Анекдоты, истории от ОШО - часть 3

84
Однажды случилось так: была ужасная погода, буря, и один самолет потерял ориентировку. Туман был настолько плотным, что все пассажиры очень испугались. На борту был проповедник. Все, кроме него, плакали, рыдали, тяжело дышали. Момент был опасный, в любой момент - смерть. Даже пилот нервничал и тяжело дышал. Проповедник сказал всем стать на колени и молиться. Все, кроме одного человека, стали молиться.
Проповедник спросил его: «Почему вы не молитесь?»
Тот ответил: «Простите меня, отец, я не знаю, как молиться. Я никогда не молился, я бизнесмен».
А времени его обучить, не было: в любой момент самолет мог упасть. И проповедник сказал: «Ладно, времени нет. Ведите себя так, как вы обычно ведете себя в церкви». Бизнесмен прошел по рядам и собрал у людей деньги.


85
Один миллионер однажды посетил примитивное племя. Когда он вышел из поезда, он увидел дикаря, лежащего прямо на платформе под деревом. Утро было прекрасно, было солнечно, воздух был чист и свеж, пели птицы, и человек отдыхал. Бизнесмен не мог этого вынести. Он сказал: «Эй, вождь, что ты здесь делаешь? Время пойти и что-нибудь заработать!»
Отдыхавший человек открыл глаза и спросил, очень мягко: «Зачем?» Это «зачем?» не может быть понято бизнесменом. Он сказал: «Зачем? Заработать немного денег!»
Дикарь заулыбался и снова спросил: «Зачем?» Это уже вызвало раздражение, бизнесмен сказал: «Зачем? Чтобы иметь банковский счет, чтобы ты мог уйти на покой и отдыхать, и тогда нет нужды работать».
Дикарь закрыл глаза и сказал: «Я и так отдыхаю сейчас».


86
Я слышал, что однажды четыре бизнесмена попали в Рай. Я не знаю, как они туда попали, должно быть, контрабандой, они организовали это дело. Тогда же умер один святой, который знал этих бизнесменов. Он вошел в Рай и увидел их там. Он удивился, так как те были закованы в цепи. Он не поверил своим глазам, вот он и спросил у привратника: «В чем дело? Я ведь слышал, что в Раю — совершенная свобода, почему эти люди здесь сделаны узниками? Зачем вы их сковали?»
Привратник рассмеялся и сказал: «Это — четыре бизнесмена, которые хотят вернуться назад в мир, а это — нехорошо. Они как-то сюда попали, а теперь дать им уйти — значит разрушить весь престиж Рая. Они хотят вернуться назад, потому что здесь нет никакого бизнеса. Что делать? Вот мы их и заковали в цепи».


87
Однажды случилось так: у великого царя был мудрец, но дурака не было. И все шло плохо, так что стали искать, и был найден человек, который был совершенным дураком. Совершенство — редкая вещь: найти совершенного мудреца — это редкость, но еще трудней найти совершенного дурака. Но совершенство прекрасно, в чем бы оно ни проявлялось. Даже совершенный дурак имеет качество, которое вы не сможете отрицать - совершенство. Совершенство имеет свою собственную красоту. Был найден совершенный дурак. Царь хотел его испытать, чтобы увидеть, чего он в действительности стоит. Он сказал дураку: «Составь список самых больших дураков в моем дворе», — при дворе было сто человек.
«Составь список из десяти человек, причем самый первый дурак в списке должен быть первым, потом — второй, и так далее...» Ему дали семь дней.
На седьмой день царь спросил: «Ты составил список?»
Дурак ответил: «Да».
Царь заинтересовался и спросил: «Кто первый?»
Дурак ответил: «Ты».
Царь рассердился и спросил: «Почему? Ты должен дать мне объяснение».
Дурак сказал: «Еще вчера у меня не было заполнено первое место. Одному из своих министров ты дал миллион рупий и послал в одну из дальних стран закупить алмазы, жемчуга и другие драгоценности. Я говорю тебе: этот человек никогда не вернется назад... Ты поверил ему — ты и дурак. Только дураки верят».
Царь сказал: «Ладно, а если он вернется, что тогда?» Дурак сказал: «Тогда я вычеркну твое имя и впишу его».


88
Однажды случилось так: три человека прибыли в один город, когда солнце уже садилось. Они хотели любым способом попасть туда до захода, они бежали, так как ворота закрывались в тот миг, когда солнце заходило, и им пришлось бы остаться за стенами города. А это было опасно — дикие звери, убийцы и прочее. Они бежали, но так и не успели вовремя. Когда они прибежали, ворота были закрыты — солнце село.
Один из них начал бить себя в грудь и громко вопить, так, чтобы привратники за стеной услышали. Он громко кричал, бил в ворота, руки его кровоточили, и он упал в обморок. Другой начал исследовать стены. Там могла оказаться какая-нибудь маленькая дверца, задний ход или еще какое-нибудь место, через которое он мог бы войти. Третий был курильщиком гашиша: он просто курил свой гашиш, потом он посмотрел сквозь замочную скважину и сказал: «Смотрите! Нет нужды что-либо искать — мы можем войти через замочную скважину!»


89
Один врач говорил пьянице: «Вы должны остановиться, иначе вы потеряете слух, вы ничего не будете слышать».
Пьяница ответил: «Я не собираюсь бросать пить, потому что, то, что я слышу, хуже того, что я пью. Даже если я потеряю слух, я ничего не утрачу; то, что я слышу, не стоит этого».


90
Я слышал, что однажды случилось так: один царь был в затруднении, у него было три сына, все они были мудры и талантливы, и было трудно решить, кому отец должен отдать царство, кто им будет править после него. А он старел с каждым днем. Сыновья были рано одарены во всем, и царь обратился к мудрецу. Мудрец составил план и сказал царю: «Ты отправляйся в странствие». И согласно плану мудреца, царь позвал трех сыновей и дал каждому одинаковое количество семян прекрасных цветов. Он сказал им: «Храните эти семена настолько бережно, насколько возможно, вся ваша жизнь зависит от них. Когда я вернусь, вы должны будете представить мне отчет о том, что случилось с семенами». И царь отбыл.
Первый сын, самый старший, был наиболее искушен в мирских делах, самый хитрый и расчетливый. Он подумал: «Самый лучший способ — это запереть семена в сейфе, и когда придет мой отец, он ведь спросит о семенах. Я отдам их ему точно в том виде, в каком они были мне даны. А главное, похоже, зависит от этого». Вот он и выбрал наилучший из сейфов и запер там семена. Ключ от сейфа он носил с собой двадцать четыре часа в сутки, потому что вся его жизнь зависела от семян.
Второй сын подумал: «Семена должны быть сохранены, но если я их запру, как старший брат, может случиться, что в железном сейфе они испортятся. И мой отец может сказать: «Это — не те семена, что я дал тебе, они испортились, они стали бесполезными. Так что же делать?» Он пошел на рынок и продал эти семена. Он подумал: «Это — наилучший путь: продать их, получить деньги, а когда вернется отец, я куплю семена снова, и кто узнает о различии? Семена есть семена. Новые семена я смогу отдать отцу, они будут свежими, живыми. К чему заботиться об этих старых семенах. И потом, никто не знает, когда вернется отец - через год, два или три? Он не назвал срока. Может пройти много лет. Мне не нужно заботиться о семенах»: Он их продал и получил деньги.
Третий сын подумал: «Были даны семена — в этом должен быть какой-то смысл». Он был самым молодым, наименее искушенным в мирских делах, глупым и невинным. Он подумал: «Семена подразумевают рост. Само слово «семя» означает рост, это — не цель, это — мост. Само слово означает движение через нечто. Семя само по себе бессмысленно, бесполезно, пока оно не прорастет, пока не станет чем-то. Семя — лишь переходная фаза; это — не цель. Это — не конечное состояние, это — просто мост, через который нужно перейти». Так что он пошел в сад и посеял семена. Потом, через год, вернулся отец. Первый сын был счастлив, он думал:
«Младший их разрушил. Теперь они стали растениями и расцвели: Как он сможет вернуть семена, те же самые семена? А второй тоже потерял все, он ведь поменял семена, он купил новые».
Второй думал: «Первый — потерял, его семена уже сгнили, они бесполезны, мертвы. А третий тоже потерял, так как именно семена нужно было сохранить, а он не сохранил их. Я выиграю».
Третий и не думал о выигрыше, он не интересовался победой. Он интересовался одним: «Отец сказал, что семена должны быть сохранены. А семена — это фаза, а не цель: единственный путь сохранить их — позволить им вырасти. А теперь появились цветы, и вскоре будут миллионы семян». - Он был счастлив, что сможет обрадовать отца.
Отец сказал первому сыну: «Ты глуп. Семена не хранят в безопасных условиях, они не хранятся в банках. Если ты сохраняешь семя, ты его убиваешь. Семя может быть сохранено лишь в том случае, если ему позволяют умереть в почве и родиться вновь».
Второму сыну он сказал: «Ты поступил лучше, чем первый, ты понял, что старое семя должно умереть: Но количество осталось прежним. А семя, если оно сохранено, умножается многократно. Ты поступил лучше, чем первый, но ты тоже потерял».
Трети сын отвел отца в сад и сказал: «Я не сохранил их в сейфе, я не продал их на рынке, я бросил их в землю. Это — семена, но теперь они стали растениями, и растения расцвели, и скоро будет много семян. Если ты хочешь семян, я верну их тебе тысячекратно». Отец сказал: «Ты победил! Ты будешь царем этого царства, потому что единственный способ сохранить семя — это позволить ему умереть так, чтобы оно возродилось».


91
Когда Помпеи были разрушены вулканическим извержением, в полночь весь город был в огне, рушились дома и бежали люди. Каждый что-то нес, город был очень богат. И люди несли все самое дорогое: кто-то нес свое золото, кто-то — алмазы, деньги; ученые несли свои рукописи, книги — они несли все, что можно было спасти. Но был лишь один человек, который не нес ничего, лишь свой посох. Все, кто нес вещи, были встревожены, озабочены, рушилась вся их жизнь. Только этот человек гулял среди толпы, как если бы он вышел на утреннюю прогулку. Это было его обычаем: в три часа он ходил на утреннюю прогулку, как раз было это время.
Кто бы ни смотрел на него, говорили: «Почему ты ничего не спасаешь? Ты все потерял?»
Человек отвечал: «У меня ничего нет, а все, что у меня есть, я несу».
«Тогда почему ты разгуливаешь, как будто вышел на утреннюю прогулку? Ведь творится такой кошмар, все гибнет!»
Человек засмеялся и сказал: «Все, что вы накопили — от этого мира, смерть это разрушает, огонь это сжигает. Я накопил только сознательность. Для вас это все, может быть, и трагедия, а для меня — это время утренней прогулки».


92
Я слышал: Мулла Насреддин постучал как-то в три часа утра в чужую дверь. Он был совершенно пьян. Хозяин открыл окно, посмотрел вниз и сказал: «Насреддин, я много раз говорил тебе, что это — не та дверь, это не твоя дверь. Иди домой и стучи там — это не та дверь».
Насреддин посмотрел вверх и сказал: «Ты в этом уверен? Может быть, ты смотришь не из того окна. Откуда ты знаешь?»


93
 Мулла Насреддин играл в карты со своим псом. Это увидел знакомый и очень удивился — пес действительно играл. Он сказал Насреддину: «У тебя удивительный и мудрый пес!»
Насреддин сказал: «Ничего подобного — он не так мудр, как кажется, когда у него хорошие карты, он виляет хвостом!»


94
Некто из страны Чень собирал однажды хворост, как вдруг встретил оленя ослепительной красоты, он погнался за оленем и убил его. Боясь, что кто-нибудь его увидит, он поспешно спрятал оленя в яме и прикрыл листьями подорожника, ликуя и радуясь своей удаче. Но вскоре он забыл место, где спрятал оленя, думая, что все это ему приснилось, он отправился домой, бормоча что-то под нос по поводу случившегося.
Тем временем рядом случился человек, подслушавший его бормотание; следуя его словам, он пошел и нашел оленя. Вернувшись, он сказал жене: "Дровосеку приснилось, что он припрятал оленя, но не знал, где именно, а я нашел оленя, значит, его сон не был действительностью".
"Это ты спал, — отвечала жена, — и тебе приснился дровосек. Убил ли он оленя? И есть ли вообще такой человек? Это ты убил оленя, иначе как бы сон стал действительностью?"
"Да, ты права, — согласился муж. — Это я убил оленя, поэтому не так уж важно, дровосеку ли приснился олень или мне приснился дровосек".
Когда дровосек вернулся домой, то стал досадовать о потерянном олене, и ночью ему приснилось место, где был спрятан олень, и тот, кто унес его. Утром он отправился на виденное во сне место: все подтвердилось. Он предпринял шаги, чтобы вернуть свое имущество в законном порядке; по окончании слушания дела судья вынес следующее решение: "Истец начал с подлинного оленя и мнимого сна. Далее он заявляет о подлинном сне и мнимом олене. Ответчик подлинно овладел оленем, который приснился, но по его словам, — олень приснился истцу, и теперь ответчик пытается удержать добычу. Согласно же мнения его жены, и олень, и сам дровосек — только часть его сна, поэтому оленя не убивал никто. Все же поскольку убитый олень лежит перед вами, то вам ничего не остается, как поделить его между собой".
Когда император государства Чень услышал об этом происшествии, он воскликнул: "Судье, верно, самому приснилось все это дело".


95
У дверей музея Метрополитена каждый день перед открытием замечали странного человека: хорошо одет, но все же, похоже, что он только что выскочил из постели, нацепил на себя одежду и помчался в музей. Первым, войдя в музей, он садился на диванчик, разворачивал "Таймс", читал час или больше и уходил. Однажды заметив, что на него поглядывает охранник, он признался ему:
"Вам не понятно, зачем я хожу сюда? Я стараюсь бросить курить, и мне приходится искать место, где курить воспрещается". Но помолчал немного и добавил: "По воскресеньям, когда у вас закрыто, я хожу в церковь".


96
Финкельштейн торговался на рынке.
"Не хочу я покупать ваши яйца, — кричал он, — чтоб у меня дом сгорел, не куплю я их. Чтоб моя жена умерла, не куплю я их. Пусть мой ребенок задохнется, не куплю я их".
Продавец яиц тут же проникся духом его аргументов: "Чтоб вам ослепнуть, вы купите всю кошелку".
"Послушайте, — остановил его Финкельштейн, — оставьте меня в покое".


97
В воскресное утро Билли с папой остановился перед клеткой льва.
— Это царь зверей.
— Почему?
— Ну, он сильнее всех, он может задрать любое другое животное, даже человека.
— Он что, может съесть даже тебя?
— Думаю, что да, если только выберется из клетки.
Билли с интересом разглядывал льва; наконец повернулся к отцу.
— Папа, — прошептал он, — если он оттуда выберется, на каком автобусе мне ехать домой?


98
Папа взял Соню на шоу с пятьюдесятью самыми красивыми голыми актрисами в стране. В продолжение всего сеанса папа только пыхтел и отплевывался:
— Тьфу! Тьфу! Тьфу!
— В чем дело, папа, тебе не нравится шоу?
— Конечно, нравится, просто я думаю о твоей матери.


99
Был, говорят, один отличный портной. Его уличили в воровстве и посадили в тюрьму на два года. Мэр города решил навестить его, это был лучший портной, и весь город оплакивал его отсутствие. Зайдя в камеру, мэр увидел, что он шьет, — старая привычка, а что собственно еще делать? "Я смотрю, ты шьешь?" — "Нет, сударь, распарываю".


100
Один спросил другого:
— Ты психиатр?
— Почему ты спросил?
— Значит, психиатр.


101
 Священник приехал на фронт читать проповедь о предназначении. Он убеждал солдата не тревожиться о своей судьбе на поле боя; если кому суждено умереть, пуля найдет его, где бы он ни был, а кому суждено уцелеть, того не тронет ни одна пуля.
Вскоре загорелся бой, засвистели пули, священник быстро побежал и спрятался за большим деревом. Заметивший это солдат спросил, как увязать проповедь о предназначении и поведение священника.
"Ты не до конца понял теорию и принцип предназначения, — ответил тот. — Мое предназначение в том, чтобы побежать и спрятаться за большим деревом".



102
К психиатру пришла женщина. У нее была замечательная фигура, одна из тысячи: великолепные формы, упругая, подтянутая, но, несмотря на все эти дары природы, у нее развился невроз, что за ней подглядывают.
— Какие меры вы принимаете от этого бедствия? — спросил ее психиатр.
— Я закрываю окна, задергиваю шторы и раздеваюсь всегда за ширмами.
— А чтобы мальчишки не подглядывали в замочную скважину?
— Распахиваю двери.


103
Больной пришел к врачу, скрючившись от боли. Осмотрев его, врач сказал, что он должен бросить вино и женщин.
— Куда мне, я едва шевелюсь.
— Да, и курить тоже.
— Ну нет.
— Почему же?
— Тогда я буду чувствовать себя дураком, которому нечего делать.


104
У Насреддина был лучший яблоневый сад в стране, и всякий раз, когда созревали яблоки, соседские дети прокрадывались в сад и таскали их. И с тем же постоянством Насреддин выбегал из дома, размахивая ружьем и кляня разбегающихся детей.
Многолетний свидетель этого безуспешного преследования, сосед муллы, как-то сказал ему: "Я не понимаю тебя, Насреддин, ты ведь спокойный и великодушный человек, урожай твой в десять раз больше, чем тебе нужно, почему бы тебе ни уступить часть его детям?"
"Хо, — ухмыльнулся Насреддин, — я хочу, чтобы они брали яблоки, но я сам был мальчишкой и знаю: если бы я не кричал и не гонялся за ними, они не стали бы приходить".


105
Старый пес, увидев щенка, гоняющегося за своим хвостом, спросил:
— Что ты так гоняешься за хвостом?
— Я изучил философию, — ответил щенок, — я решил проблемы мироздания, которые не решила ни одна собака до меня, я узнал, что лучшее для собаки — это счастье, и что счастье в моем хвосте, поэтому я гоняюсь за ним, а когда поймаю, он будет мой.
— Сынок, — сказал пес, — я тоже интересовался мировыми проблемами и составил свое мнение об этом. Я тоже понял, что счастье в моем хвосте, но я заметил, что куда бы я ни пошел, что бы ни делал, он следует за мной, мне не нужно за ним гоняться.


106
Одному путешественнику по Югу пришлось остановиться в гостинице, где комнаты гудели от полчищ огромных комаров, к тому же здесь невозможно было достать противомоскитную сетку.
— Вам остается только последовать примеру хозяина гостиницы, полковника, — сказал ему портье.
— Как же ваш проклятый полковник умудряется спать без сетки?
— Дело в том, что полковник, с вашего позволения, убежденный алкоголик, он ложится, так хорошо пропитавшись, что полночи не замечает комаров, а потом комары так нализываются, что утром не замечают полковника.


107
Здоровенный верзила вваливается в бар и рявкает:
— Есть здесь Донован?" Молчание. Снова рявкает: "Есть здесь Донован?"
Минута молчания, затем вперед протискивается человечек:
— Это я.
Ударом в челюсть верзила швыряет его через стойку, снова сбивает с ног, пинает ногами, завязывает узлом, вышвыривает на улицу и уходит. Через четверть часа человечек приходит в себя и говорит:
— Щенок! Как я его одурачил, ведь я же — не Донован.


108
 У мальчика была уже масса историй с женщинами, и старик отец решил послать его к ведущему психиатру. Курс анализа продолжается необычайно долго, счет возрос неимоверно, но родитель ничего не жалел в надежде, что лечение будет успешным. Когда же сын, наконец, вернулся, отцу не терпелось узнать, что же обнаружилось в ходе лечения.
— Сказал ли ты докторам, как мы накрыли тебя со служанкой, когда тебе было десять?
Сын кивнул.
— Сказал ли ты им, что мы уже вот десять лет не можем из-за тебя держать стряпуху? У нас сменилось уже двадцать три поварихи!
Сын кивнул.
— Сказал ли ты им о тех пяти натурщицах, о тридцати трех однокурсницах и о том, что случилось с женой суперинтенданта?
Сын снова кивнул.
— Ну, так скажи, что они тебе ответили?
— Они сказали, что у меня гомосексуальные тенденции!


109
Придя домой, Веня видит на кухне груды битой посуды.
— Что случилось? — спрашивает он жену.
— Странная у нас поваренная книга. Там сказано, что в качестве мерки можно взять старую чашку с отбитой ручкой. Мне только на двенадцатый раз удалось отбить ручку, не разбив чашки.


110
Промышленник ожидал визита члена правительства; от этой встречи зависело многое. Услышав звонок, слуга поспешил к двери. Узнав посетителя, впустил в прихожую.
— Оставьте зонтик у двери.
— У меня нет зонтика.
— Тогда вернитесь домой за зонтиком. Хозяин велел мне, чтобы все оставляли зонтики у двери. Иначе я вас не пущу.


111
Майк предложил Пэту зайти к приятелю. По дороге они прилично нализались. После этого Майк не смог вспомнить адрес приятеля:
"Номер я не помню, но дом на этой улице". Они заходят в дом, показавшийся Майку знакомым. В прихожей тесно, темно в зале, только в подсвечниках рояля горят свечи. Они подходят к роялю, преклоняют колена и молятся. Вот Пэт замолчал, задумался, глядя на рояль. "Не знаю я, Майк, твоего приятеля, но зубы у него, что надо".


112
Женщина, замужняя женщина, влюбилась в юношу, и тот хотел заняться с ней любовью.
— Но так нельзя, — воскликнула она. Она была еврейка. — Это не по закону, мы нарушим заповедь.
— Ну и что? — ответил юноша. — Останутся еще девять.


113
«Были два брата. Один придерживался всех правил и стал юристом, другой все нарушал и стал преступником. Теперь он осужден на пожизненное заключение. Что ты об этом скажешь?»
«Только одно: второго поймали, первого еще нет».


114
Кто-то захрапел, сидя в опере.
— Прошу вас, прекратите, — обратился к нему билетер, — вы мешаете другим.
— Послушай, детка, я заплатил за это кресло и делаю, что хочу.
— Да, сэр, но вы всех перебудите.


115
Большой писатель сошел с ума, но вот появилась надежда на его выздоровление. На три месяца он засел в своей комнате за машинкой, сочиняя роман. Наконец он объявил, что книга закончена, и понес ее ведущему психиатру. Тот с жадностью схватил рукопись и принялся читать: — Генерал Джонс вскочил на свою лошадь и закричал: Но! Но! Но! Но! Но! Но! Но! Но! Но! Но! Но! Но! Но! Но! Но!
Доктор торопливо перевернул страницу, другую, третью, пролистал всю книгу.
— Но здесь же ничего нет, целых пятьсот страниц и все: Но! Но! Но!"
— Да, — согласился писатель, — тупая кобыла.


116
Психиатр опаздывал к пациенту. Он влетел, задыхаясь и стал извиняться.
— Пустяки, — остановил его пациент, — я нашел себе занятие.
— Какое?! — подозрительно спросил врач.
— Я сидел в уголке и беседовал сам с собой.
— Ну и как, интересная была беседа?
— Не очень. Вы же меня знаете.


117
Сафари. Африка. Охота на крупную дичь — и белая женщина изводит охотника вопросами.
— Если мне встретится тигр, как я его узнаю?
— По желтой шкуре и полосам.
— А если встретится лев, как я его узнаю?
— По роскошной гриве.
— А если встретится слон, как я его узнаю?
— Это проще всего, — вздохнул охотник, — по легкому запаху кокосового ореха в его дыхании.


118
Мулла Насреддин как-то мне рассказывал:
— На отпуск я поехал в деревню, и птички пели так весело под моим окном каждое утро, что однажды я вышел и поблагодарил их за чудные песни.
Но тут вышел хозяин:
— Надеюсь, ты не думаешь, что птицы поют для тебя?
— Почему же, конечно для меня.
— Птицы эти поют для меня.
Я знал, что я прав... словом, мы крепко поспорили и даже подрались. Нас привезли к судье. Он оштрафовал нас обоих на десять рупий.
— Эти птички, — сказал судья, — поют для меня.


119
Два охотника в лодке укрылись в камышах, чтобы утки их не заметили и ждали. Вдруг они услышали нарастающий шум. Камыши раздвинулись перед лодкой, в которой сидел третий охотник, пьяный вдрызг, пытающийся при этом откупорить пятую бутылку.
— Эй! — предупредили они, — это наше место. Проваливай вниз по течению.
Пьяница ничего не сказал. Откупорил бутылку, выпил ее и отплыл на две мили. Наконец одинокая утка пролетела над рекой. Охотники дважды выстрелили и промахнулись. Как же они удивились, услышав и увидев, что пьяница с одного выстрела попал в утку, подплыл к ней и упрятал ее в ягдташ.
Они подплыли поздравить его:
— Ну и ну! Как ты ловко! Как у тебя получилось?
— Э-э-м-м... Как я мог промахнуться, когда в небе столько уток?


120
Одному профессору пришлось стать солдатом, а он был человек с весьма тонким умом. Когда скомандовали "напра-во!", он остался, как стоял.
— Почему ты стоишь, как истукан, когда я сказал "напра-во!" и все повернулись направо? — спросил его командир.
— Рано или поздно вы скомандуете "налево", — ответил тот, — так зачем все это? Все вернутся в то же положение, и это будет продолжаться три, четыре часа, так зачем же так утруждаться?


121
К сумасшедшему дому подъехал роскошный лимузин, из которого вышел немолодой человек с аристократическими манерами.
— Скажите, — спросил он у сторожа, — может ли больной поступить в ваше заведение по вашей рекомендации?
— Да не знаю я! А в чем дело?
— Видите ли, вчера я перечитал связку моих старых любовных писем и ... чувствую, что я сумасшедший.


122
Крупный политик выступал перед сумасшедшими, но не прошло и пяти минут, как один из больных выскочил и заорал: "Заткните глотку этому идиоту! Он свихнулся! Сам не знает, что несет!"
Конечно, политик рассердился и велел главврачу вышвырнуть безумца.
"Впервые за семь лет, — ответил врач, — он сказал что-то умное. Я не могу его вышвырнуть. Семь лет он молол вздор, теперь же, впервые, нечто осмысленное. Но не тревожьтесь. Его доктора уверены, что он способен на такое только раз в семь лет! — вам не о чем тревожиться".


123
Психиатр, грузно осев на стойку, опрокидывал виски стакан за стаканом. Он разбит и подавлен.
— Джон! — подошел к нему коллега, — Джон, приятель, что стряслось? Ты на себя не похож.
— Что тут рассказывать?! Помнишь того богатого психа, которого я лечил много лет?
— Конечно. Тот псих, который воображает, что он все еще учится в университете? Ведь он доставляет тебе больше половины заработка.
Джон кивнул.
— Так что же случилось?
— На этой неделе он его окончил.


124
Мулла Насреддин служил в учреждении прямо напротив его дома и при этом всегда опаздывал. Однажды шефу это надоело:
— Довольно! Сколько можно? Смотри, другие добираются на службу с другого конца города и никогда не опаздывают, а ты живешь, дверь в дверь, но не было случая, что бы ты пришел вовремя.
— Оно и понятно, — ответил Насреддин. — Это естественно. Если они опаздывают, у них есть возможность торопиться — с другого-то конца города... А если я опоздал, то уж опоздал — торопиться негде. Расстояние можно пробежать, можно взять такси, а что мне делать? Если я опоздал, то уж опоздал. Я живу прямо напротив, нет ни малейшей возможности поспешить.


125
В маленьком городке возникли трения между еврейским и христианским населением. И вот во время торжественного открытия статуи Христа, христианин и еврей подрались в толпе. Еврей поднял булыжник и швырнул его в противника, но промахнулся. Булыжник попал в статую и отбил у нее голову. Нечаянно! Но он не мог допустить, чтобы дело обернулось против него; евреи вообще не любят, чтобы дело оборачивалось против них.
— Вот видите! — торжествующе крикнул он. — Будь на его месте Моисей, то наверняка бы увернулся.


126
Благородное собрание решило учредить общество, куда входили бы только девственницы. Вдруг появляется молодая особа с ребенком на руках.
— Но, мадам, совершенно очевидно, что стать членом общества вы не можете, — возразил преподаватель. — Почему вы решили, что отвечаете нашим требованиям?
— Когда это со мной случилось, я была дура дурой, — объяснила она, - поэтому думаю, что могу вступить в общество этих дур-девственниц.


127
Как-то мулла Насреддин пожаловался знакомому:
— У моей жены очень плохая память.
— Значит, она все забывает?
— Нет, — ответил Насреддин, — она все помнит.


128
Он бился об заклад, о чем угодно в уверенности, что всегда выиграет.
 — Поспорим, что первое слово, которое скажет мне жена, когда я вернусь домой, будет "дорогуля".
Лука не мог такого вытерпеть, он-то хорошо знал его жену. Если от кого и услышишь "дорогуля", то только не от нее.
Лука поймал его на слове и побился об заклад на сто долларов. Подойдя к дому, муж просунул голову в дверь и промурлыкал:
— Дорогуля, вот и я.
— "Дорогуля" — чтоб ты сдох! — закричала жена. — Иди, так я тебе и открою.
Муж повернулся к Луке: "Гони сто долларов".


129
Муж яростно врывается в дверь, сбрасывает свою жену с колен незнакомого мужчины.
— Каким образом я вижу вас целующим мою жену?
— Не знаю, — отвечает незнакомец. — Может быть, вы пришли домой слишком рано?


130
Старый игрок говорил своему сыну, лежа на смертном одре:
— Сын, обещай мне никогда не прикасаться к картам, особенно — никогда не играть в "двадцать одно очко". Это игра, которая может тебе стоить состояния, может лишить тебя времени, разрушить здоровье, обречь тебя на боль и страдания. Обещай мне здесь, на смертном одре, именем ангела милосердного, парящего надо мной, и мудростью Бога всевышнего, что ты никогда не будешь играть в "двадцать одно очко", что никогда не коснешься игральных карт.
— Да, отец, — пробормотал благочестивый сын.
— И помни, — воскликнул старый игрок, — если тебе придется играть, всегда уверенно снимай банк.


131
Я слышал об одном истинном джентльмене...
Одно место было поражено эпидемией краж, организованных неизвестным вором-джентльменом. Однажды ночью Сэдди проснулась и стала трясти Джимми:
— Джимми, в доме взломщик, — говорила она.
— Нет никого, — произнес Джимми сонно, — иди спать, дура.
Вдруг из стенного шкафа выпрыгнул человек.
— Это слишком, — воскликнул он, — сейчас же извинитесь перед леди.

!