Глава 2. ТЫ ПРОДОЛЖАЕШЬ ПРИНИМАТЬ ЯД

Ты прекрасный, достойный, уважаемый человек, и тебе нет никакой надобности, меняться и превращаться в фальшивую личность лишь потому, что этого хотят другие. Ты так старался осчастливить других, но, в конечном счете, мир оказался полон несчастных людей.

Возлюбленный Ошо,

Когда ты рядом, я купаюсь в твоей безусловной любви и сострадании. Мое страждущее сердце раскрывается, и это дает мне возможность испытать огромную радость и покой в Твоей благословенной стране будды. Однако в жизни я по-прежнему ощущаю себя недостойным, и чувство собственной никчемности так сильно переполняет меня, что, боюсь, мне от него никогда не избавиться. Для меня это остается серьезным испытанием.

Дорогой Ошо, пожалуйста, помоги мне.

Прем Нирджа, никто не рождается недостойным. Перед жизнью все равны. Но помни, равенство не подразумевает подобия. Каждый человек по-своему уникален.

Мысль о собственной никчемности мучает не только тебя; она заставляет страдать миллионы людей. Чувствовать себя никчемным, недостойным, бесполезным, ненужным заставляют нас только окружающие люди; это тайный заговор толпы против индивидуальности.

Ты, должно быть, не знаешь, что толпа - это враг личности. Толпа не любит одиночек; она признает только фальшивых людей, подражающих во всем друг другу. Толпа презирает каждого, кто держится особняком, кто отстаивает свои права, защищает свою свободу, поступает по-своему, невзирая на последствия.

Толпа не терпит бунтарей, потому что одно их присутствие может оказаться опасным, может спровоцировать бунт. Восстанут страждущие в рабстве, увидев, что можно жить в соответствии со своими убеждениями, что можно быть независимым, можно исповедовать свою собственную религию, следовать собственной морали - и нет необходимости быть частью толпы, становиться духовным рабом. Если эту мысль распространить повсюду, то появятся миллионы людей, которые еще не умерли окончательно, в которых еще тлеет искра жизни, - и эти люди поднимут волну восстания против серой массы.

Массами управлять легко; вот почему личности вызывают такую ненависть у власть имущих. И так было всегда в истории человечества. С самого детства всевозможными ухищрениями - с помощью родителей, учителей, священников, соседей - со всех сторон общество начинает посягать на свободу личности. Всеми силами оно добивается того, чтобы лишить тебя индивидуальности; окружающие стремятся слепить из тебя кого-нибудь другого, они не хотят, чтобы ты оставался самим собой.

Вот где кроется причина недовольства собой. Но так и должно быть, ведь ты никогда не сможешь стать кем-нибудь другим; как бы умело ты ни притворялся, глубоко внутри ты будешь осознавать, что предал самого себя. Глубоко внутри ты никогда не будешь удовлетворен, ты не испытаешь самоуважения, гордости, переживать которые так естественно для человека; ты не испытаешь достоинства, которым природа наградила тебя, подарив тебе жизнь.

Если человеку позволят быть самим собой, он никогда не почувствует себя недостойным, ибо в этом случае он будет расти естественно. Если ты - розовый куст, ты расцветешь розами, если ты - кустик ноготков, то ты расцветешь ноготками. Ноготки не чувствуют своей второсортности по отношению к розам; точно так же и розы не чувствуют, что они особенные или что они краше или благороднее ноготков. Даже самая крохотная травинка испытывает самоуважение, которое сродни достоинству ярчайшей звезды галактики.

В природе нет места комплексу неполноценности, а, значит, и чувству превосходства. Ноготок счастлив оставаться ноготком; он не мучает себя вопросом: "Ну почему я не роза?"

Природа была бы очень бедна, если бы кругом росли одни розы, розы и розы, и никаких других цветов. В этом случае розы потеряли бы всю свою прелесть. Лишь цветочное многообразие - миллионы разных цветов - делают природу богаче любых наших фантазий.

Но обществу угодно, чтобы ты был овцой. Ты можешь обладать качествами оленя, тигра, льва или орла - личности отличаются разнообразными свойствами, - но общество предпочитает исключительно одно качество: все должны быть овцами. Представь, как должен чувствовать себя лев, от которого требуют быть овечкой. Это для него противоестественно; несомненно, он будет чувствовать себя несчастным.

Ощущение никчемности появляется из-за того, что окружающие предъявляют к тебе неестественные, завышенные требования. Никто не желает видеть тебя таким, какой ты есть; каждому нужно, чтобы ты был не самим собой, а кем-то другим. Безусловно, удовлетворив требования окружающих, ты добьешься любви, уважения и почитания, но это очень опасно, ибо цена подобной жертвы слишком высока: тебе придется потерять самого себя. Чего ты добьешься своим лицемерием? Что значат для тебя уважение, почет и награды толпы? Ничто не сможет компенсировать твою главную потерю - ты расплатился своей душой. Ты можешь быть удостоен Нобелевской премии, но и тысячи Нобелевских премий не возместят тот урон, который ты понес в этой сделке. Ты лишился своего жизненного пространства, своей территории; ты лишился самого главного - души и сознания.

Мне понятна твоя проблема, Прем Нирджа, и я думаю, что ты тоже все понимаешь. Ты все видишь, но одного понимания недостаточно. Одно понимание еще ничего не изменит; наоборот, оно только усугубляет проблему. Ты осознаешь, что совершал ошибки, сейчас ты стал своего рода мастером ошибок. Ты преуспел в этом мастерстве - и в награду за него ты получаешь деньги, уважение, признание; ты стал цепляться за все это.

И тут возникает серьезная проблема. Она порождает шизофрению. Ты знаешь, что поступаешь неправильно, но это знание поверхностно; оно не проникло в глубины твоей сущности, где рождаются все действия.

Твой разум пассивен. Он не стал медитативным; он остается твоим старым умом, а ум всегда бессилен. Итак, ты осознаешь, что совершаешь ошибку, но в то же самое время ум говорит тебе, что это единственный способ получить признание и почитание толпы, это единственный известный тебе способ, и неважно, достойный он или нет. Не отказывайся от толпы, ибо ты уже не знаешь, где потерял свою душу и неизвестно, найдешь ли ты ее вновь. Ты ведь даже не помнишь пути назад, домой.

Поэтому ты продолжаешь цепляться за старое, хотя и понимаешь, что это неправильно. Ты разрушаешь себя, но продолжаешь принимать яд; ты забыл дорогу домой.

Всего лишь несколько дней назад Латифа рыдала, но сегодня тучи уже рассеялись. Она предприняла смелый шаг. Раньше она все время думала, она думала целую вечность... Ведь в несчастье время тянется очень долго; кажется, что один час длится дольше века. Так вот, она страдала целую вечность, хотя прекрасно знала (я постоянно твердил ей одно и то же): если чувствуешь себя в какой-нибудь ситуации несчастной и видишь рядом открытую дверь, то нужно смело входить в нее.

Она и хотела бы войти, но цепко держится за старое; она боится открытой двери, она боится свежего воздуха, она боится неизвестного. Новое влечет ее: сердце трепетно бьется в предвкушении неизведанного, но расчетливый ум заботится о безопасности. Кто даст гарантию, что новая ситуация окажется лучше прежней? По крайней мере, к старым невзгодам ты уже привыкла, ты уже как-то приспособилась к ним - в сущности, настолько привыкла, что где-то внутри затаился страх: смогу ли я вообще выжить без всего этого?

Все же несчастье кажется лучше, чем ничего. Ты не одинока, душа твоя не пуста; у тебя есть несчастье, на которое ты можешь положиться - завтра оно неизменно будет с тобой. Незачем переживать, что завтра можно оказаться опустошенной и одинокой. Таким образом человек полностью запутывается внутри себя.

Но Латифа, в конце концов, проявила здравый смысл и решилась на смелый шаг. Сегодня она написала мне письмо, где выражает огромную благодарность; она чувствует себя так, словно излечилась от ужасной болезни, она ощущает чистоту, здоровье, счастье, свет - тяжелое бремя свалилось с ее плеч.

Испытать радость, ощутить вкус свободы, обрести свет и безоблачное небо можно, лишь перестав держаться за старое - иного пути нет.

Но даже придя ко мне, слушая меня, люди умудряются фильтровать услышанное: они выбирают, что им слушать, а что нет. Они охотно принимают то, что питает их предрассудки, они счастливы, если их убеждения получают поддержку. Но стоит мне сказать что-либо, идущее вразрез с их предубеждениями, - а ведь обусловленность и является причиной их несчастий, страданий и адских бедствий, - как у них пропадает всякий интерес. Но сколько можно отворачиваться от очевидного? Я бью во все колокола, я кричу об этом на весь мир. Так что рано или поздно придется прислушаться.

И опять же, человеческая тупость такова, что люди начинают защищаться. Иногда меня разбирает любопытство: а зачем тратить попусту время? Если ты пришел сюда, чтобы защищать свои предрассудки, то с таким же успехом ты мог бы делать это и там, откуда ты пришел.

Тебе было бы даже легче отстаивать свои убеждения где-нибудь в другом месте; здесь это будет намного сложнее. Я не позволю тебе защищаться, ибо, защищая себя, ты защищаешь все свои несчастья, это синонимы. Ты и твое несчастье, ты и твои страдания, ты и твои убеждения - вы неразделимы.

Твоя личность - это твое проклятие; я повторяю это снова и снова, я раскрываю твою индивидуальность - а это совершенно иное явление; индивидуальность присуща человеку с самого рождения. Личность - это маска, навязанная тебе обществом. Но ты так долго жил под этой маской, что воспринимаешь ее как свое истинное лицо. В своей спячке люди продолжают защищать то, что несет им погибель.

Сегодня одна женщина написала мне о том, что она ненавидит Хаима Гольдберга. Я просто не мог поверить, что беднягу Гольдберга можно ненавидеть! Но она, видимо, просто антисемитка... Если одно лишь упоминание его имени оскорбляет ее чувства, все ее нацистское воспитание восстает против того, что я преподношу его почти как героя. Но это так, и я собираюсь написать биографию Хаима Гольдберга.

 

Далее эта дама говорит: "Мне не нравится, что вы смеетесь вместе с нами". Создается впечатление, что она также и против смеха. Я редко смеюсь, но время от времени мне хочется присоединиться к вам - чтобы у вас не создавалось впечатление, что я чем-то выделяюсь на общем фоне. Я хочу быть одним из вас, а не взирать на вас откуда-то сверху с серьезным видом - словно золоченая статуя Будды.

Разумеется, Гаутама Будда не смеялся. Никому также не известно, чтобы смеялся Иисус. Это были серьезные люди.

Но я человек несерьезный. Я повторяю снова и снова, что я абсолютно несерьезен, но никто не воспринимает этого всерьез! Все думают, что я шучу... На самом деле это серьезная проблема, как же разрешить ее?

Читая вопрос этой женщины, я вспомнил Надама... Он рассказал вчера о том, что, благодаря научным исследованиям, в вагине женщины была найдена некая точка Джи. Я никак не мог понять, почему именно "Джи"?

Я тоже нашел точку Джи. Только она находится не в вагине, а в животе у каждого из нас - как раз за пупком. И вполне резонно называть ее точкой Джи, ведь она вызывает смех* (Здесь обыгрывается буква G (джи); сравните: G-point и giggle - "хохотать". - Прим. перев.). Сотрясающаяся от смеха вагина - полнейшая бессмыслица, а вот о трясущемся от смеха животе знают все. Всем известно, что настоящий смех всегда идет от самого живота.

Мне неинтересно, что говорят ваши ученые; мое собственное исследование доказывает, что точка Джи есть у каждого, будь то мужчина или женщина; она находится в области пупка. А у той женщины с точкой Джи, видимо, не все в порядке - она у нее либо парализована, либо недоразвита! Не стоит быть такой серьезной; глядишь, и ее точка Джи заработала бы. Когда кругом так много Джи, как тут останешься серьезным?

Я слышал... На первом уроке в их первый день в школе учительница спросила двух малышей-близнецов: "Как вас зовут?" Они оба были очень симпатичными и жизнерадостными. Братья были одеты совершенно одинаково, поэтому различить их было почти невозможно. Так что она спросила: "Как вас зовут?"

Один из них ответил: "Меня зовут Рональд Рейган, а моего брата - Ричард Никсон". Учительница не поверила им, решив, что дети с ней просто шутят, разыгрывают ее. Она тут же позвонила им домой и сообщила матери: "Миссис Джонсон, я учительница ваших малышей. Когда я попросила их назвать свои имена, один из них сказал, что он - Рональд Рейган, а его брат - Ричард Никсон. Я не поверила им, поэтому решила позвонить вам. Это розыгрыш, не правда ли?"

Она очень удивилась, услышав на том конце провода гневный крик: "Да как вы смеете называть меня миссис Джонсон? Я - мисс Джонсон, а они мои дети. Если бы у вас было два внебрачных ребенка, какие имена вы бы им дали? Если бы вы были на моем месте, могли бы вы предложить лучшие имена для двух незаконнорожденных?"

Не нужно ничего делать, просто наблюдай за жизнью, и твоя точка Джи заработает!

Прем Нирджа, ты стал жертвой мнения толпы. Цель нашей коммуны - стереть все старые записи в твоем сознании и принимать тебя таким, какой ты есть. Ты - прекрасный, достойный, уважаемый человек, и тебе нет никакой надобности меняться и превращаться в фальшивую личность лишь потому, что так хотят другие. Ты очень хотел осчастливить других, но в конечном счете мир оказался полон несчастных людей.

Я учу тебя, как обрести счастье самому, а не как сделать счастливыми окружающих. Твое счастье, если оно будет настоящим, неподдельным, распространится повсюду - и поможет другим стать счастливыми. Это не должно становиться критерием, это не должно становиться твоим жизненным идеалом. Ты даешь счастье другим, они - тебе, все делают счастливыми друг друга, но в итоге все несчастны, потому что все притворяются.

Есть только один путь к счастью - только один - быть истинным, быть самим собой. И тогда счастье устремится весенним потоком... Станет реальным, превратится в ощутимую радость; станет песней, станет танцем. Этот танец не нуждается в чьем-то одобрении, в чьей-то оценке; этот танец - само счастье, сама радость.

Весь мир закружится в танце, наполнится песнями, музыкой, творчеством, энергией жизни и смехом. Но для этого необходимо полностью, без малейшего сожаления распрощаться со стратегией, которой ты следовал до сих пор.

Стоя у дверей храма, новый настоятель провожал прихожан после службы. Люди щедро одаривали священника комплиментами по поводу проповеди. Но один прихожанин сказал: "Очень скучная проповедь, святой отец!" Спустя минуту тот же человек подошел к священнику вновь: "Я чуть не умер от скуки, святой отец!" Вскоре человек появился рядом со священником в третий раз, бормоча: "Святой отец, вы ничего стоящего не сказали". Настоятель указал на него одному из своих дьяконов и спросил: "Кто это такой?" "А, этот, - ответил дьякон, - не обращайте на него внимания. Бедолага лишь повторяет то, что говорят другие!"

Это - сумасшедший, безумный мир. Все живут под фальшивыми масками, стремясь вызвать одобрение окружающих, стремясь быть в центре внимания, стремясь сорвать аплодисменты. Те, кого ты считаешь великими лидерами, превращаются в попрошаек, когда дело касается популярности. Вся жизнь таких людей подчинена лишь одной цели: привлечь к своей персоне как можно больше внимания, привлечь на свою сторону как можно больше людей. Для них это способ питать свое эго. Эти деятели с готовностью совершат любую глупость, если им пообещать, что у них будет еще больше сторонников и еще большая известность.

Хочу рассказать вам одну удивительную историю. Это не выдумки; речь в ней пойдет об известнейшем человеке - Аврааме Линкольне.

У Линкольна было безобразное лицо. Он был выходцем из очень бедной семьи, его отец был сапожником. Аврааму приходилось заниматься рубкой дров, чтобы заработать денег на обучение в школе - это было все, что могла ему дать семья.

Внешность Линкольна была далеко не привлекательной, она была просто отталкивающей. И вот он решил принять участие в президентских выборах... Во всей Америке вряд ли нашелся бы второй такой мощный ум, каким отличался Авраам Линкольн. Его логика, рациональное мышление, способность отстаивать личную точку зрения были безупречными. Но некрасивое лицо портило общее впечатление.

В первый день президентской гонки к Линкольну подошла одна маленькая девочка... Я думаю, что именно этой девочке он обязан тем, что его впоследствии избрали президентом Америки... Но сегодня никто не вспоминает о ней, никто даже не удосужился узнать ее имя. Итак, девочка подошла к Линкольну и сказала: "Дядюшка Линкольн, с таким лицом вам не стать президентом. У меня есть одна идея: отрастив бороду и усы, вы сможете прикрыть большую часть лица; более того, бороде и усам можно придать такую форму, что изменится вся ваша внешность".

Это была маленькая девочка... Но как внимательно она рассмотрела его лицо; ей нравилось то, что он говорил. Женщины уже с раннего детства обращают больше внимания на внешность человека. Девочка представила, что борода и усы смогут прикрыть большую часть некрасивого лица. Затем с помощью усов и бороды можно будет изменить весь имидж. Идея понравилась Линкольну. Сам он был очень озабочен своим внешним видом, но не знал, что ему предпринять. Теперь же он начал отращивать бороду... И сейчас ни на одной фотографии, ни на одной статуе ты не заметишь, что его лицо было безобразным. Все уродство удачно спрятано под бородой и усами. И в самом деле, усы и борода придали ему совершенно другой вид.

Никто больше не вспоминал о маленькой девочке. Никто, кроме самого Линкольна. Став президентом, свое первое письмо с благодарностью он адресовал именно ей: "Твое предложение сработало". Линкольна отличали большая скромность и чуткость.

Сегодня мало кого интересует внутренний мир человека. Никто не обращает внимания на его интеллект, его таланты, его творческий потенциал, на его истинную сущность. Первостепенное значение имеет внешний лоск, показуха, фальшивая маска.

Из-за постоянного стремления быть в центре внимания тебе приходится поддакивать другим; если хочешь, чтобы тебя считали достойным, нужно идти на компромисс во всех вопросах: ты и шагу не можешь сделать самостоятельно. Но проблема заключается в том, что все-таки ты не сможешь быть абсолютно фальшивым; иногда ты будешь оставаться самим собой, а эта фрагментарность и есть причина твоего несчастья.

Тебе будет обидно, что ты не смог добиться полного успеха в обществе.

Каждый, кто стремится к успеху в обществе, кто полон амбиций и эгоизма, столкнется с подобной проблемой, Прем Нирджа. Но эта проблема и яйца выеденного не стоит; для ее преодоления не потребуется никаких специальных усилий: нужно лишь осознать, что тебе незачем стремиться к всеобщему вниманию. Наоборот, все, что тебе нужно, - это обрести полное согласие с самим собой. А это возможно лишь тогда, когда человек не прячется под лживой маской.

Не слушай других, их мнение не имеет никакого значения. Ценно лишь твое внутреннее счастье, твое внутреннее спокойствие, душевное равновесие и в конце концов, обретение вечной жизни.

Ты спрашиваешь: "Как мне побороть чувство собственной никчемности? Оно так сильно переполняет меня, что, боюсь, мне от него никогда не избавиться". Не нужно прилагать каких-либо усилий; просто пойми, что это ты цепляешься за предрассудки, а не они за тебя.

В одной суфийской истории рассказывается о том, что однажды во время наводнения несколько человек стояли на берегу реки и наблюдали за тем, как вода поднималась все выше и выше. Среди них был и один суфийский мистик. Суфии покрывают тело только шерстяными покрывалами.

у них нет другой одежды. Даже имя "суфий" произошло от шерстяных одеял. На персидском языке суф означает "шерсть", а суфий - тот, кто использует только шерсть.

Итак, покрытый только одним покрывалом, суфий стоял среди других, наблюдавших подъем воды в реке; вдруг все увидели красивое шерстяное одеяло, плывущее по течению. Один молодой парень не смог избежать соблазна. Несмотря на все предупреждения окружающих о том, что в разлив река особенно опасна - течение становится очень сильным, - парень воскликнул: "Я не могу упустить это одеяло!" - и прыгнул в воду.

Но оказалось, что это было вовсе не одеяло, а волк, живой волк! Поэтому, когда парень схватил одеяло, "одеяло" схватило его! "Помогите!" - закричал он. На берегу не поняли: "Что значит "Помогите!"?" Да брось ты это одеяло и все тут". "Это вовсе не одеяло, я не могу его бросить. Я молю Бога, чтобы это одеяло отпустило меня! Это настоящий волк!" В это мгновение все действительно увидели волка: в воде он выглядел как настоящее шерстяное покрывало.

Суфий написал позже в своем дневнике: "В тот день я четко увидел, что такое настоящая проблема. До сих пор я часто встречал людей, подолгу раздумывающих, как отказаться от того, как отказаться от этого... Но все это были надуманные проблемы, ведь не проблемы цеплялись за людей; наоборот, люди цеплялись за них. В таком случае никто не нуждался в помощи: при желании эти люди могли спокойно забыть о своей проблеме".

"В тот день все было по-другому, - продолжал писать в своем дневнике мистик, - это была реальная, а не надуманная проблема. Бедняга был не в состоянии освободиться; в данном случае не он цеплялся за проблему - волк вцепился в него и утащил в могилу".

Хорошо, что волки не вцепились в тебя. Все, за что ты цепляешься, - всего лишь фальшивые идеи, навязанные тебе окружающими. Я скажу тебе, почему ты держишься за свои старые идеи: ты просто боишься, что без них ты останешься голым, без них ты останешься ни с чем, ты не знаешь, куда это тебя приведет.

Но я хочу сказать тебе: движение в никуда - величайшее благословение жизни. Цепляясь за известное, ты будешь испытывать бесконечную скуку; каждый день будет похож на предыдущий. В чем же смысл такой жизни? Ты прожил уже не одну такую жизнь.

Я предлагаю тебе выход из положения:

полюби изменения, полюби неизвестность.

Жертвуй известным ради неведомого, и ты всегда будешь испытывать экстаз. Ты всегда будешь победителем, ибо неизвестное приоткрывает свои сокровища только тем, кто имеет силы отказаться от известного. Могу сказать лишь одно: только ты сам можешь сделать свой выбор. Это должно быть твоим решением; ты должен взять на себя ответственность за это. Только тогда ты сможешь познать настоящую радость.

Дорогой Ошо,

Ты как-то сказал, что все люди - просветленные, просто мы забыли об этом. Случилось ли это в какое-то определенное время? Если да, то почему?

Да, Прембодхи, это случилось в определенное время, и я скажу тебе, почему это произошло.

Постарайся вспомнить свое детство: с какого возраста ты помнишь себя? С четырех, максимум, с трех лет от роду. До этого возраста ты ничего не помнишь: полный провал в памяти, никаких воспоминаний.

Лишь одно не вызывает сомнений: в эти годы происходило немало событий. Наверное, ты плакал, наверное, тебя баловали, наверное, тебя оставляли в комнате одного и ты боялся темной ночи - ты испытывал тысячи ощущений. Должно быть, ты падал, ушибался, серьезно болел... Но сейчас ты ничего не можешь вспомнить. Создается впечатление, что в эти три года жизни твоя память была заблокирована.

Именно в это время ты и забыл свою внутреннюю природу. Скажу по-другому: ты забыл о своей просветленности именно в тот момент, когда начал осознавать окружающий мир и тысячи ощущений, связанных с этим миром. Когда ты начал помнить других, ты забыл о себе.

Из пятидесяти лет своей жизни сорок семь лет ты носишь в себе память об окружающем тебя мире вещей, людей, событий: выстроилась толстая стена воспоминаний. Эта толстая стена - а с каждым днем она становится все толще - поглотила тот короткий промежуток времени в самом начале твоей жизни, когда ты был абсолютно чистым, невинным. Даже память еще не сформировалась: ты проживал каждое мгновение жизни, затем ты умирал для него и рождался вновь.

В течение первых трех лет жизни ты жил от мгновения к мгновению. Тебя не волновало прошлое, тебя не волновало будущее; ты полностью погружался в настоящий момент, собирая морские ракушки на побережье, или гоняясь за бабочками в саду, или набирая охапку лесных цветов - как будто в этом был весь мир. Не существовало ни прошлого, ни будущего; эти три года ты жил только в настоящем. Это были твои лучшие дни, это были золотые годы твоей жизни.

Период этого времени индивидуален, он может составлять три или четыре года. Для девочек это три года, для мальчиков - четыре. Девочки взрослеют на год раньше мальчиков. Половое созревание наступает у них на год раньше; по умственному развитию они также опережают мальчиков на один год. Вот почему девочки могут вспомнить себя от трехлетнего возраста, а мальчики, в основном, - от четырехлетнего. Вот когда ты потерял свое сокровище.

И ты спрашиваешь почему. Причина в том, что ты начал интересоваться гигантским миром вокруг себя. С годами этот интерес лишь усиливался, тебе все было интересно, ты все хотел знать. Послушай маленьких детей - они задают самые разные вопросы, они все хотят знать. Ты уже устал отвечать на их вопросы, а дети спрашивают без устали: они постигают новый мир.

На протяжении девяти месяцев они находились в лоне матери, в полной темноте - никакого волнения, никаких проблем, никакой ответственности, никакого общения; полная тишина и покой. Затем первые три года жизни, на протяжении которых начинает формироваться память, начинает просыпаться интеллект. И вот к трем-четырем годам они уже развили память, их действия стали разумными; вопрошающий ум стремится познать огромный окружающий мир, ему хочется познать миллионы мелочей, открыть для себя бескрайние просторы знаний. Неудивительно, что в этом стремлении к познанию люди забыли одно: самих себя. Они стали уходить все дальше и дальше в сторону, все дальше от своего дома.

Они достигли самих звезд, а собственный дом оказался таким далеким, что дорога назад уже забыта. Они уже толком не помнят, что происходило в первые три года их жизни... Лишь глубоко в подсознании, словно тень, остается некое чувство, смутное воспоминание о том прекрасном времени, таком спокойном, таком волшебном, таком неведомом, когда каждое мгновение было наполнено новыми ощущениями и радостью. Все это стало едва различимым, далеким эхом... И уже не скажешь, выдумка это или правда; а может, это все тебе приснилось. Все это стало похожим на сон.

Ты спрашиваешь почему. Причина очень проста: ведь мир был полон загадок, тебе очень хотелось его познать, добраться до самой сути.

И это естественно. Я не говорю, что ты не должен был этого делать. Ты не смог бы избежать этого, да и стремиться противостоять этому, было бы неправильным. Хорошо, что ты прошел уже так много. Теперь, когда ты познал мир, познал хорошее и плохое, сладкое и горькое, прекрасное и безобразное; теперь, когда ты испытал наслаждение и боль, тебя опять начинает интересовать вопрос, кто ты есть на самом деле.

 

Твоя внутренняя природа и есть просветленность.

Я читал одну историю, которая не имеет отношения к нашей теме разговора; я и не собирался приводить ее здесь. Но она натолкнула меня на одну мысль, которую автор совсем не имел в виду. История такова.

Однажды у ворот рая появился негр. К нему вышел святой Петр.

- Я хотел бы, чтобы вы приняли меня в рай, - сказал негр.

- Хорошо, - ответил святой Петр, - но для начала расскажи мне о своих достойных поступках, чтобы у нас были основания зачислить тебя.

- Ну, я принимал участие в движении за гражданские права.

- Многие принимали участие в этом движении. Что-нибудь еще?

- Да, - ответил негр, - я женился в полдень.

- Что здесь необычного? - не понял святой Петр.

- Я женился на белой женщине.

- Когда это было?

- А, две минуты назад.

Прочитав этот рассказ, я вспомнил о научных расчетах. Представим, что Вселенная существует только в рамках одного дня - как будто для Вселенной взят лишь маленький отрезок времени, всего двадцать четыре часа. Итак, в двенадцать часов ночи появилась Вселенная, вспыхнули звезды, образовалась солнечная система... Все строго расписано по часам - например, солнечная система должна появиться в определенный час, скажем в четыре или в шесть часов утра. Земля должна отделиться от Солнца в восемь часов утра; Луна отделяется от Земли в одиннадцать часов утра.

Земля появилась на свет ровно в двенадцать часов дня, а человек появился двумя минутами позже, то есть в две минуты первого.

Если рассматривать Вселенную в рамках двадцати четырех часов, то мы с вами появились на свет лишь две минуты назад.

И вот я читаю этот рассказ. Когда негр сказал: "А, две минуты назад", я вспомнил расчеты ученых. Бедняга женился в двенадцать часов дня. Его, должно быть, застрелили спустя две минуты после заключения брака, при выходе из церкви - белые не допускают межрасовых браков. По всей видимости, он был женат только две минуты.

Если разобраться подробнее, если предположить, что человек появился две минуты тому назад, то получится, что Гаутама Будда родился только пятнадцать секунд назад. Тогда и просветлению, и всей идее просветления не более пятнадцати секунд от роду.

В нашем распоряжении еще целых двенадцать часов, если позволит Рональд Рейган. Рональд Рейган - лишь один из безумных политиков мира. Если нам дадут шанс, то у нас будет целых двенадцать часов на развитие. Если всего лишь пятнадцать секунд назад появились Гаутама Будда, Пифагор, Лао-цзы, Махавира, Иисус, Рамакришна, Рамана Махарши, Кришнамурти, Гурджиев - если все эти люди появились только пятнадцать секунд назад, то трудно даже вообразить, какими плодотворными могут оказаться последующие двенадцать часов, если человеку суждено выжить на земле.

Какой огромный потенциал у нас впереди! Ведь мы прожили на земле только две минуты! Сумасшедшие политики пытаются свести счеты с жизнью в тот момент, когда нам нужно развиваться с максимальной скоростью, как можно скорее, потому что половина срока существования Вселенной уже осталась позади - значит, у нас только половина отпущенного времени.

В это оставшееся время все человечество должно достичь просветления. Если нам удастся избежать войны, то мы станем свидетелями эпохи нового рассвета, эпохи совершенно нового сознания, совершенно новой блаженной жизни. Всё находится в наших руках.

Хорошо, Маниша? Да, Ошо.

!