Глава 10. ГЕНЕТИКА: НАУКА ДЛЯ ТЕХ, КТО ЛЮБИТ ТВОРЧЕСТВО

Продвигайся вперед и извлекай уроки из опыта прошлого, чтобы по мере развития науки и техники развивалось и сознание человека. Так мы сможем застраховать себя от использования техники во вред человечеству.

Возлюбленный Ошо,

Ты как-то говорил об ученых, способных на основе генетического анализа спермы избирательно влиять на рождение будущих людей. Я не доверяю ни ученым, ни врачам, ни кому бы то ни было, ведь их знание не выходит за рамки их ума. Интуитивно я чувствую, что генетика играет весьма скромную роль в определении будущих способностей человека. Садовник вполне может стать музыкантом, а солдат может иметь способности ученого. Я уверен, что возможности человека неисчерпаемы: неважно, кто этот человек сейчас, - при других обстоятельствах он может проявить совершенно неожиданные качества.

Любимый учитель, разве мог кто-нибудь различить Ошо в сперме твоего отца и яйцеклетке твоей матери? Пожалуйста, расскажи подробнее о логике Твоего предположения: я не вижу ее из-за страха перед тоталитарными режимами.

Деваджит, мне понятна твоя озабоченность, этот вопрос волнует и меня. Но здесь нужно многое уяснить. Запомни: никогда не действуй из чувства страха. Тот, кто действует из страха, не может продвигаться вперед.

Например, человек изобрел велосипед... Думал ли ты когда-нибудь, что велосипед может нести в себе какую-либо опасность? Трудно даже предположить, что велосипеды могли быть источником опасности. Но из запасных частей велосипеда братья Райт собрали первый летательный аппарат. Весь мир радовался этому; тогда никто не думал, что самолеты будут использоваться в Первой мировой войне для бомбардировки городов, для уничтожения миллионов людей.

Но те же самые самолеты перевозят миллионы пассажиров по всему миру. Благодаря самолетам мир стал маленьким, обозримым, и сегодня весь наш мир можно назвать одной большой деревней. Самолеты навели мосты между народами, они настолько сблизили различные расы, религии, языки, что в этом аспекте им нет равных среди других изобретений. Итак, прежде всего, нужно запомнить, что нельзя действовать из страха.

Действуй осмотрительно, осознанно, помни об опасностях, будь готов в любое мгновение предотвратить злонамеренное использование изобретения. Что может быть более опасным, чем ядерное оружие в руках политиков? Ты вложил в их руки самое опасное оружие.

Сегодня, в сущности, уже нечего бояться; даже ядерное оружие можно использовать творчески. Я верю, что так и будет, ибо очень сильно доверяю самой жизни. Жизнь не допустит, чтобы с ней покончили так просто, она будет неистово защищать себя. За этим сопротивлением стоит рождение нового человека, рождение нового рассвета, нового порядка, всей жизни, всей Вселенной.

Считаю, что ядерное оружие сделало мировую войну невозможной. Ни Гаутаме Будде, ни Иисусу Христу не удалось этого добиться. Все святые мира говорили о том, что война, насилие - это зло, но все было безуспешно. С этой задачей справилось ядерное оружие.

Видя огромную опасность этого оружия, все политики стали дрожать от страха, ведь если третья мировая война начнется, то она уничтожит все живое на земле, включая их самих. Никто не сможет уцелеть. Это большой шанс для тех, кто любит творчество. Наступил момент, когда мы можем обратить науку в творчество.

Запомни, что я тебе скажу: наука нейтральна. Она просто дает силу. Как воспользоваться этой силой, зависит от тебя, зависит от всего человечества и его интеллекта. Наука дает нам возможность сделать нашу жизнь краше, удобнее, она стоит на страже здоровья людей... Это лучше, чем предать ее забвению из страха, что тоталитарные режимы смогут злонамеренно ею воспользоваться.

Все можно использовать в преступных целях. Да и сам Деваджит - врач, он принадлежит к когорте ученых. Ему нужно осознать, что все, что может навредить человеку, может также принести ему и огромную пользу. Не стоит ничего отвергать, лучше сделать человека осознаннее. В противном случае, ты попадешь в ту же ловушку, что и Махатма Ганди.

Начав действовать из чувства страха, тебе будет трудно остановиться. Махатма Ганди пользовался той же логикой и остановился на прядильном колесе. Этому изобретению, должно быть, уже двадцать тысяч лет, но он остановился именно на нем. Ганди хотел, чтобы все изобретения, последовавшие за созданием прядильного колеса, были уничтожены. Он протестовал против железных дорог, ибо в Индии железные дороги использовались для порабощения страны.

Индийские железные дороги были созданы не для удобства людей, они не служили им. Их построили для передвижения войск, чтобы за считанные часы они могли покинуть одну часть страны и прибыть в другую. Индия - огромная страна. В некоторые места даже на поезде можно добраться только за шесть дней пути. Индия - целый континент, и чтобы контролировать огромные территории, необходимо иметь разветвленную сеть железных дорог. Железнодорожный транспорт в Индии предназначался, в основном, для армии, его главным назначением было передвижение войск.

Но это отнюдь не говорит о том, что железнодорожные пути нужно разрушить. Сегодня это привело бы к ограничению передвижения человека, это привело бы нас назад в средневековье. Махатма Ганди протестовал даже против невинных телеграмм, телеграфов и почты просто потому, что они использовались когда-то для того, чтобы держать страну под контролем. Но постепенно они стали на службу обществу.

Каждое изобретение вначале использовалось только для нужд армии, для захвата территорий, но впоследствии этими достижениями стало пользоваться все человечество.

Нам нельзя возвращаться назад, иначе придется уничтожить все. Нужно продвигаться вперед и извлекать уроки из опыта прошлого, чтобы по мере развития науки и техники развивалось и сознание человека. Так мы сможем застраховать себя от использования техники во вред человечеству.

Главное мое несогласие с Махатмой Ганди заключалось в следующем: он тянул человечество назад в прошлое.

Вначале лошадей использовали для нужд армии. Значит ли это, что сегодня лошади больше не нужны? В сущности, каждое транспортное средство находилось когда-то в услужении у смерти. Сегодня в мире создано огромное количество лекарственных препаратов; а аллопатические средства, признанные официальной фармацевтической наукой, в большинстве своем ядовиты. Ими распоряжаются сильные мира сего.

Сегодня растут опасения, что Советский Союз разрабатывает некий луч, который можно назвать лучом смерти. Его можно получить из солнечных лучей, которые нас не достигают, ибо у них на пути появляется озоновый слой, не дающий смертоносным лучам достигнуть поверхности земли. Озоновый слой отражает эти лучи.

Но нам стало известно об этом лишь тогда, когда первые ракеты достигли Луны. Они пробили дыры в озоновом слое, открыв путь смертельным лучам солнца. Резко увеличилось количество раковых заболеваний, все заволновались - что случилось? Тогда выяснилось, что на Землю стали падать некие лучи, которых раньше никто не наблюдал. Советский Союз силится генерировать эти смертоносные лучи вместо совершенствования ядерного оружия, беспилотных самолетов и ракет.

Советы пытаются найти более изощренный путь. Они хотят просто направить лучи... Противостоять этому невозможно, ибо лучи невидимы глазу. Они не разрушают все подряд, дома остаются неповрежденными.

Лучи уничтожают лишь все живое: людей, птиц, животных, деревья, все, что имеет хоть какую-то форму жизни. Как только смертоносный луч соприкасается с живым существом, жизнь погибает. Более жуткую картину трудно себе представить.

Дома останутся, улицы останутся, магазины останутся, все останется, кроме самой жизни.

Но даже в этом случае я не против исследования смертельных лучей. Как только русские начали разработку этих лучей, Америка немедленно взялась за разработку защитных мер: как определить эти лучи, как отразить их и перенаправить обратно, как создать противолучи. Все может произойти... Если когда-нибудь в будущем озоновый слой в некоторых местах истощится, даже не по вине человека, и смертельные солнечные лучи проникнут в земную атмосферу, мы должны будем знать, как отразить эти лучи обратно. Возможно, мы сможем построить новый озоновый слой, ближе к Земле.

Нельзя действовать из страха, нужно видеть всю перспективу. Если есть страх, то это означает, что он исходит не от научной мысли, его вызывают люди, лишенные осознанности. В их руках все становится ядовитым и опасным. Необходимо изменить человека, а не тормозить научный прогресс. Например, я рассказывал о последних достижениях генетики. До сих пор мы жили вслепую, руководствуясь слепой биологической потребностью. Ты ведь не знаешь, какой ребенок родится у тебя: слепой, умственно отсталый, калека, урод; и он будет страдать от своего недуга всю жизнь. В некоторой степени ты должен нести за это ответственность, ведь тебе никогда не приходило в голову задуматься, как родить здорового ребенка: не слепого, не глухого, не немого, не умственно отсталого.

Это особенно актуально сегодня, когда рождаются дети, больные СПИДом. Нужно предпринимать конкретные шаги для того, чтобы определять, каким детям появляться на свет, а каким нет. Зараженные СПИДом дети несут смерть самим себе, своим семьям, своим знакомым. Они пойдут в школы, в колледжи и начнут распространять болезнь. Они женятся, и у них будут дети, страдающие от смертельного недуга.

Если мы не прислушаемся к ученым-генетикам, то не сможем предотвратить распространение СПИДа. Деваджит, наверное, не в курсе, что генетическая наука может дать четкий ответ на некоторые вопросы, например, будет ли ребенок, при определенной комбинации мужской и женской энергии, здоровым или нет.

В Тибете когда-то использовали один очень странный, очень примитивный способ, но сердиться на тибетцев за это нельзя, ведь они были вынуждены использовать его. Это варварский метод.

Новорожденного ребенка семь раз опускали в ледяную воду. Из десяти детей девять погибали - не выдерживали воздействия ледяной воды... Сразу после рождения окунать ребенка в ледяную воду! К седьмому разу он уже синеет, он уже мертв, а его еще окунают. Однако в этом была необходимость, ибо Тибет находится выше других стран мира, на вершинах Гималаев. Жизнь там очень трудна, для выживания нужны крепкие люди, а холод несет смерть. Если ребенок не в состоянии справиться с холодом, то ему лучше умереть. Это делалось из-за сострадания, а не из-за жестокости. Лучше умереть, чем всю жизнь страдать. Слабый человек не сможет нормально жить, не сможет трудиться. Стране нужны выносливые люди, которые могли бы противостоять такому холоду, при этом еще и работать, производить что-нибудь.

Это была настоящая древняя генетика. Тибетцы выбирали сильнейших, хотя понятия не имели, как это правильно сделать. Но всё же справлялись с задачей и выбирали самых здоровых.

В результате тибетцы жили дольше всех, ибо те, кто не вынес бы суровых условий и умер бы раньше, были лишены жизни, едва успев родиться. Их вернули назад нераспакованными! Оставшиеся в живых были действительно сильными, действительно стойкими. Впереди у них была долгая и очень здоровая жизнь, ибо все слабые уничтожались еще при рождении. Это было продиктовано чувством сострадания. Зачем разрешать жить тому, кто всю жизнь будет страдать от всякого рода болезней, недомоганий и слабостей? Он совсем не сможет насладиться жизнью.

Генетики не могут с абсолютной точностью предсказать, будет ли этот человек врачом, инженером или садовником, но некоторые аспекты будущей жизни они могут определить с большой вероятностью. Например, они могут точно предсказать состояние здоровья будущего ребенка, они могут сказать, от каких болезней он будет страдать. Если принять меры предосторожности, можно предотвратить развитие болезней и избавить ребенка от страданий. Можно очень точно просчитать продолжительность его жизни. Принятие определенных мер позволит продлить жизнь.

Что касается природных талантов, то генетики могут предсказать, есть ли у ребенка задатки музыканта. Это не означает, что он не сможет стать врачом; это лишь говорит о том, что если предоставить ребенку определенные условия, то он скорее станет музыкантом, чем врачом. А если он никогда не станет ни музыкантом, ни врачом, то никогда не сможет получить полного удовлетворения от жизни. Его внутренней сущности всегда будет чего-то недоставать.

Итак, если генетик даст свои предположения, то обществу, родителям, коммуне необходимо будет создать необходимые условия для дальнейшего развития ребенка. Сегодня мы еще не знаем о его потенциалах.

Нам нужно принять решение; родители обычно затрудняются выбрать, куда послать ребенка на учебу: в технический колледж, в музыкальную студию, в слесарное или авторемонтное училище. Куда же послать его учиться, какое решение принять? Решение родителей часто зависит от их финансовых возможностей. Они думают лишь об одном: как обеспечить ему безбедную, комфортную, престижную жизнь. У ребенка, возможно, совсем нет склонности к этому, но откуда об этом знать родителям?

Здесь могут помочь генетики, определив задатки ребенка. Однако это не значит, что ребенок с талантом музыканта станет им, во что бы то ни стало. Ученые не могут ничего гарантировать. Они объясняют это тем, что природные наклонности человека можно изменить воспитанием. Если подавить музыкальные задатки ребенка и обеспечить ему условия для того, чтобы он стал врачом, то он будет врачом; только эта профессия никогда не принесет ему радости, и он будет выполнять свои обязанности с неохотой.

Воспитание играет важную роль в становлении ребенка, особенно если родителям известны его природные задатки. Такому ребенку можно помочь, предоставив ему все необходимое для творческого развития. Тогда природа и образование начнут действовать в гармонии и приведут к появлению более совершенного человека, более удовлетворенного самим собой, более радостного, создающего вокруг себя более счастливый мир.

Ты прав только в одном: генетика может дать прогноз по любому вопросу, кроме просветления, так как просветление не является частью биологической программы человека. Это нечто, что выходит за пределы физиологии.

Вот почему генетическая наука не в состоянии сказать, обретет человек просветление или нет. В крайнем случае, с помощью анализа можно предвидеть, что человек будет тяготеть к духовности, мистицизму, его будет привлекать неизведанное. Если у нас будет эта информация, мы сможем создать необходимые условия для роста такого человека. И в мире появится больше просветленных людей, чем когда-либо.

Деваджит опасается, что, если секреты генетики попадут в руки тоталитарных правительств, они начнут подбирать законопослушных детей, далеких от революционного духа, готовых услужить, готовых быть рабами без всякого сопротивления.

Да, такая опасность существует, но ее можно избежать. Зачем давать власть тоталитарным режимам? Я предлагаю целую программу для развития общества.

Прежде всего, нации должны исчезнуть. Должно быть одно правительство, которому отводится чисто функциональная роль. Оно не будет бояться революций, ибо будет служить людям. Министры всемирного правительства будут членами Ротационного Клуба. Они будут меняться ежегодно. Никто не задержится у власти больше одного года, никому не позволят опять появиться в правительстве. Только один раз, только на один год - что можно успеть сделать? И эта власть не будет тоталитарной. Избиратели имеют право в любой момент отозвать из правительства любого министра. Для того чтобы лишить человека министерского портфеля, необходимо собрать подписи пятидесяти одного процента электората. Власть не будет даваться сроком на пять лет без всяких ограничений. В любом случае, в конце года государственный деятель обязан покинуть министерское кресло, и он никогда больше не сможет прийти к власти. Такой политик будет стараться успеть сделать побольше добрых дел, чтобы остаться в памяти людей. Злоумышленника мы быстро отзовем: петиция с подписями пятидесяти одного процента избирателей - и он уволен.

Мой план развития общества не фрагментарен, он универсален. Постепенно большие города исчезнут; на их место придут маленькие общины. Семьи тоже исчезнут; не будет никаких поблажек для семей или определенных наций. Дети будут расти в коммунах, их не будут воспитывать родители. И только коммуна будет решать, сколько им нужно детей, ибо по мере увеличения продолжительности жизни людей нам будет нужно все меньше детей. Если старики захотят пожить еще, то для новых гостей у нас просто не будет места.

 

В прошлом это было возможно: производи на свет столько детей, сколько можешь. Женщина была беременна до тех пор, пока ей позволяла ее физиология. Она была похожа на фабрику по производству детей, ибо продолжительность жизни людей была очень мала.

Археологические раскопки свидетельствуют о том, что пять тысяч лет назад никто не жил более сорока лет.

Ни в одном уголке земного шара не было найдено ни одного скелета древнего человека, которому было бы больше сорока лет. Древний человек умирал, едва доживая до сорока лет, и это был высший показатель продолжительности жизни, а не средний. При максимальной продолжительности жизни в тридцать пять - сорок лет, естественно, было много места для нового поколения, для тех, кто приходил на смену умершим.

Генетики утверждают, что человек по своим природным данным может жить до трехсот лет, оставаясь молодым. Старость можно отменить. И это станет великой революцией, ибо если какой-нибудь Альберт Эйнштейн будет трудиться триста лет, если какой-нибудь Гаутама Будда будет проповедовать свои идеи триста лет, если все великие поэты, мистики, ученые и художники будут продолжать работать, оттачивая свои методы, технику, то мир станет безмерно богатым.

Сегодня же мы являемся свидетелями огромной расточительности. Когда человек достигает настоящей зрелости, в его дверь начинает стучаться смерть. Это странно - это приводит в мир новых людей, которые еще ничего не знают. Теперь их нужно вырастить, воспитать, обучить наукам, правилам поведения, и ко времени их истинной зрелости их отправят на пенсию. Когда люди, наконец, овладевают каким-либо мастерством, им приходится уходить на пенсию. После ухода на пенсию никто не живет более десяти-пятнадцати лет, потому что после отставки человек становится абсолютно бесполезным, и он сам начинает чувствовать, что стал обузой для семьи и общества. Он теряет всю свою респектабельность, престиж, власть. Он становится аутсайдером, нежеланным гостем, который просто не хочет умирать.

Ты можешь не знать, что никогда в прошлом не было разрыва между поколениями. Это новый феномен, возникший просто потому, что люди стали дольше жить. В семье сегодня может быть девяностолетний отец... И еще три поколения. Его сыну семьдесят лет, его внуку - пятьдесят, его правнуку - тридцать.

Дистанция стала такой большой, что правнук уже не имеет никакой родственной связи с прадедом: кто этот старик, почему он вечно крутится под ногами? Это лишняя головная боль; он всегда чем-то раздражен, всегда зол, всегда готов на какую-то выходку. Зачем все это?

В прошлом четыре-пять поколений никогда не видели друг друга; тогда не было такого разрыва между поколениями. Я даже не знаю имени моего прадеда. Я спросил об этом своего отца. Он ответил: "Я сам не знаю. Все имена, что я знаю, известны и тебе. Больше мне ничего не известно".

Сегодня на Кавказе живут люди в возрасте ста восьмидесяти лет, как тебе это? Дети седьмого, восьмого поколения будут жить у них в доме, но они не будут признавать стариков. Старики давно должны были быть в могиле, ведь так было всегда. Они живут в доме, как настоящие иностранцы, в одном и том же доме. Они не понимают язык друг друга, потому что наступили совсем другие времена. Они не понимают моду друг друга, не понимают музыку друг друга, религию друг друга. У них нет абсолютно ничего общего.

Если мы будем и дальше жить произвольным образом, то ситуация станет еще хуже. Общество должно взять на вооружение новые приемы, совершенно новую программу.

Старые программы стали недееспособными. Коммуна должна стать новой ячейкой общества. Не будет никакой семьи, не будет никакой нации - только коммуны и международное сообщество.

Коммуна просто необходима для удовлетворения нужд людей, ведь прямо сейчас тебе нужны врачи, а их нет. Инженеры не имеют работы, потому что инженеров слишком много; или наоборот, тебе нужны инженеры, а их нет. Нет никакого планирования рождаемости, все происходит зигзагообразно, случайно.

Вот почему в мире столько безработных: не нужно столько рабочих рук. Но ни один человек не должен сидеть без работы. Нужно, чтобы рождалось столько людей, сколько людей сможет получить рабочие места.

С каждым годом механизмы, роботы все больше выполняют работу за человека; они работают эффективнее человека, не требуя при этом повышения заработной платы, не бастуя, не работая посменно, - они трудятся круглые сутки напролет; один робот может заменить тысячу рабочих. Количество безработных будет постоянно увеличиваться.

Нужно так планировать рождаемость, чтобы все население было востребовано. Почему бы не выбрать лучших? Почему бы не отказаться от этой толпы, что населяет землю? Опаснее толпы ничего нет, ибо она становится орудием в руках хитрых политиков.

Толпа не обладает разумом, у нее нет никакого интеллекта. А ведь мы можем создавать личности, наделенные большим интеллектом, индивидуальностью, и каждое новое поколение будет лучше предыдущего. Тогда эволюция будет проходить скачкообразно, прыжками, в противном случае мы застрянем в болоте. Мы находимся в этой трясине уже тысячи лет, мы совершенствуем только механизмы и товары: более комфортными становятся самолеты, более скоростными становятся автомобили, более совершенными становятся бомбы, а человек по-прежнему не меняется.

Когда совершенствуется все, кроме человека, ситуация становится угрожающей. Человек обременен своим же собственным прогрессом, своей собственной технологией, своей собственной наукой. Человеку тоже нужно развиваться, он всегда должен находиться впереди технического прогресса.

Я понимаю обеспокоенность Деваджита, но я ее не разделяю. Я всегда вижу луч света в самой темной ночи. И какой бы темной ни была ночь, рассвет всегда близок.

Я выступаю за научно-технический прогресс, но он должен быть подконтрольным, должен быть в руках творческих людей, а не разжигателей войн. Сегодня есть возможность положить конец войнам, и подстрекатели войн должны исчезнуть. Впервые в истории человечества это может стать реальностью. Вот почему не нужно бояться тоталитарных режимов.

Верно, генетики не могут утверждать что-либо со стопроцентной уверенностью, вероятно, в будущем им удастся быть более точными в своих прогнозах. Научное прогнозирование будущих возможностей человека по семенному материалу - очень молодое направление в генетике. Оно только начало свое развитие.

Возможно, через пять, через десять лет мы сможем предсказать точно то, о чем сегодня только догадываемся. Тогда в наших руках окажутся все секреты воспитания, и, зная природные задатки детей, мы сможем воспитать более совершенных, более гармоничных и счастливых людей.

Деваджит, не будь таким пессимистом, обрати свой взор на светлые стороны жизни.

Я слышал...

Хаим Гольдберг решил проведать своего друга, находящегося при смерти. Его друг был гомосексуалистом. Он постоянно ворчал, проявляя недовольство жизнью. Желая подбодрить товарища, Хаим сказал успокаивающе: "Не все так отрицательно в жизни, по крайней мере, твой тест на СПИД положителен!"

Каковы бы ни были обстоятельства, всегда смотри на жизнь с оптимизмом.

Генетики также предпринимали попытки изменить биологическую программу, предусмотренную природой. До сегодняшнего дня им не удавалось расщепить живую клетку спермы, как это они сделали с атомом. Но ведь понадобились триста лет физических исследований, чтобы получить из материи атомную энергию. На это могут уйти годы исследований, но я абсолютно уверен, что рано или поздно генетикам удастся расщепить и клетку спермы. Д если это им удастся, то они будут способны перепрограммировать ее, внедрить в нее свою программу.

Все знают, что иногда мать производит на свет близнецов. Близнецы бывают двух видов: двуяйцовые и однояйцовые. Очень редко бывает, что у матери одновременно созревают две яйцеклетки. Тогда происходит оплодотворение двух материнских клеток. В этом случае рождаются близнецы, не похожие друг на друга, ибо яйцеклетки матери разные. Иногда бывает, что два сперматозоида одновременно проникают в одну яйцеклетку. Это тот редкий случай, когда рождаются однояйцовые близнецы.

Эти близнецы очень похожи друг на друга, а наблюдения над ними дали генетической науке прекрасную возможность понять их природу: эти близнецы так взаимосвязаны... Один из них может жить в Европе, а другой в Китае. В Китае может быть эпидемия какой-нибудь болезни, и один из братьев заболевает ею. В Европе эпидемии нет, но близнец заболевает той же болезнью, что и его далекий брат, ничего об этом не зная.

Почти одновременно у них бывает простуда, головные боли, и умирают они практически в одно и то же время, где бы они ни находились. Это дало генетикам представление о том, что существует четко заданная, установленная программа, в противном случае это невозможно объяснить.

Инфекция исключается, потому что один брат живет в Европе, а другой - в Китае. Почему они страдают от головной боли в одно и то же время? Почему они сердятся в одно и то же время, почему печалятся в одно и то же время?

Похоже, они не в состоянии контролировать свои эмоции, это заложено в их программе. Они умирают почти одновременно, разница может составлять от силы три месяца, но не более того. Но чаще это происходит в один и тот же день, а если и нет, то с интервалом не более трех месяцев.

Если бы науке удалось изменить генетическую программу человека, жизнь приобрела бы иные оттенки.

Можно было бы положить конец многим глупостям, на которые так тянет людей. Можно искоренить стремление человека к власти, освободить его от желания быть кем-то особенным, уничтожить в нем зависть; можно просто стереть эти черты из программы, запрограммировав вместо них новые качества.

Ты и сам чувствуешь, что зависть, гнев и стремление к власти приносят тебе страдания, но ты ничего не можешь поделать с этим, тебе кажется, что некая слепая сила просто сводит тебя с ума.

Ссорятся муж и жена.

- Послушай, дорогая, - говорит муж, - разве мы не можем решить этот вопрос благоразумно?

- Ни за что! - вопит жена, сердито топая ногой. - Каждый раз, когда мы решаем вопросы благоразумно, я проигрываю.

Нам нужно изменить женскую генетическую программу, чтобы каждый раз при разумном решении проблем она не проигрывала. Женщина прекрасно знает, что "благоразумными средствами" ей не выиграть. Она знает, что нужно разыграть сумасшествие, вести себя крайне абсурдно. Нужно поднять такой шум, чтобы вся округа слышала крики, тогда муж испугается и скажет: "Хорошо, хорошо, ты права".

Они понимают, что вопрос не в том, благоразумно решается проблема или нет. Вопрос в том, кто выйдет победителем. Победа определяет, правильно ли были выбраны средства борьбы. Но этому нужно положить конец. Это губит женскую индивидуальность. Благоразумие сделает женщину прекрасной. Разум даст ей красоту не только внешнюю, но и внутреннюю.

Иначе даже самая прекрасная женщина в мире не сможет поддержать интеллектуальный разговор. Она будет похожа на растение. Женщины выглядят восхитительно, поэтому всегда так приятно смотреть на чужую жену, ибо ты смотришь только на привлекательную внешность, и лишь ее муж знает, как она себя ведет, что она говорит, что она делает. Но в этом нет вины женщины, такова ее биологическая программа.

Генетика поможет и мужчине избавиться от его недостатка. У мужчин преобладает шовинистическое, эгоистическое представление о себе. Они так запрограммированы. Поэтому они часто предстают в нелепейшем виде.

Джерри гостил у своих друзей, у Этель и Ричарда, которые были замужней парой.

- Рич, послушай, я ничего не могу поделать с собой, - сказал Джерри. - Этель сводит меня с ума. Если я ущипнул бы ее разок за зад, я бы дал ей пять тысяч долларов.

- Не думаю, что Этель будет возражать против такой суммы. Иди и ущипни её.

Этель облокотилась о стул, подняла юбку и обнажила зад. Джерри долго и задумчиво смотрел на него. Наконец через пять минут он признался:

- Просто не могу.

- Почему? - спросил Ричард. - Что, не хватает смелости?

- Смелости хватает, не хватает денег. Но желание есть... Что же делать?

Я всячески поддерживаю перепрограммирование мужчин и женщин. Что за чепуха! Ущипнуть! В любой толпе мужчины только этим и занимаются. Каждая женщина чувствует, что ее ущипнули, но никак не может понять, что мужчина получает от этого. А он готов отдать пять тысяч долларов, которых у него нет! Некая слепая сила влечет его, и это совсем не зависит от него...

Нам не удастся создать новый мир до тех пор, пока мы не изменим мужчину и женщину. Нам нужно отказаться от всех страхов. Снова и снова я повторяю: никогда не действуй под влиянием страха. Любой такой поступок отбросит тебя назад в твоём развитии.

Действуй осознанно, осторожно. Прими все профилактические меры к тому, чтобы твои действия не привели к противоположному результату, но никогда не оборачивайся назад. Жизнь всегда устремлена вперед, в будущее. Именно по этой причине я всегда сердился на всех Ганди, если бы не это, они стали бы моими последователями. В отличие от них, даже президент правящей партии и главные министры посещали лагеря для медитаций.

В тот день, когда я стал выступать против Ганди, они почувствовали страх. Никто не опровергал меня, они просто испугались: "Ты не должен говорить ничего против Махатмы Ганди".

Я ответил: "Я выступаю не лично против него, а против его идей, которые отбрасывают человека назад в прошлое, в мрачное средневековье, превращают его в дикаря. Он и так дикарь".

Те, кто действует из чувства страха, наверное, очень хотели бы остановить научно-технический прогресс, хотели бы утопить в океане все научные открытия, а человека вернуть в те времена, когда не было даже керосинового масла, когда не было даже одежды - ее нужно было прясть самому.

Если прясть себе одежду по восемь часов в сутки в течение всего года, то можно будет одеться, можно будет сшить себе постельное белье, но чем тогда питаться? А если человек заболеет, где он возьмет лекарства? Чем он будет кормить своих детей, своих престарелых родителей, свою жену? А каким образом его дети получат образование? Кто будет его оплачивать? Ведь каждый должен по восемь часов в день прясть, чтобы обеспечить себя одеждой.

Это будет бедное общество... Никакого образования. Но Ганди против образования, потому что им злоупотребляют. Вся его философия базируется на страхе: он боится всего, что можно использовать в преступных целях... Какая глупость, ведь злоупотребить можно всем на свете! Нет во всем мире такой вещи, которую нельзя было бы употребить во вред. Если тебя охватила паранойя, тогда нужно отказаться от всего.

В моем родном городе напротив магазина моего отца находился ряд парикмахерских. Я частенько заглядывал в эти салоны, потому что там всегда были свежие газеты для клиентов, ожидающих своей очереди. Я не был их клиентом, но ходил туда, чтобы почитать газеты и журналы.

Директор моей школы часто брил бороду и подстригался в одной из этих парикмахерских. Однако он никогда не общался с парикмахером. А парикмахер был очень разговорчив, и стрижка, которую можно было завершить за пять минут, растягивалась на целых пятьдесят, ибо он говорил много, а работал медленно. Я слышал, как директор просто бормотал: "Да, да, хм, да..." Но он никогда не вступал в беседу.

Однажды я столкнулся с директором на улице. Я сказал ему: "Странно, парикмахер что-то постоянно говорит вам, но вы никогда ему не отвечаете".

- Ты не понимаешь, - ответил директор, - он просто сумасшедший. Ты не слышал, о чем он говорит. Он болтает обо всем подряд, я не спрашиваю его ни о чем, мне это не интересно. Более того, он держит огромное лезвие прямо у моего горла. Если я скажу что-нибудь... Он выглядит очень раздраженным, постоянно повторяет: "Мы разделаемся с этим правительством" и что-то в этом роде. Так что мне лучше помалкивать.

Нельзя обсуждать ни политику, ни религию, ведь он настоящий фанатик. Вместо волос он может отрезать мне голову! И даже не задумается. Моя жизнь в опасности, а ты спрашиваешь, почему я с ним не общаюсь.

- Я помогу вам найти лучшего мастера, - предложил я.

- Нет, я не хочу его менять, я уже привык к нему. Ведь я ничего не знаю о других мастерах. - Директор школы жил в городе недавно.

- Мне не нужны неприятности, - продолжал он, - этот, по крайней мере, просто говорит и нагоняет на меня тоску, долго стрижет, но не более того... И я уже привык к этому.

- Как хотите, - ответил я, - но у меня есть знакомый парикмахер. Если хотите, он даже денег с вас не возьмёт.

- Не хочу рисковать. Тот, кто не берет денег, опасен изначально. С каких это пор он не берет деньги за работу?


- Таков его стиль: он наркоман.

То, чем сегодня на Западе занимаются панки, этот человек делал еще пятьдесят лет назад. Он выбривал тебе полголовы - просто так, потехи ради. Когда, увидев себя в зеркале, ты спрашивал: "Что ты наделал?", он отвечал: "Не сердись. Если тебе не нравится стрижка, можешь не платить денег, я сделал это бесплатно. Уходи. Я потратил на тебя время, а ты даже не оценил мою работу".

Но этот человек не мог назваться панком, потому что тогда о панках никто не слышал. О них ничего не знают в Индии даже сегодня. Иногда он мог сбрить половину усов и сказать: "Подожди, я сейчас вернусь". Когда его спрашивали: "Куда же ты?", он отвечал: "Пойду выпью чашку чаю. Посиди пока. Я нарочно побрил тебя лишь наполовину, чтобы ты никуда не сбежал".

Я видел, как некоторые посетители сидели в ожидании часами. Если он возвращался в тот же день, это считалось большой удачей, ибо он так любил поговорить, что любой мог подкинуть ему тему для разговора, и тогда он пускался в пространные дискуссии. Он совсем забывал о своем салоне. Я видел напряженные лица утомленных ожиданием клиентов: "Господи, он собирается возвращаться или нет?"

- Не беспокойтесь, - успокаивал их я, - он вернется, ведь ему нужно будет закрыть салон.

- Закрыть салон? - не понимали они. - Да ведь это целый рабочий день. Магазины закрываются в восемь вечера, а сейчас только десять утра.

- Вы можете сходить домой, пообедать и вернуться. Не волнуйтесь, он обязательно вернется.

Чаще всего он появлялся для того, чтобы закрыть свое заведение на ночь, в противном случае он бы нарушил закон, запрещавший работать после восьми вечера. Поэтому он был вынужден возвращаться.

Вернувшись, он видел в салоне ожидавшего его посетителя и недоуменно спрашивал: "Что ты делаешь в пустой парикмахерской? Кто ты такой? Что тебе здесь нужно?"

- Ты что, забыл обо мне? Ты ведь утром отрезал мне половину усов.

- А, вспомнил. Припоминаю, что кому-то когда-то отрезал половину усов. Так ты тот самый парень! Приходи завтра, потому что я должен сейчас закрываться. Иначе я попаду в беду, приедет полиция, и у тебя тоже будут неприятности. Что ты тут расселся?

- Ничего не понимаю, - отвечал посетитель.

- Можешь идти, я с тебя денег не возьму.

А человек истратил напрасно целый день! Он спросил:

- Отрежь хотя бы другую половину усов. Я вообще не просил тебя срезать мне усы, я пришел, чтобы ты сбрил мне бороду. Я всегда гордился своими усами, а ты мне все испортил.

Парикмахер имел философский склад ума. Он говорил:

- Не волнуйся, волосы отрастут. Не переживай, ведь я не отрезал тебе нос. Будь счастлив, что я не сделал этого, ибо отрезанный нос уже не вырастет.

Он обрезал вторую половину усов, и посетитель с гневом покидал его заведение, а что ему оставалось делать?

Директор знал об этом, он слышал много подобных историй.

Когда я указал ему на парикмахерскую, где работал мой знакомый, он сказал: "Ты пытаешься втянуть меня в неприятную ситуацию. Ты можешь перестать приносить людям страдания? Из-за тебя достается учителям, из-за тебя достается ученикам. Я тебя не понимаю. Ежедневно мне докладывают о твоих проделках. Я собираю жалобы в папку, потому что не хочу встречаться с тобой без особых причин. Я не сделал тебе ничего плохого, а ты хочешь, чтобы меня стриг какой-то наркоман".

Мир полон разных людей. Эти люди могли бы быть совсем другими, просто им с самого начала нужна другая программа.

Тюрьмы переполнены преступниками. В Америке столько преступников и столько тюрем, что судьи обратились к правительству со следующей петицией: "Если вы не построите больше тюрем, можете закрывать все суды, ибо мы больше никого не будем посылать в тюрьму, там уже нет места. Послав в тюрьму одного преступника, нам приходится освобождать другого, хотя до окончания срока ему остается еще два или три года. Мы вынуждены отпускать одного преступника для того, чтобы освободить место для нового".

В мире огромное количество тюрем, огромное количество преступников, потому что в них заложена неправильная генетическая программа. Они стали жертвами слепой биологической силы. Деваджит, ты хочешь, чтобы человечество продолжало хаотично развиваться? Разве тебе не хочется четкого планирования, разве ты против разумного, сознательного подхода? Я понимаю твои опасения, но их можно избежать. Их необходимо избегать. Но прогресс остановить невозможно.

У нас есть все возможности для появления настоящего супермена, который существовал разве что в мечтах великих поэтов и великих мистиков. Сегодня эта задача выполнима. Генетическая наука и техника могут оказать здесь огромную помощь.

Маленький Эдди выполнял домашнее задание по арифметике. "Три и один, сукин ты сын, четыре", - говорил он. "Три и два, сукин ты сын, пять. Три и три, сукин ты сын, шесть".

Услышав это, его мать была в шоке. На следующий день она поспешила в школу, чтобы посмотреть, что за учитель обучает детей арифметике.

- Не пойму, откуда Эдди взял эти словечки, - сказал учитель, - я учу детей говорить так: три и один в сумме дают четыре, три и два в сумме дают пять.

Не только маленький Эдди, но даже и прожившие жизнь люди находятся в состоянии полного хаоса.

Несмотря на опасность, мы должны предпринять шаги к изменению ситуации. Интеллект человека полностью зависит от его генетического наследия. Мы можем иметь столько Альбертов Эйнштейнов, сколько нам нужно; мы можем иметь столько Рабиндранатов Тагоров, сколько пожелаем; мы можем иметь столько Нижинских, сколько потребуется. Мир может стать райским местом. Да, есть риск, есть опасности, и я знаю о них больше, чем ты, Деваджит. И все же нам нужно идти на риск, потому что человеку нечего терять, у него ничего нет. Зачем тогда бояться чего-либо? Человеку нечего терять, но ему есть что приобретать.

Можно рискнуть, только делать это нужно осознанно. Вот почему я все время учу развивать в себе осознанность, ведь нам удастся достичь многого, если определенная часть человечества станет осознающей. Такие люди будут нашими защитниками, они не допустят использования достижений научно-технического прогресса во вред человечеству.

Мы должны предпринять все защитные меры, но нам нельзя двигаться назад.

Хорошо, Маниша? Да, Ошо.

!