы. Если я хочу сдаться кому-то, то вовсе необязательно сообщать об этом. Но если мне приходится быть агрессивным по отношению к кому-то, то и он оказывается вовлеченным в конечный результат.
Во время нашего разговора о шактипат, вам могло пока¬заться, что в женщинах чего-то не хватает, что относительно них возникают осложнения. Я уже говорил, что в жизни имеются правила компенсации. В случае с женщинами путешествие ускоряется их способностью к тотальной сдаче. Мужчина не способен к тотальной любви, несмотря на всю силу чувств. Причина кроется в его агрессивности и меньшей способности к сдаче. Поэтому, если первые четыре тела женщины завершены и слиты в единое целое, она с легкостью сдается пятому. Если женщина становится совершенной, тогда никакая сила не может встать у нее на пути. Тогда для нее не существует никого, кроме Бога. Тот, кого она любит, находясь в первых четырех телах, для нее тоже становится Богом, с этого момента все существу¬ющее становится Богом.
В жизни Мееры произошел прекрасный случай. Однажды она отправилась во Вриндаван. Священнослужитель огром¬ного храма дал обет, что никогда в жизни не взглянет на женщину, поэтому женщинам запрещался вход на террито¬рию храма. Однако Меера, растворенная в любимом Кришне, прошла прямо в храм. Служители храма возмутились, сказав, что женщинам вход воспрещен, так как настоятель не смотрит на женщин, на что Меера ответила: «Странно. Я считала, что в мире существует только один мужчина — Кришна. Кто же второй мужчина? Я бы хотела взглянуть на него».
Люди прибежали к настоятелю и рассказали о Меере. Выслушав речи приближенных, он выбежал к Меере и припал к ее ногам, говоря: «Бессмысленно называть женщиной ту, для кого существует только один мужчина. Для нее проблема мужчины и женщины исчезла. Я припадаю к твоим ногам и молю о прощении. Считая кого-то женщиной, я относился к себе как к обыкновенному мужчине. Но для женщины твоего уровня мое существование в качестве мужчины бессмыс¬ленно».
Достигая четвертого тела, мужчина становится совершен¬ным мужчиной. Он преодолел две ступени к подобному совер¬шенству. С этого момента для него не существует женщины; само это слово утрачивает всякий смысл. Теперь он лишь сила агрессии, как и женщина, достигшая четвертого уровня, стано¬вится энергией сдачи. Теперь они превращаются только в энергии, утрачивая название - мужчина и женщина.
Мужская агрессивность развивается разнообразнейшими йогическими практиками, женская сдача расцветает на различ¬ных путях бхакти, любви. Сдача становится бхакти, агрессив¬ность превращается в йогу. Теперь различие между мужским и женским выражается только во внешней физической форме. Теперь либо капля впадет в океан, либо океан в каплю, — результат один. Капля мужчины прыгнет в океан и растворится в нем. Капля женщины станет пропастью, приглашая океан заполнить ее.
Даже в этом состоянии женщина остается негативной. Она превращается в утробу, вмещающую в себя океан. Вся энергия Вселенной войдет в нее. Мужчина, даже на данной стадии, не может быть рецептивным, принимающим. Он сохраняет качест¬во силы, поэтому он совершает прыжок и тонет в океане. В самых глубинах их существа, персональность несет в себе разделение на мужское — женское, до самого конца пребывания на четвертом уровне.
Реальность пятого тела, однако, абсолютно иная. Здесь остается только душа. Здесь нет никакой дискриминации, осно¬ванной на половых различиях. Следовательно, дальнейшее пу¬тешествие одинаково для всех. На четвертом уровне различие остается, да и оно касается того, упадет ли капля в океан или океан растворится в капле. Но конечный результат одинаков. Если женщина пожелает прыгнуть в океан или мужчина захочет сдаться, они создадут себе излишние трудности. Не забывайте о возможности подобной ошибки.

В одной из своих бесед Вы сказали, что пролонгированный половой акт ведет к возникновению элек¬трического кольца вокруг мужчины и женщины. Что это за круг, как он образуется и каково его использо¬вание относительно первых четырех тел? И касатель¬но медитации, какова форма вышеупомянутого пере¬живания?

Как я уже говорил, мужчина половинчат, как половинчата и женщина. Оба являются энергией, электричеством. Жен¬щина — отрицательный полюс, в то время как мужнина — полюс положительный. При встрече положительного и отрицательного электрического полюса замыкается контур и возникает свет. Этот свет разнообразен в своих проявлениях: вовсе невидимый, видимый изредка либо видимый для одних и невидимый для других. Но круг все равно образуется. Объединение мужчины и женщины столь кратковременно, что электроцепь не успеет образоваться, как тут же размыкается. Поэтому возникли тех¬ники для продления полового акта. Если сексуальный акт длится полчаса, то можно увидеть, как электрический круг окружает пару, занимающуюся любовью. Были даже сделаны фотографии подобного явления. Во многих примитивных племенах сексуаль¬ное объединение длится долго, формируя, таким образом, круг. В цивилизованном мире трудно отыскать такую замкнутую цепь. Чем более напряжен ум, тем быстрее заканчивается половой акт, быстрее происходит эякуляция, потому что напря¬женный ум стремится не к самому акту, а к разрядке напряже¬ния. На Западе отношение к сексу снивелировалось к концепции стакана воды. Снимается напряжение, сбрасывается груз. После выброса энергии приходит ощущение истощенности, разгрузки. Одно дело расслабиться, растратиться — совсем иное. Расслабление означает, что энергия находится внутри, а вы отдыхаете. При рассеивании энергия утрачивается, после чего вы лежите в полном изнеможении. При сбросе энергии вы ослабеваете, хотя и принимаете это за расслабление.
По мере увеличения напряжения на Западе секс стал освобождением от напряжения, от давления внутренней энергии. Многие западные философы видят в сексе не больше пользы, чем в чихании. Появляется зуд в носу, вы чихаете, ум расслаб¬ляется. Запад не готов признать в сексе большую ценность, чем это. Но они и правы, потому что то, как они занимаются сексом, действительно не более чем чихание.
На Востоке тоже постепенно приходят к такому же отно¬шению... потому что Восток тоже становится напряженным. Где-нибудь в горах, в уединенной пещере еще можно повстре¬чать ненапряженного человека. Он живет в мире гор и ручьев, деревьев и трав, его еще не затронула цивилизация. В таких условиях во время полового акта возможно образование замк¬нутого круга.
Существуют тантрические техники, при помощи которые возможно возникновение круга. Переживание подобного вели¬колепно, потому что только с образованием замкнутой цепи, возможно ощутить единение. Подобную целостность, единение невозможно ощутить до момента образования замкнутого кон¬тура. Как только круг замыкается, пара, занимающаяся сексом, уже не является двумя отдельными существами. Они становятся потоком единой энергии, единой силы. Нечто испытывается как приходящее и уходящее, вращающееся; две отдельные сущности исчезают.
В зависимости от силы такого круга желание совокупления уменьшается, интервалы между половыми актами увеличивают¬ся. Может случиться так, что после образования круга стрем¬ление к повторению возникнет только через год, потому что во время подобного акта происходит полное насыщение, реализа¬ция.
Возьмем такой пример: человек ест, а затем идет и чистит желудок. При этих условиях он не получает наслаждения от еды. Насыщение происходит не от поглощения пищи, а от ее усвоения. Обычно мы чувствуем, что акт поглощения пищи приносит насыщение. Это не так; насыщение происходит, когда пища переваривается.
Совокупление бывает двух видов: один похож на поглоще¬ние еды, а второй — на переваривание. То, что мы восприни¬маем как сексуальные отношения, скорее похоже на поглоще¬ние, а затем на рвоту, переварить оказывается нечего. Если нечто переваривается, удовлетворение глубоко и продолжитель¬но. Однако впитывание происходит только при возникновении замкнутого круга. Энергетический контур означает, что ум обоих партнеров растворился друг в друге. Теперь умов уже не два, а один. Тела по-прежнему два, но протекающая в них энергия стала одной.
Такое состояние сексуальной поглощенности приводит к глубокой удовлетворенности, что крайне полезно для йоги и медитирующего. При таком внутреннем слиянии уменьшается потребность во внешнем слиянии. Освобожденное таким обра¬зом время используется для внутреннего путешествия. Как только начинается внутреннее путешествие и происходит слия¬ние с внутренней женщиной или внутренним мужчиной, потреб¬ность во внешнем партнере отпадает.
Для семейного человека термин брахмачарья означает, что половой акт должен быть столь удовлетворяющ, что между одним и вторым актом проходят годы, проведенные в брахмачарье. Как только такой период брахмачарьи достигнут, а ищущий отправился во внутреннее путешествие, внешняя пот¬ребность в половом акте исчезает.
Я говорю о семьянине. Для традиционных саньяси, для тех, кто отверг способ жизни домохозяина, значение брахмачарьи сводится к сексуальному объединению с внутренней женщиной или внутренним мужчиной. Для них существует потребность во внутреннем половом акте. Такому человеку, следует отыскать средства для внутреннего слияния, иначе он будет только с виду избегать контактов с внешней женщиной, в то время как ум, будет мысленно предаваться всем видам земной любви. Его попытки сохранить целибат приведут к большей потере энергии, чем это происходит при обычном половом акте.
Итак, для традиционного саньясина существует несколько иной путь. Разница лишь в следующем: сексуальный союз с внешней женщиной является первым, начальным шагом для домохозяина; затем на второй ступени он встречается с внут¬ренней женщиной, в то время как традиционный саньясин сразу объединяется с внутренней женщиной. Первая ступень невоз¬можна для саньясина.
Глупо, с традиционной точки зрения, инициировать в саньясу любого человека. В действительности, инициация в тради¬ционную саньясу возможна только при условии, что первое тело человека готово к встрече с внутренней женщиной. Если, заглядывая внутрь, мы видим такую готовность, тогда происхо¬дит инициация в брахмачарью, в противном случае такой акт приведет к безумию и ничему большему.
Но есть люди, раздающие инициации без разбора. За одним гуру следует тысяча саньяси, за другим — две, и они сами не знают, что делают. Готовы ли инициированные ими, для внут-реннего, медитативного единения? Вовсе нет — большинство гуру даже понятия не имеют о внутреннем слиянии. Вот почему, когда ко мне приходят традиционные саньяси, их главной проблемой является секс. Встречаемые мной домовладельцы тоже имеют множество проблем, но главной проблемой тради¬ционного саньяси является секс, в то время как это лишь одна из множества проблем домохозяина.
Ум традиционного саньяси сконцентрирован только вокруг секса. Гуру показал ему множество средств, позволяющих избежать слияния с внешней женщиной, но он не имеет ни малейшего представления, каким образом медитирующий может встретиться с внутренней женщиной. Поэтому избежать внешней женщины становится невозможно. Такой саньяси может только делать вид, что он избегает сексуальных контактов, да и то сделать это крайне трудно.
Биоэнергия должна куда-то двигаться. Можно предотвратить внешний выброс энергии только в том случае, если она может двигаться внутрь. Если энергия не идет внутрь, она непременно выплеснется наружу. И неважно, присутствует ли женщина во плоти, выплеск энергии происходит и при помощи воображаемой женщины. То же самое касается и женщин, однако, с учетом различий между мужчиной и женщиной.
Для искателя-женщины секс не является такой проблемой, как для искателя-мужчины. Я знаком с множеством монашек-джайнов, для которых секс не играет особой роли. Причина в том, что женский секс пассивен. Секс превращается в проблему, только если он разбужен; если секс остается незатронутым, можно прожить всю жизнь и не задумываться о возможности существования подобной проблемы. Женщина нуждается в ини¬циации — даже в сексе. Как только мужчина вводит женщину в секс, энергия резко поднимается в ней. Но если такого не происходит, женщина может всю жизнь оставаться девственни¬цей. Вследствие пассивности для женщины это не представляет трудностей. Женский ум неагрессивен, она может ждать, ждать бесконечно. По этой причине я считаю опасным инициировать замужнюю женщину до тех пор, пока она не научится объеди¬няться с внутренним мужчиной.
Можно инициировать девственницу. Она находится в луч¬шем положении, чем мальчик. Она может спокойно ждать, пока ее введут в секс, потому что она неагрессивна. Если нет внутренней агрессии, постепенно внутренний мужчина начнет объединяться с внешней женщиной.
Внутренний союз более доступен женщинам, чем мужчи¬нам. Вы понимаете, что я хочу сказать? Второе тело женщины мужское, а следовательно, агрессивное. Поэтому, даже если женщина не найдет внешнего мужчину, для нее это не станет трагедией. Если она не переживет секс из внешнего источника, внутренний мужчина проявит свою агрессивность. Эфирное тело начнет покорять ее; вскоре она обратится внутрь и раст¬ворится во внутреннем слиянии.
Для мужчин внутреннее слияние затруднено из-за пассив¬ности второго тела. Оно не может заявить свои права на агрессивное физическое тело. Оно примет первое только в том случае, если физическое тело само направится к внутренней женщине.
Таковы различия. В случае правильного понимания нам придется изменить все приготовления. Если домохозяину удас¬тся создать замкнутый электрический контур, это окажет ему великую помощь. Такой же контур создается при внутреннем слиянии. Энергетический контур окружает обычного человека только во время обычного полового акта. Тот же контур двадцать четыре часа в сутки будет окружать человека, объединившегося со вторым телом. Энергетический круг будет расши¬ряться на каждом уровне.
Первое изображение Будды появилось спустя пятьсот лет со дня его смерти — подобное часто случалось в истории человечества. В храмах поклонялись изображению дерева бодхи, его изображение встречалось повсеместно, но место Будды, сидящего под деревом, оставалось не занятым. Изучающие историю и мифологию заинтригованы фактом отсутствия изоб¬ражения самого Будды: почему Будду символизировало дерево? И почему его изображение появилось только спустя пятьсот лет? Почему до этого времени место под деревом оставалось пустым? Эту тайну не могут разрешить ни историки, ни иссле¬дователи мифологии.
Видевшие Будду утверждали, что при сосредоточенном наблюдении невозможно было увидеть Будду: оставалось только дерево и энергетическая аура. Его физическое тело исчезало. Если вы сосредоточите свое внимание на мне, то я тоже исчезну, останется только кресло. Поэтому смотрящие вглубь утвержда¬ли, что невозможно увидеть Будду, видевшие только внешнее говорили, что Будда был хорошо виден. Первое утверждение более истинно. Пятьсот лет уважалось мнение утверждавших, что Будда невидим, что зрением можно уловить только дерево и пустое место под ним. Но подобная концепция срабатывала только до тех пор, пока существовали люди, способные к глубокому видению. Когда количество людей такого калибра сократилось, стало трудно поклоняться только дереву, поэтому через пятьсот лет был установлен первый идол Будды. Интерес¬ный факт.
Смотревшие на Иисуса из глубины тоже не могли увидеть Его; они видели только свет. Видевшие Махавиру замечали только исходящий от него свет. То же самое касается и Кришны.
Если с тотальной бдительностью и вниманием смотреть на людей такого высокого уровня сознания, то видна только светящаяся энергия; не останется никакой личности.
После каждых двух тел витальная энергия возрастает. После достижения четвертого тела витальная энергия достигает полного расцвета. После пятого тела остается только энергия. В шестом теле эта энергия является не отделенной, а единой со звездами и небесами. На седьмом уровне исчезает даже это. Сначала исчезает материя, затем и энергия.

На каком уровне медитирующий достигает состояния не-ума? Возможны ли мысли без отождест¬вления сознания с объектом или отождествление су¬щественно для мысли?

Безупречное состояние не-ума достигается при вхождении в пятое тело, но небольшие проблески возможны и на уровне четвертого. Мысли продолжаются в четвертом теле, но медитирующий начинает наблюдать за промежутками между двумя мыслями. До четвертого уровня есть только мысли, мысли и еще раз мысли, мы даже не замечаем, что между ними имеется промежуток. На четвертом уровне появляется интервал, фокус внимания смещается. Если вы видели гештальт-рисунки, то поймете, что я имею в виду. Предположим, вы смотрите на изображение лестничного пролета: если внимательно смотреть на рисунок, то кажется, что ступени ведут вверх, если продол¬жить наблюдение, то мы увидим, что лестница ведет вниз. Но самое интересное, что невозможно одновременно видеть ступени, ведущие вверх и ведущие вниз. Мы видим что-то одно, вторая картинка исчезает из вида.
Можно нарисовать два обращенных друг к другу лица, изобразив глаза, носы, бороды. Сначала мы увидим двух бесе¬дующих мужчин, изображенных черной краской. Но при внима¬тельном рассмотрении в белых промежутках проявится изобра¬жение цветочного горшка, а нос и глаза превратятся в контуры горшка. Вы не сможете одновременно увидеть и лица, и горшок;
как ни стараться, невозможно увидеть два предмета одновременно, гештальт будет менять фокус.
До третьего тела гештальт нашего ума направлен на мысли. Приходит Рама, он виден, как виден и его приход. Пустое пространство между Рамой и его приходом или пустые проме¬жутки до прихода Рамы и после его ухода остаются невидимыми для нас. Внимание фокусируется на приходе Рамы, промежуточ¬ное состояние не наблюдается. Изменение начинается с четвер¬того тела. Совершенно внезапно для вас становится очевидным, что приход Рамы не столь уж и важен. Когда Рама не приходи, было пустое пространство; после ухода Рамы тоже остается пустое пространство. Пустые пространства начинают приходить с определенной настройкой ума: лица исчезают, появляется цветочный горшок. Когда ваше внимание обращено на пустые пространства, вы не можете думать.
Можно делать оно из двух: пока вы видите мысли, вы думаете, но как только вы начинаете замечать пустые пространства, вы становитесь пустыми внутри. В четвертом теле такие состояния сменяют друг друга. Иногда вы видите два лица, иногда горшок: иногда вы наблюдаете мысли, иногда промежутки между ними. Приходит и молчание ума и мысли.
Разница между молчанием, тишиной и пустотой в следующем: тишина означает, что мысли еще присутствуют, изменился лишь фокус внимания. Осознание сместилось и наслаждается тишиной, но мысли еще остались, сместилось лишь сознание. В данном случае внимание концентрируется на тишине. Но мысли иногда возвращаются — если им удается привлечь ваше внимание, теряется тишина и начинаются мысли.
До последнего момента пребывания на четвертом теле ум переходит с одного на другое. На пятом уровне теряются все мысли, остается только тишина. Это не конечная тишина, она является молчанием только относительно мыслей и речи. Тишина означает отсутствие разговора; пустота означает такое состояние, когда нет ни тишины, ни речи. Не остается ни лиц, ни цветочного горшка, — только пустой лист бумаги. Теперь, если вас спросят, видите ли вы лица или цветы, вы ничего не сможете ответить.
Теперь что касается второй части вашего вопроса. До третьего тела отождествление и мысли приходят одновременно, между ними не существует никакого интервала. Вы и ваши мысли едины — вы не отделяете себя от них. Когда вы злитесь, неправильно говорить, что это вы злитесь. Правильнее гово¬рить, что вы стали гневом, потому что для того, чтобы быть злым, должна быть возможность и не быть злым. Например, я говорю: «Я двигаю рукой». Предположим, вы просите меня: «А теперь останови свою руку», на что я отвечу: «Это невозможно; рука продолжает двигаться». Тогда вы поинтересуетесь, что я имел в виду, утверждая, что двигаю рукой. Тогда я скажу, что это рука движется, потому что если это я двигаю рукой, то я должен уметь и остановить ее. Если я не могу остановить руку, то не имею и права объявлять ее своей собственностью. Вслед¬ствие того, что вы не можете остановить мысли, то и полное отождествление с ними длится до третьего уровня. До третьего тела вы являетесь мыслями.
До третьего тела, утверждая, сражаясь с мыслями человека, мы сражаемся с самим человеком. Если мы скажем: «То, что ты сказал, неверно», он никогда не почувствует, что неверны его слова; у него возникнет ощущение, что это он не прав. Ссоры и конфликты происходят не вследствие утверждений, а вследс¬твие «я» — так как существует полное отождествление. Напа¬дать на ваши мысли означает нападать на вас. Даже если вы скажете, что не возражаете, что чья-то точка зрения не совпа¬дает с вашей, в глубине вы почувствуете, что противоречат вам. Нередко сам вопрос отбрасывается в сторону, и мы начинаем воевать только по той причине, что нам возражают. Вы придер¬живаетесь определенной точки зрения только потому, что это была ваша идея, вы объявили ее своей концепцией.
До третьего тела включительно между вами и мыслями нет никакой дистанции. Вы и есть мысли. На четвертом уровне начинаются проблески понимания вашей отделенности от мыс¬лей. Но вы еще не можете остановить поток мыслей, потому что еще существуют глубинные корни ассоциации. Вверху вы ощу¬щаете себя отдельной веткой: вы сидите на одной ветке, а мысли — на другой. Но в глубине вы и мысли по-прежнему составля¬ете единое целое. Следовательно, такое разделение является кажущимся, мы находимся под впечатлением, что если наши ассоциации с мыслями разорвутся, то мысли остановятся. Но они не останавливаются. На более глубоком уровне ассоциации с мыслями продолжаются.
На четвертом уровне начинаются изменения. Возникает ощущение отделенности от мыслей, однако мыслительный про¬цесс по-прежнему остается механическим. Вы не можете ни остановить мысли, ни вызвать их к существованию. Если я скажу: «Останови свой гнев и докажи, что хозяин — ты», то это будет равносильно высказыванию типа: «Прояви гнев, докажи, что хозяин ты». Как только вам удастся проявить гнев по собственному желанию, вы действительно становитесь хозяином. Тогда вы сможете и остановить гнев в любой момент.
Интересен тот факт, что вызвать гнев несколько легче, чем остановить его. Поэтому, если вы хотите стать хозяином эмо¬ций, начните с попытки вызывания гнева (или другой эмоции). В ситуации проявления гнева вы спокойны, но в ситуации остановки гнева вы уже эмоционально задействованы, поэтому вы даже не осознаете себя. Разве возможно в таком состоянии остановить гнев? Всегда легче начать эксперимент, чем прекра¬тить его. Например, вы начали смеяться, но затем оказывается, что остановить смех не так уж и легко. Но если вы не смеетесь, то без труда можете вызвать смех. Тогда вы познаете тайну смеха — откуда он появляется, и каким образом все происходит, — но вы узнаете и тайну остановки смеха и сможете остано¬вить его.
На четвертом уровне вы начнете видеть, что вы и ваши мысли отдельны друг от друга, что вы не являетесь мыслями. При появлении состояния не-ума появляется и свидетель, при появлении мыслей свидетель исчезает. В интервалах между мыслями вы осознаете свою отделенность от мыслей. Тогда между вами и мыслями исчезают всяческие ассоциации. Но даже после этого вы остаетесь беспомощным наблюдателем, однако все усилия должны быть привнесены на четвертом уровне.
Я определил две возможности четвертого тела — данная от природы и достигаемая в процессе медитации. Вы будете пос¬тоянно переходить от одной к другой. Первая возможность — это мысли, а вторая — понимание. В момент достижения второго потенциала — вивек, или понимания, — четвертое тело отпадает, как и отождествление сознания с умом. Когда вы достигаете пятого тела, уходят две вещи: четвертое тело и отождествление.
В пятом теле вы можете привнести мысли, а можете и не привносить их по собственному желанию. Впервые мысли станут средством, и не будут зависеть от отождествления. Если вы захотите привнести гнев, вы его привносите; если вы хотите проявить любовь, вы ее проявляете. Если вы ничего не хотите проявлять, вы свободны, поступать как вам угодно. Если вы захотите остановить гнев в зародыше, вы можете приказать ему остановиться. Какую бы мысль вы ни захотели привлечь, она подчинится вам; если вы этого не захотите, никакая мысль не обладает силой проникнуть в ваш ум.
В жизни Гурджиева таких примеров множество. Его считали необычным человеком. Если рядом с ним сидели двое, на одного он мог смотреть с выражением лютого гнева, а на другого — с любовью. Он так быстро менял выражение, что оба уходили с совершенно разными впечатлениями. Несмотря на то, что оба встречались с ним одновременно, один скажет: «Это очень опасный человек», в то время как второй заметит: «Он преисполнен любви». Гурджиев был за пределами понимания окружающих его людей. Он мог мгно¬венно менять выражение лица. Для него это не составляло труда, в то время как окружающим было нелегко.
Причина кроется в том, что в пятом теле вы становитесь хозяином самому себе; вы можете выразить любое чувство по собственному желанию. Тогда гнев, ненависть, любовь, проще¬ние, мысли становятся обыкновенными игрушками, поэтому в любой момент вы можете расслабиться. Легко расслабиться после игры, но расслабиться от жизни крайне трудно. Если я только играл в гнев, после вашего ухода я не останусь разгне¬ванным. Если я играю в разговор, то после вашего ухода я не буду разговаривать. Но если процесс разговора жизненно важен для меня, то я продолжу мысленную беседу даже после вашего ухода. Даже если некому слушать, все же останется один слушатель — я. Я продолжу разговор, потому что это моя жизнь, это не игра, после которой я могу отдохнуть. Поэтому такой человек продолжает говорить даже ночью. Во сне мы тоже собираем вокруг себя толпы и выступаем перед ними; он будет бороться и делать все, чем он занимался в течение дня. Он продолжает заниматься этим все двадцать четыре часа в сутки, потому что это его жизнь, само существование.
В пятом теле разбиваются все ваши отождествления. Тогда впервые вы становитесь спокойными, пустыми по собственному желанию. Но по мере необходимости вы можете думать. В пятом теле вы впервые используете собственную силу мысли. Пра¬вильнее сказать, что до пятого тела мысли используют вас, после пятого вы используете мысли. До этого неправильно говорить: «Я думаю». На пятом уровне вы узнаете, что «ваши» мысли вовсе не являются вашими: мысли окружающих вас людей тоже проникают в ваш ум. Но вы не осознаете, что ваши мысли могут принадлежать кому-то другому.
Рождается Гитлер, и вся Германия проникается его мысля¬ми, но каждый немец считал эти мысли своими собственными. Динамичная личность внедряет свои мысли в умы других, где они отдаются эхом. Динамизм столь же серьезен, сколь и глубок. Например, со времен Иисуса прошло уже две тысячи лет. Мыслеформы, оставленные им в мире, до сих пор проника¬ют в ум христиан, считающих эти мысли собственными. То же самое можно сказать о Махавире, Будде, Кришне и других. Любой вид мыслей динамичного человека, будь они божествен¬ными или дьявольскими, улавливается человеческими умами. Влияние Тамерлана или Чингисхана на наши умы еще не исчезло, как и влияние Кришны или Рамы. Их мыслеформы вечно кружатся вокруг нас, и вы способны уловить эти мысле¬формы, приводящие вас к особому состоянию ума.
Всегда случается так, что если с утра человек очень хорош, то к вечеру он превращается в сущего дьявола. Утром он движется на волнах мыслей Рамы, к вечеру же он может уловить мысли Чингисхана. Разница вызвана восприимчивостью и вре¬менем. Нищий всегда приходит просить по утрам, потому что во время восхода солнца влияние вибраций дьявола сводится к минимуму. По мере того как солнце устает во время продолжи¬тельного путешествия по небу, дьявольское влияние набирает силу, поэтому нищий к вечеру теряет надежду на милостыню от других. Если утром нищий попросит две рупии, ему не смогут сразу же отказать; к вечеру сказать «да» просящему становится гораздо труднее. К вечеру человек устает от работы, теперь он полностью готов отказать. Теперь у него совершенно иное состояние ума, как и вся окружающая его атмосфера. Итак, мысли, считавшиеся нашими, нам не принадлежат.
Подобный опыт вы переживете только после достижения пятого тела. Вы удивитесь, увидев, как приходят и уходят мысли. Появляется мысль, затем уходит; она вцепляется в нас, затем оставляет в одиночестве. Мыслей множество, очень про¬тиворечивых мыслей, отсюда и путаница в наших умах. Если бы мысли принадлежали вам, не было бы причин для смущения. Одной рукой вы держитесь за Чингисхана, второй — за Кришну, отсюда и все конфликты и недоразумения. Оба потока мыслей ждут вас, как только вы выказываете готовность, они проникают в вас. Они присутствуют повсюду вокруг вас.
Это вы узнаете после полного разрушения отождествления. Самым большим изменением будет то, что до этого времени у вас были мысли, теперь вы будете думать. Между этими двумя процессами огромная разница. Мысли автоматичны: они прихо¬дят и уходят, они вечные чужестранцы. Мышление наше, а вот мысли всегда чужие. Мышление начинается в вас после дости¬жения пятого тела. После этого вы способны думать; с этого момента вы перестанете собирать мысли других. Мышление пятого тела не становится ношей для вас, потому что теперь это ваше. Мышление, зарождающееся на уровне пятого тела, можно назвать мудростью, пониманием и так далее.
На пятом уровне вы обладаете собственной интуицией, собственным пониманием, собственным интеллектом. На пятом уровне заканчивается влияние внешних мыслей, в этом смысле вы станете хозяином самого себя; вы достигнете своей сущнос¬ти; вы станете самим собой. Теперь у вас будут собственные мысли, собственная сила мышления, собственные глаза и собс-твенное видение. После этого к вам сможет приблизиться только то, что вы сами хотите; то, чего вы не хотите, не посмеет приблизиться к вам. Теперь хозяином становитесь вы. Вопрос об отождествлении даже не возникает.
В шестом теле мышление тоже не является необходи¬мостью. Мысли необходимы только до четвертого тела: на пятой необходимы как мышление, так и мудрость. На шестом закан¬чивается и это, так как потребность в них отпадает. Вы становитесь Космосом; вы становитесь едиными с Брахманом. Теперь нет другого.
Все мысли всегда связаны с другими. Мысли до четвертого тела являются неосознанной связью с другими. Мысли пятого уровня — осознанные связи, но они по-прежнему связаны с другими. Зачем же еще нужны мысли? Они необходимы только для установления взаимоотношений с другими. Однако после шестого тела не остается никакого «другого», с кем нужно было бы устанавливать отношения. Любые отношения заканчиваются; остается только Космическое. Теперь я и вы — единое целое. Теперь нет причины для мыслей.
Шестое — это Брахман — космическая реальность, где отсутствует мысль. В Брахмане нет мыслей, поэтому можно сказать, что в Брахмане есть знание. Мысли, существующие до четвертого тела, неосознанны, это мысли, содержащие глубо¬чайшую невежественность. Нам необходимы мысли для борьбы с собственной невежественностью. На пятом уровне мы дости¬гаем познания внутренней нашей сущности, но остаемся неве¬жественны относительно того, что является другим для нас. Отсюда потребность в мыслях на пятом уровне. На шестом уровне нет ни внешнего, ни внутреннего. Есть только то, что есть. Следовательно, на шестом уровне существует только знание, но нет мыслей.
На седьмом уровне не существует даже знания, потому что больше нет знающего, не существует и познаваемого. Седьмой уровень не лишен знания, он выходит за пределы знания. При желании его тоже можно назвать состоянием невежества. Вот почему человек абсолютного сознания и абсолютно невежест¬венный человек обычно кажутся похожими — даже их поведе¬ние похоже. Просветленный старик частенько напоминает ре¬бенка: разница между ними огромна, подобие существует лишь на поверхности. Иногда просветленный пророк ведет себя как ребенок; иногда в ребенке мы замечаем проблески святости. Иногда просветленный кажется абсолютным дураком, глупее которого никого не найти. Разница в том, что святой ушел за пределы знаний, в то время как ребенок еще не достиг этих пределов. Сходство заключается в том, что оба — вне знаний.

В каком теле достигается самадхи?

В действительности существует несколько видов самадхи. Первое из них происходит на границе четвертого и пятого тел. Запомните — самадхи не является переживанием одного уровня; оно всегда происходит между двумя планами, это период сумерек, время заката. Точно так же можно спросить, принад¬лежат ли сумерки дню или ночи. Сумерки не являются собствен¬ностью ни дня, ни ночи, это событие, происходящее между днем и ночью. Точно так же и самадхи.
Первое самадхи происходит между четвертым и пятым уровнем. Это самадхи ведет к самореализации. Второе самадхи происходит между пятым и шестым уровнями и ведет к косми-ческому знанию. Третье самадхи, происходящее между шестым и седьмым планами, ведет к нирване. Так что существует три вида самадхи, достигающихся при переходе к каждому из последующих из трех тел.
Не следует забывать и о ложном самадхи. Происходя на четвертом уровне, оно не является самадхи в полном смысле этого слова, хотя и кажется таковым. Японские дзэн-буддисты назвали его сатори. Это ложное самадхи. Такого состояния достигает художник, скульптор или музыкант, который, пол¬ностью растворившись в своем творчестве, переживает неска¬занное блаженство. Это переживание четвертого, психического плана. Если при виде восходящего солнца, раскрывающегося цветка или звуках прекрасной мелодии ум полностью растворя¬ется в происходящем, происходит ложное самадхи. Ложного самадхи можно добиться посредством гипноза или ложной шактипат, как и при помощи алкоголя, марихуаны, ЛСД, гашиша и так далее.
Так что в действительности существует четыре вида самад¬хи, три из которых истинны и происходят последовательно.
Четвертый вид — абсолютно ложное переживание. Если нет реального переживания, а только ощущение самадхи, то это может ввести в заблуждение. Многие поддались иллюзии благо¬даря сатори. Но ведь сатори не является процессом перехода с четвертого на пятый уровень, оно полностью принадлежит четвертому телу. Три истинных самадхи переживаются именно при переходе из одного тела в другое. Самадхи является входной дверью, проходом.
Между четвертым и пятым телом имеет место первое истинное самадхи, когда происходит самореализация и человек познает самого себя. Можно остаться на этом уровне. Обычно люди останавливаются на ложном самадхи четвертого уровня, потому что это так легко: не нужно тратить много энергии, никакого привнесенного усилия. Первое истинное самадхи — при переходе на пятый уровень — крайне трудное. Самым же трудным является переход с шестого на седьмой уровень. Третье самадхи назвали ваджрабхед — пронизывание молнией. Это самое трудное самадхи, потому что здесь происходит переход из существования в не-существование; это прыжок из жизни в смерть.
Первое самадхи называется атма-самадхи, второе — брахма-самадхи, третье — нирвана-самадхи. Самое первое и ложное самадхи называется сатори, его следует остерегаться, ибо оно легкодостижимо.
Еще один метод проверки истинности самадхи заключа¬ется в следующем: если переживание происходит внутри определенного тела, оно ложно; переживание должно прои¬зойти между планами. Посмотрите на дверь: находится ли она внутри комнаты? Ее предназначение - быть между двумя комна¬тами и вести в следующую.

Почему символом Кундалини была выбрана змея? Раскройте, пожалуйста, все причины Символ, выбранный теософами, изображает змею, кусающую собственный хвост. Миссия Рамакришны выбрала змею, хвост которой касается головы. Объясните, ка¬кой в этом смысл.

Символ змеи преисполнен значения. Возможно, нет более удачного и подходящего символа. Не только Кундалини, но и змея претерпели массу изменений, когда их несли в качестве символа по странам и континентам. Нет ни одной религии в мире, в которой в той или иной форме не использовался бы символ змеи. Это произошло вследствие того, что змея обладает множеством качеств, ассоциирующихся с Кундалини.
Самое первое, что приходит на ум при упоминании о змее, это скользящее, подкрадывающееся движение. Действительно, впервые Кундалини переживается как нечто движущееся внут¬ри: что-то скользит там, словно змея. Вторая ассоциация связа¬на с тем, что у змеи нет конечностей, и все же она движется. У змеи нет средств передвижения — только энергия — и все же она путешествует. Третья ассоциация связана с тем, что в спокойном состоянии змея образует кольцо. Спящая внутри нас Кундалини отдыхает точно таким же образом.
Когда длинному созданию приходится устраиваться в край¬не ограниченном пространстве, оно сворачивается в клубок; другого способа нет. Огромная сила сосредоточивается в ма¬леньком пространстве, поэтому ей приходится сворачиваться. Просыпаясь, змея разворачивает свои кольца одно за другим; кольца разворачиваются по мере подъема. То же мы ощущаем во время подъема энергии Кундалини внутри нас.
Иногда змея игриво засовывает кончик хвоста в пасть. Такое положение хвоста крайне символично. Многие признают ценность подобного символа. Он предполагает, что Кундалини, будучи полностью пробужденной, превращается в круг, образуя тем самым собственный внутренний кругооборот энергии. Если символ предназначен для обозначения мужской садханы, муж¬ской духовной практики, змея держит кончик хвоста в пасти; изображение агрессивно. Если же символизируется женская садхана, женская духовная практика, то кончик хвоста лишь касается головы. Это сдающийся, подчиняющийся хвост. В этом единственное различие.
Сам хвост змеи преисполнен смысла. Хвост очень тонок по сравнению с массивной головой. При полном пробуждении энергия Кундалини достигает сахасрары. Она раскрывается, словно капюшон кобры, расширяясь до непомерных размеров, что напоминает внезапное раскрытие бутонов тысяч цветов. Тогда хвост кажется очень маленьким.
Великолепен вид змеи, поднявшейся во весь рост, она стоит очень прямо на самом кончике хвоста. Это похоже на чудо. 3мея — беспозвоночное пресмыкающееся, у нее нет костей, и все же она в состоянии исполнить такое действие, что возможно только при помощи внутренней витальной энергии, ибо змея не обла¬дает иными средствами для поддержания своего тела в верти-кальном положении. Она стоит только благодаря собственной силе воли, не имея тех материальных основ, на которые можно было бы опереться. То же самое происходит и при пробуждении Кундалини: нет никакой физической поддержки, только немате¬риальная энергия.
Таковы причины избрания змеи в качестве символа. Име¬ются и иные основания. Змея — сама по себе очень невинное создание, поэтому индусский бог Шива, называемый еще «не¬винным Шивой», изображается со змеей на голове. Сама по себе змея никогда не причинит вреда, но стоит ее потревожить, — и она превращается в опаснейшее создание. То же самое можно сказать и о Кундалини. Это очень невинная сила; она не станет сама тревожить вас. Но, побеспокоив ее неверным образом, вы окажетесь в крайне трудном положении. Кундалини очень, опасна. Поэтому символ змеи напоминает нам, что не стоит тревожить Кундалини понапрасну.
Во всем мире змея считается символом мудрости. Иисус учил: «Будьте мудры, как змии, и кротки, как голуби». Змея очень умное создание — бдительное, осторожное и быстрое. Кундалини тоже обладает такими качествами. Посредством нее достигаются высоты мудрости. Она молниеносна и могущест¬венна.
В те времена, когда символом выбрали змею, возможно, не было более прекрасного существа. Даже теперь трудно найти лучшее. Возможно, в будущем появится новый символ — ракета, например. Концепции будущего могут усмотреть ассо¬циативную связь между Кундалини и межпланетным кораблем, путешествие которого подобно Кундалини: корабль летит от одной планеты к другой, между которыми только вакуум, пустота. Каждое время выбирает собственный символ.
Символ змеи был выбран во времена близости человека к животному царству. Все символы тех времен — это ассоциации с тем или иным животным, потому что тогда человеческому знанию было доступно только это.
В те дни мы не могли бы сказать, что Кундалини напоми¬нает электричество, но сегодня все широко пользуются этим термином. Пять тысячелетий назад электричества не было и в помине. Но змея обладает качеством электричества. Нам трудно в это поверить, потому что многие из нас не обладают соответ¬ственным опытом. Для нас змея остается мифом.
Не так давно в Лондоне проводился опрос, в ходе которого выяснилось, что семьсот тысяч детей никогда не видели корову. Дети, не видевшие живой коровы, скорее всего, не имеют понятия о змеях. Поэтому весь способ их мышления и реф¬лексии — как и символизм — будет совершенно иным.
Теперь змея больше не играет важной роли в нашей жизни. Некогда она обитала по соседству с нами все двадцать четыре часа в сутки. Именно тогда человек разглядел ее ум, сноровку, быстроту реакций, легкость движений. Именно в те времена человек понял, сколь опасным созданием может оказаться пот¬ревоженная змея. Сложено много легенд о том, как змея охраняла младенцев, ведь она так невинна... Были случаи, когда змея вступала в единоборство с очень сильным человеком и выходила победителем, — вот как опасна она может быть. Так что обе возможности присутствуют в одном.
Человек должен быть крайне бдительным в присутствии змеи. Знание о Кундалини появилось приблизительно в то же время, поэтому люди наблюдали сходство в качествах Кундали¬ни и змеи. Все символы преисполнены смысла, если они пришли к нам из глубины веков, — они определенно несут в себе свой ритм и соответствие. Но сейчас все находится на грани краха. Символ змеи не продержится долго. Мы не сможем называть Кундалини змеиной энергией, потому что где теперь бедные змеи? Они больше не живут по соседству с нами; все связи оборваны. Мы не видим их даже на дорогах. Вот почему возник подобный вопрос — причина в отсутствии связи. Такой вопрос не мог возникнуть прежде, когда змея была единственным символом.

Бытует известное выражение: «Пробуждающаяся Кундалини питается плотью и кровью». Что это означает?

Подобное высказывание исполнено смысла. Когда Кундалини поднимается, в теле происходит множество трансформаций. Когда бы ни возникала новая энергия, прежний химически состав организма полностью меняется. Изменения неизбежны; функции человеческого организма столь разнообразны, что мы о многих даже и не догадываемся. Возьмем для примера скупость. Вроде бы это только качество ума, но ведь и тело становится скупцом. Тело такого человека начинает собирать те вещества, которые могут понадобиться в будущем. Оно продолжает накапливать их без всяких причин, пока они не станут препятствием, вносящим дискомфорт.
Теперь давайте поговорим о трусе. Его организм собирает все элементы, проводящие страх. Предположим, тело готово трепетать от страха, но не обладает необходимыми средствами, — как ему поступить в данном случае? Вы требуете от тела страха, а оно не имеет необходимых секретов и гормонов: что делать? Поэтому тело и делает запасы с учетом ваших требо¬ваний. Человек, которого бросает от ужаса в холодный пот, имеет в своем распоряжении мощные потовые железы. Подобная подготовка крайне необходима, потому что в течение дня могут поступить неоднократные требования пугаться. Поэтому тело накапливает элементы соответственно требованиям нашего ума, и даже больше.
При изменении ума меняется и тело. Когда Кундалини поднимется, произойдет тотальное изменение всего организма. В процессе такой трансформации может уменьшиться жировая прослойка, сократится кровоток, но уменьшение произойдет строго в соответствии с вашими потребностями. Останется столько плоти и крови, сколько необходимо для нормальной жизнедеятельности организма в новом состоянии; все остальное сгорит. Только тогда вы, наконец, почувствуете себя легко; только тогда вы сможете взлететь во внутренние небеса.
Высказывание, что пробужденная Кундалини питается плотью и кровью, верно. Медитирующему следует придерживаться особой диеты и особого способа жизни, иначе у него возникнут проблемы. При поднятии Кундалини вырабатывается огромное количество внутреннего тепла, потому что это элект¬рическая сила; это энергия высокого напряжения. Символом Кундалини является не только змея, но и огонь. Этот символ тоже хорош.
Кундалини будет гореть внутри вас негаснущим огнем. Многое сгорит в его пламени. В результате пробуждения Кун¬далини появится некоторая сухость. Следовательно, необходи¬мо, чтобы персональность была очень гармонична, и имелись развитые каналы для протекания электричества. Возьмем, к примеру, гневливого и раздражительного человека: если его Кундалини проснется, ему придется нелегко. Доброжелатель¬ный, исполненный любви человек обладает глубокой химичес¬кой гармонией, придающей плавность. Ему поднятие Кундалини не причинит вреда.
Все, что бы ни говорилось по этому поводу, должно быть сказано с учетом всех этих деталей. Приведенное высказывание довольно грубоватое, потому что искусство выражения в те давние времена не было развито в достаточной мере, да и сам подход был еще сырым, несовершенным. Но изречение истинно: плоть будет гореть, как и кровь, как и мозг, потому что произойдет тотальное изменение; вы станете абсолютно иным человеком. Все прежние паттерны, конструкции подвергнутся изменению. Медитирующий должен постоянно помнить об этом и соответственно готовиться к переживанию.
 

!