ГЛАВА 7

Жизнь так ужасна. И так запутанна. Я бы хотел, чтобы всё было яснее.

В жизни нет ничего ужасного, если ты не привязан к результатам.

Имеется в виду: если ты ничего не хочешь?

Именно так. Выбирай, но не желай.

Легко тем, от кого никто не зависит. А если у тебя жена и дети?

Путь семьянина всегда был очень трудным. Может быть, самым трудным. Как ты уже отметил, легко «ничего не хотеть», когда ты занят только собой. Естественно, когда у тебя есть ответственность за тех, кого ты любишь, ты желаешь им только самого наилучшего.

Тебе больно, когда ты не можешь дать им всего, что тебе хотелось бы им дать. Хороший дом, красивую одежду, еды вдоволь. У меня такое ощущение, что уже двадцать лет я только и борюсь за то, чтобы свести концы с концами. И мне всё еще нечем похвастаться.

Ты говоришь о материальном благополучии?

Я говорю о том необходимом, что любой человек хотел бы дать своим детям. Я говорю о каких-то самых простых вещах, которыми любой мужчина хотел бы обеспечить свою жену.

Понимаю. Ты думаешь, что твоя задача в жизни состоит в том, чтобы обеспечить им все эти вещи. И ты воображаешь, что в этом вся твоя жизнь?

Не уверен, что я сформулировал бы это так. Это не то, в чем вся моя жизнь, но, уж конечно, было бы неплохо, если бы это было, по крайней мере, побочным результатом.

Хорошо, тогда вернемся назад. В чем ты видишь действительный смысл своей жизни?

Непростой вопрос. За все эти годы у меня было много разных ответов на него.

Каков твой ответ сейчас?

Похоже, у меня два ответа на этот вопрос: ответ, который мне хотелось бы видеть, и ответ, который я вижу.

Какой ответ ты хотел бы видеть?

Я хотел бы, чтобы моя жизнь была посвящена эволюции моей души. Мне бы хотелось, чтобы моя жизнь была выражением и испытанием тех моих качеств, которые я люблю больше всего. Той части меня, которая является состраданием, терпением, дарением и помощью. Той части меня, которая является пониманием и мудростью, прощением и... любовью.

Звучит так, будто ты продолжаешь вслух читать эту книгу!

Да, это прекрасная книга — на эзотерическом уровне. Но я пытаюсь понять, как всё это осуществить «на деле». Но на твой вопрос существует ответ, который я реально вижу, — и заключается он в том, что вся моя жизнь посвящена лишь выживанию изо дня в день.

Ага! И ты думаешь, что одно мешает другому?

Ну...

Ты считаешь, что духовный путь препятствует выживанию?

По правде говоря, я хотел бы большего, чем просто выживать. Все эти годы я выживаю. Замечу, что мне и сейчас приходится этим заниматься. Но хотелось бы, чтобы борьба за выживание прекратилась. Я вижу, что пережить день и дожить до следующего — это до сих пор борьба. А я хочу не просто выживать. Я хочу процветать.

А что бы ты назвал процветанием?

Иметь достаточно, чтобы не беспокоиться о том, где достать следующий доллар; чтобы не приходилось испытывать стрессы и напряжение при одной лишь мысли, что надо платить за жилье и где достать денег на оплату счета за телефон. Я хочу сказать, что я ненавижу опускаться до такой приземленности, но мы говорим сейчас о реальной жизни, а не о сказочно-выдуманной, духовно-романтической картине жизни, которую ты в этой книге изображаешь.

Я, кажется, слышу нотки гнева?

Не столько гнева, сколько отчаяния. Я играю в эти духовные игры вот уже более двадцати лет, и посмотри, к чему они меня привели. От приюта для нищих меня отделяет всего лишь еще один счет, который надо будет оплатить! А я только что потерял работу, и, похоже, наличных снова ждать неоткуда. Я начинаю по-настоящему уставать от этой борьбы. Мне уже 49 лет, и хотелось бы иметь в жизни некоторую обеспеченность, чтобы я мог посвящать больше времени «Божественному», духовному «развитию» и т. д. Там мое сердце, но моя жизнь не пускает меня туда…

Золотые слова, и Я предполагаю, что ты говоришь за очень многих людей, когда делишься этими переживаниями. Я отвечу на твою исповедь по пунктам, чтобы мы легко могли проследить и проанализировать ответ.

Ты не «играл в эти духовные игры» в течение двадцати лет, ты лишь ходил вокруг да около (кстати, это не «нотация», а просто констатация факта). Я допускаю, что на протяжении двух десятков лет ты наблюдал их, заигрывал с ними, время от времени экспериментировал... но Я не чувствовал твоей настоящей — самой настоящей — вовлеченности в эту игру до совсем недавнего времени.

Давай разъясним, что «играть в духовные игры», означает посвящать весь свой разум, всё свое тело, всю свою душу созданию Себя по образу и подобию Бога.

Это процесс Самореализации, о котором писали мистики Востока. Это процесс спасения души, которому посвящена большая часть богословия Запада.

Это ежедневная, ежечасная, ежеминутная деятельность высшего сознания. Это процесс выбора вновь и вновь, каждый миг. Это непрекращающееся творение. Осознанное творение. Творение с целью. Это использование средств созидания, которые мы уже обсудили, и их применение с полным знанием и из самых высоких побуждений. Вот что такое «играть в эти духовные игры». Так сколько ты этим занимался?

Я даже и не начинал.

Не бросайся из крайности в крайность и не будь таким строгим по отношению к себе. Ты действительно посвятил себя этому процессу — и на самом деле ты вовлечен в него дольше, чем допускаешь для себя. Но никак не двадцать лет. Впрочем, не важно, как долго ты был в него вовлечен. Вовлечен ли ты сейчас? Только это и имеет значение.

Давай пойдем дальше. Ты попросил «посмотреть, до чего тебя довели» и описываешь свое состояние, как «в одном шаге от приюта для нищих». Я смотрю на тебя и вижу совсем другую картину. Я вижу человека, которого лишь шаг отделяет от дома богача! Ты чувствуешь, что оплати еще один счет — и ты канешь в безвестность; Я же вижу, что оплати еще один счет — и ты окажешься в Нирване. Разумеется, многое зависит от того, что ты воспринимаешь как «плату» — и ради чего ты стараешься.

Если цель твоей жизни состоит в том, чтобы достичь, так называемой, защищенности, то Я вижу и понимаю, почему ты чувствуешь, что «еще один счет — и ты в приюте для нищих». Но даже это суждение можно ис­править. Потому что, с Моей платой все блага придут к тебе — в том числе и опыт ощущения себя защищен­ным в материальном плане.

Моя плата — вознаграждение, которое ты получаешь, когда ты «содействуешь» Мне, — обеспечивает гораздо большим, чем просто душевным покоем. Ты также мо­жешь иметь и материальное благополучие. Ирония в том, что, как только ты испытаешь тот душевный по­кой, который дается как Моя награда, ты обнаружишь, что материальное благополучие беспокоит тебя в по­следнюю очередь.

Даже материальное благополучие членов твоей семьи больше не будет твоей заботой, ведь как только ты под­нимешься до уровня Божественного сознания, ты пой­мешь, что ты не в ответе ни за какую другую человечес­кую душу. И, хотя достойно одобрения желать каждой душе жить в покое, каждая душа должна выбирать — и она выбирает — свою собственную судьбу в каждый миг.

Понятно, что намеренно обижать или уничтожать дру­гого — не самое высокое действие. Понятно, что так же недопустимо не обращать внимания на нужды тех, кого ты сделал зависимыми от тебя.

Твоя задача состоит в том, чтобы помочь им стать неза­висимыми; научить их как можно быстрее и основа­тельнее тому, как обходиться без тебя, потому что ты для них не благо, пока они нуждаются в тебе, чтобы вы­живать. Ты становишься для них благом только в тот момент, когда они понимают, что не нуждаются в тебе.

В том же смысле, величайший момент для Бога наступа­ет тогда, когда ты осознаешь, что не нуждаешься в Боге.

Знаю, знаю... Это противоречит всему, чему тебя когда-либо учили. Твои учителя рассказывали тебе о гневном Боге, ревнивом Боге, о Боге, которому нужно, чтобы в нем нуждались. Но это вовсе не Бог, а какая-то невроти­ческая подмена тому, что должно бы быть божеством.

Истинный Мастер — не тот, у кого больше учеников, а тот, кто сделает Мастерами большинство из них.

Истинный лидер — не тот, у кого больше последовате­лей, а тот, кто воспитает лидеров из большинства.

Истинный король — не тот, у кого больше подданных, а тот, кто взрастит из них королей.

Настоящий учитель — не тот, кто больше всех знает, а тот, кто побудит к познанию остальных.

И настоящий Бог — не Тот, у Кого больше всех служи­телей, а Тот, Кто больше всех служит, тем самым де­лая Богами всех остальных.

В этом и цель, и слава Бога: что не будет больше тех, кто Ему поклоняются, и все познают Бога не как недос­тижимое, но как неизбежное.

Мне хотелось бы, чтобы ты понял: твоя счастливая судьба неизбежна. Ты не можешь не быть «спасенным». Не существует другого ада, кроме незнания этого.

Что касается родителей, супругов и любимых, то не ста­райся сделать из своей любви клей. Пусть лучше она бу­дет магнитом, который сначала притягивает, а потом поворачивается и отталкивает. Пусть те, кто притянул­ся, не думают, что им надо держаться ближе к тебе, что­бы выжить. Ничто не может быть дальше от истины. Ничто не может быть пагубнее для другого человека.

Пусть твоя любовь побуждает твоих близких окунуть­ся в жизнь — и сполна испытать, кто они есть. Только в этом проявится твоя истинная любовь.

Путь главы семейства так нелегок. Так много раздоров, житейских забот. Отшельник ничем этим не обременен. У него есть хлеб с водой и скромная лежанка, чтобы спать, и каждый свой час он может уделить молитве, ме­дитации и созерцанию божественного. Как легко уви­деть святое в таких условиях! Какая простая задача!

О, но дай такому жену и детей! Увидь божественное в ре­бенке, которому в 3 часа ночи надо сменить пеленки. Увидь божественное в счете, который к первому числу месяца надо оплатить. Признай руку Бога в недомо­гании, которое одолело твою супругу; в работе, которая потеряна; в простуде ребенка; в болезни родителей. Мы говорим сейчас о праведной жизни.

Я понимаю твою усталость. Я знаю, что тебе надоела эта борьба. Но Я говорю тебе: когда ты следуешь за Мной, борьба исчезает. Живи в пространстве твоего Бога, и любое событие станет благословением.

Как я могу попасть в пространство моего Бога, когда я поте­рял работу, надо платить за жилье, детям нужен зубной врач? Мне кажется, находиться в своем возвышенном, философс­ком пространстве — это самый ненадежный способ реше­ния любой из этих проблем.

Не отрекайся от Меня, когда ты больше всего во Мне нуждаешься. Настал час твоего самого большого испытания. Пришла пора твоего самого счастливого случая. И он — в возможности подтвердить всё, что здесь написано.

Когда Я говорю «не отрекайся от Меня», Я похож на того озабоченного, невротического Бога, о котором мы говорили. Но Я не такой. Ты можешь «отрекаться от Меня» сколько захочешь. Меня это не волнует — между нами всё равно ничего не изменится.

Просто Я говорю так, отвечая на твои вопросы. Именно тогда, когда становится невыносимо, ты часто забываешь о том, Кто Ты Есть, и об инструментах, которые Я дал тебе, чтобы ты создал ту жизнь, которую бы ты выбрал.

Сейчас для тебя как никогда актуально войти в пространство твоего Бога. Во-первых, твой разум обретет покой. Именно умиротворенный ум рождает великие идеи — идеи, могущие послужить решением самых больших проблем, которые ты себе воображаешь.

Во-вторых, именно в пространстве твоего Бога ты Самореализуешься. А это есть цель — и единственная цель — твоей души.

Когда ты находишься в пространстве твоего Бога, ты знаешь и понимаешь, что всё, что ты сейчас испытываешь, — временное. Я говорю тебе, что небо и Земля исчезнут, но ты — нет. Эта бесконечная перспектива помогает тебе видеть вещи в истинном свете.

Ты можешь охарактеризовать эти нынешние условия и обстоятельства — вполне справедливо — как временные и преходящие. Ты можешь использовать их и в качестве инструментов (а это именно то, чем они являются: временными, преходящими инструментами) в создании нынешнего опыта.

Как ты думаешь, кто ты? Как ты думаешь, кто ты есть относительно того жизненного опыта, который называется потерей работы? И, может быть, ближе к сути: как ты думаешь, кто Я? Ты воображаешь, что решить эту проблему для Меня слишком сложно?

Выбраться из этого трудного положения — для Меня слишком большое чудо? Я понимаю, ты можешь думать, будто тебе это не под силу, даже с помощью всех тех инструментов, которые Я тебе дал. Но ты что, в самом деле считаешь, что это слишком сложно для Меня?

Умом я понимаю, что никакое дело не является слишком сложным для Бога. Но эмоционально, как мне кажется, я не могу быть в этом уверен. Дело не в том, в состоянии ли Ты с этим справиться, а в том, захочешь ли Ты.

Понимаю. Выходит, всё дело в вере.

Да.

У тебя не возникает вопросов по поводу Моей способности — ты просто сомневаешься в Моем желании.

Видишь ли, я всё еще живу тем богословием, которое утверждает, что, возможно, где-то здесь для меня уготован урок. Я всё еще не уверен, что мне положено найти решение. Может быть, мне положено иметь проблему? Может быть, это и есть одно из тех «испытаний», о которых мне постоянно твердят наши богословы? Поэтому я беспокоюсь, что эта проблема не может быть решена. Что она — одна из тех, благодаря которым, Ты намерен дать мне болтаться здесь с...

Возможно, сейчас — подходящее время вернуться еще раз к тому, как получилось, что Я вошел с тобой в контакт. Ведь ты думаешь, что всё дело в Моем желании, а Я говорю тебе, что дело в твоём. Я желаю тебе того, чего ты желаешь себе. Ни больше, ни меньше. Я не сижу и не оцениваю просьбу за просьбой: стоит ли тебе что-то дать или нет.

Мой закон — это закон причины и следствия, а не закон «поживем — увидим». Нет ничего, что ты не можешь иметь, если ты это выбираешь. Еще до того, как ты попросишь, Я уже дам тебе это. Ты этому веришь?

Нет. Прости. Я знаю, что слишком много молитв остается без ответа.

Не извиняйся. Всегда оставайся с истиной — истиной твоего опыта. Я понимаю это. Я уважаю это. Я одобряю это.

Хорошо, потому что я не верю, что получаю, что бы ни просил. Вся моя жизнь доказывает, что это не так. На самом деле я редко получаю то, о чем прошу. А когда такое случается, я считаю себя чертовски счастливым.

Интересное сочетание слов. Похоже, у тебя есть из чего выбрать. В жизни ты можешь быть либо чертовски счастливым, либо благословенно счастливым. Я бы предпочел, чтобы ты был благословенно счастлив. Но, разумеется, Я никогда не вмешиваюсь в твои решения.

Я говорю тебе: ты всегда получаешь то, что ты создаешь, и ты всегда что-то создаешь. Я не выношу оценок по поводу творений, над которыми ты кудесничаешь. Просто Я даю тебе возможность творить еще — всё больше и больше. Если тебе не нравится то, что ты создал, выбери опять. Моя работа, как Бога, состоит в том, чтобы всегда предоставлять тебе такую возможность.

Сейчас ты говоришь Мне, что не всегда получал то, что хотел. Но Я здесь для того, чтобы сказать тебе, что ты всегда получал то, что призывал.

Твоя жизнь всегда есть результат твоих мыслей о ней — в том числе, и твоей явно творящей мысли о том, что ты редко получаешь то, что выбираешь.

В настоящий момент ты воспринимаешь себя как жертву ситуации, связанной с потерей работы. Но дело в том, что ты уже больше не выбирал эту работу. Ты перестал просыпаться по утрам в предвкушении и начал просыпаться в страхе. Ты перестал чувствовать себя счастливым в связи с работой, и у тебя появилось чувство обиды. Ты даже стал фантазировать о том, как бы заняться чем-нибудь другим.

Ты считаешь, что эти вещи ничего не значат? Ты неправильно понимаешь свою силу. Я говорю тебе: твоя жизнь складывается из твоих намерений по отношению к ней. Так каково же твое намерение сейчас? Ты намерен доказать свою теорию о том, что жизнь редко приносит тебе то, что ты выбираешь? Или ты намерен продемонстрировать, Кто Ты Есть в Действительности и Кто Есть Я?

Я испытываю досаду. Отрезвление. Смущение.

Тебе от этого легче? Почему бы просто не признать правду, когда ты ее слышишь, и не пойти ей навстречу? Не надо себя винить. Просто проанализируй то, что ты выбирал, и выбери снова.

Но почему я с такой готовностью всегда выбираю плохое? И потом казню себя за это?

А чего еще можно ожидать? С первых дней тебе говорили, что ты «плохой». Ты принимаешь, что родился в «грехе». Чувство вины является заученной реакцией. Тебе велели чувствовать вину еще до того, как ты мог что-то натворить. Тебя научили испытывать стыд за то, что ты родился не таким совершенным.

Это мнимое состояние несовершенства, с которым, как утверждают, ты появился на свет, и является тем, что ваши религиозные фанатики имели бесстыдство назвать первородным грехом. А это и есть первородный грех — только не твой. Это первый грех, который был сотворен по отношению к тебе миром, который не знает о Боге ничего, если считает, что Бог стал бы — или мог бы — создавать что-нибудь несовершенное.

Некоторые из ваших религий построили целые богословские учения вокруг этого недоразумения. Это и в буквальном смысле — недоразумение. Потому что всё, что Я замышляю, — всё, чему Я даю жизнь, — совершенно; это совершенное отражение самого совершенства, созданного по Моему образу и подобию.

Чтобы подтвердить идею карающего Бога, вашим религиям потребовалось создать для Меня что-то, что может вызвать гнев. И получилось, что даже тех людей, которые живут образцово, каким-то образом надо спасать. Если их не нужно спасать от самих себя, то нужно спасать от их собственного врожденного несовершенства. Поэтому (как утверждают эти религии), тебе бы лучше делать что-нибудь в связи с этим, да побыстрее, — иначе ты отправишься прямо в ад.

Так, в конечном счете, вряд ли можно задобрить таинственного, карающего и гневного Бога, но зато, именно так рождаются дикие, мстительные, злобные религии. Так религии себя увековечивают. Так сила продолжает оставаться сосредоточенной в руках единиц, а не переживается через многих.

Конечно, ты постоянно выбираешь менее важную мысль, менее значимую идею, самое никчемное представление о себе и о своей силе, не говоря уж обо Мне и обо всем, что Мое. Тебя так научили.

Бог мой! Как же мне разучиться этому?

Хороший вопрос. И главное, обращен по адресу! Ты можешь разучиться, читая и перечитывая эту книгу. Читай ее вновь и вновь. Пока не станет понятным каждый абзац. Пока каждое слово не станет тебе знакомым. Когда ты сможешь цитировать отрывки из нее другим, когда в самый недобрый час в памяти будут всплывать ее фразы, ты обязательно «разучишься».

Но я еще о многом хочу Тебя расспросить. Еще о многом хочу узнать.

В самом деле. Ты начал с очень длинного перечня вопросов. Может быть, вернемся к нему?

!