ГЛАВА 5

Каков истинный путь к Богу? Через отречение, как верят некоторые йоги? И как быть с этой штукой под названием «страдание»? Является ли страдание и служение путем к Богу, как говорят многие аскеты? Действительно ли мы заслуживаем свой путь в рай тем, что «хорошо себя ведем», как учат столь многие религии? Или же мы свободны действовать так, как пожелаем, нарушать или игнорировать любое правило, отбросить в сторону разные традиционные учения, погрузиться в потворство собственным прихотям и, таким образом, найти Нирвану, как говорят многие нью-эйджеры.

Что правильно? Строгие моральные стандарты или «поступай, как тебе заблагорассудится»? Что правильно? Традиционные ценности или «будем решать проблемы по мере их проявления»? Что правильно? Десять Заповедей или Семь Шагов к Пpocвeтлeнию?

Для тебя чрезвычайно важно, чтобы было либо так, либо иначе, да?.. А не может ли быть всё сразу?

Я не знаю. Я спрашиваю Тебя.

Я отвечу тебе так, чтобы ты мог лучше понять, но прежде скажу, что ответ на твои вопросы заключен в них самих. Я говорю это всем людям, которые слышат Мои слова и ищут Моей истины.

Каждому сердцу, которое вопрошает искренне: «Каков он, путь к Богу?», — он указывается. Каждому дается та истина, которая может быть воспринята сердцем. Приди ко Мне путем своего сердца, но не тропой своего разума. Ты никогда не сможешь найти Меня в своем разуме.

Для того чтобы истинно познать Бога, тебе необходимо быть вне своего разума.

Но твой вопрос ждет своего ответа, и Я не отступлю от направления твоего поиска. Я начну с утверждения, которое, быть может, поразит тебя и — вполне вероятно — оскорбит чувства многих людей. Не существует того, что называется Десятью Заповедями.

Господи Ты Боже Мой, их не существует?

Нет, не существует. Кому бы я давал заповеди? Самому себе? И для чего были бы нужны такие заповеди? Всё, чего бы ни пожелал, — есть. Nest ce pas? (11) Для чего, спрашивается, необходимо кому-то что-то заповедовать?

И уж если бы Я издал заповеди, неужели они не соблюдались бы автоматически? Как бы Я мог желать чего-то настолько сильно, что решил бы издать приказ, — а затем сидел и наблюдал, как это не исполняется? Какой царь стал бы делать подобное? Какой правитель?

Но вот что Я скажу тебе: Я не царь и не правитель. Я просто — и грозно — Создатель. Но Создатель не управляет, а просто создает, создает — и продолжает создавать.

Я создал вас — благословил вас — по образу и подобию Своему. И Я дал вам определенные обещания и обязательства. Я сказал вам простым языком о том, что будет с вами, когда вы станете едины со Мной.

Ты, как и Моисей, являешься искренним искателем. Моисей, как и ты сейчас, стоял предо Мной, моля об ответах. «О Бог Моих Отцов, — взывал он, — Бог моего Бога, соблаговоли показать мне. Подай мне знак, о котором я смогу сказать моему народу! Как мы можем узнать о том, что мы — избранные?»

И Я пришел к Моисею так же, как Я пришел к тебе сейчас, с божественным заветом — с вечным обещанием, — неоспоримым и определенным обязательством. «Как я могу быть уверен?» — спросил Моисей в печали. «Потому что Я сказал тебе так, — ответил Я. — У тебя есть Слово Бога».

И Слово Бога было не заповедью (приказанием), но заветом (договором). И вот каковы...

ДЕСЯТЬ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

Ты узнаешь, что вступил на путь к Богу, и узнаешь, что ты нашел Бога, потому что тебе будут даны эти знаки, эти указания, эти изменения в тебе:

1. Ты будешь любить Бога всем своим сердцем, всем своим разумом и всей своей душой. И между тобой и Мной не будет более никакого Бога. Ты более не будешь поклоняться человеческой любви, или успеху, или деньгам, или власти, и ни одному из олицетворяющих их символов. Ты отложишь в сторону все эти вещи, как ребенок откладывает свои игрушки. Не потому, что они недостойны, но потому, что ты перерос их.

И ты узнаешь, что встал на путь к Богу, потому что:

2. Ты не будешь употреблять имя Господа всуе. Равно как и не будешь взывать ко Мне по пустякам. Ты поймешь силу слов и мыслей, и ты не будешь думать о том, чтобы призвать имя Бога безбожным образом. Ты не будешь использовать Мое имя всуе потому, что ты и не можешь сделать этого. Ведь Мое имя — Великое «Я Есмь» — никогда не используется всуе (что значит — без результата) и никогда не сможет быть использовано. И когда ты найдешь Бога, ты узнаешь это.

И Я дам тебе также другие знаки:

3. Ты не будешь забывать оставлять один день в неделю для общения со Мной и назовешь его святым. Это будет сделано для того, чтобы ты не оставался достаточно долго в своих иллюзиях, но вспоминал, Кем и Чем ты являешься. И вскоре ты будешь называть каждый день Субботой и каждый момент святым.

4. Ты будешь чтить своих отца и мать и познаешь, что ты есть Сын Божий, когда будешь чтить Бога-Отца-и-Мать во всём, что ты говоришь, делаешь иди думаешь. И так же, как ты будешь чтить Бога-Отца-и-Мать, ты будешь чтить своих отца и мать на Земле (ибо они дали тебе жизнь), и так ты начнешь чтить всякого человека.

5. Ты узнаешь, что нашел Бога, когда поймешь, что ты уже никогда не станешь совершать убийство (то есть, намеренно убивать без причины). Ибо, понимая, что ты, в любом случае, не можешь прекратить жизнь другого существа (поскольку, каждая жизнь вечна), ты не станешь выбирать прекращение любой из конкретных инкарнаций, равно как и изменение формы любой жизненной энергии, без самых на то священных оснований. Твое новое почтение к жизни заставит тебя уважать все формы жизни — включая травы, деревья и животных — и оказывать на них воздействие только ради высшего блага.

И Я пошлю тебе также другие знаки, дабы ты знал, что ты находишься на правильном пути:

6. Ты не станешь осквернять чистоту любви нечестностью или обманом, ибо это измена. Я обещаю тебе, что, когда ты найдешь Бога, ты не будешь совершать подобных измен.

7. Ты не возьмешь вещи, которая не является твоей собственностью, и не станешь ни обманывать, ни потворствовать лжи, ни причинять вред другому для того, чтобы получить что-либо, ибо это будет воровством. Я обещаю тебе, что, когда ты найдешь Бога, ты не будешь воровать.

А также не будешь...

8. Говорить что-то, что не есть правда, и, тем самым, лжесвидетельствовать.

А также не будешь...

9. Желать супругу соседа своего, ибо, зачем тебе хотеть супругу соседа, когда ты знаешь, что все остальные суть твои супруги?

10. Желать имущество соседа своего, ибо, зачем тебе хотеть имущество соседа, когда ты знаешь, что всё имущество может быть твоим, а всё твое имущество принадлежит миру?

Ты узнаешь, что нашел путь к Богу, когда увидишь все эти знаки. Ибо, Я обещаю, что никто истинно ищущий Бога не станет делать подобных вещей. Продолжение такого поведения станет просто невозможным.

И это — твои свободы, а не твои ограничения. Это Мои обязательства, а не Мои заповеди. Ибо Бог не повелевает о том, что Бог же и создал, — Бог просто говорит детям Божьим: вот как вы узнаете, что возвращаетесь домой.

 

Моисей спросил Меня искренне: «Как я смогу узнать? Дай мне знак». Моисей задал тот же самый вопрос, который задаешь сейчас ты. Тот же вопрос, который задают все люди повсюду с начала времен. Мой ответ тоже извечен. Но он никогда не был и никогда не станет заповедью, приказанием. Ибо, кому Мне приказывать? И кого Мне наказывать, если Мои заповеди не соблюдаются?

Ведь есть только Я.

Итак, мне не нужно соблюдать Десять Заповедей для того, чтобы попасть в рай?

Нет такой вещи, как «попасть в рай». Есть только знание того, что ты уже там. Есть приятие, понимание, но не зарабатывание этого.

Ты не можешь направляться туда, где ты уже находишься. Для того чтобы попасть туда, куда ты желаешь, тебе потребовалось бы оставить то место, где ты находишься, — и это разрушило бы весь смысл путешествия.

Вся ирония заключается в том, что многие люди думают, что им необходимо покинуть то место, где они находятся, чтобы добраться туда, где они хотят быть. Так они покидают рай для того, чтобы попасть в рай, — и проходят через ад.

Просветление — это понимание того, что тебе некуда идти, нечего делать и некем становиться, кроме того, кем ты как раз и являешься прямо сейчас.

Ты совершаешь путешествие в никуда.

Рай — как ты его называешь — находится нигде [nowhere]. Но давай вставим пробел между w и h в этом слове, и ты увидишь, что рай — сейчас и здесь [now...here].

Все так говорят! Все это говорят! Я уже с ума схожу от этого! Если «рай — здесь и сейчас», то почему же я этого не вижу? Почему я не чувствую этого? И почему мир так бестолков?

Я понимаю твое отчаяние. Когда пытаешься понять всё это, приходишь почти в такое же отчаяние, как когда пытаешься объяснить это другому.

Ого! Минуточку! Не хочешь ли ты сказать, что Бог отчаивается?

А кто, как ты думаешь, изобрел отчаяние? И неужели ты представляешь себе, что ты можешь ощущать что-то, чего Я ощущать не в состоянии?

Скажу тебе: любое ощущение, которое доступно тебе, — доступно и Мне. Неужели ты не видишь, что Я ощущаю Себя через тебя? Для чего же еще всё это нужно, как ты полагаешь?

Я не смог бы познать Себя, если бы не ты. Я создал тебя для того, чтобы Я мог познать, Кто Я Есть.

Но Я не стану разбивать все твои иллюзии относительно Меня в одной главе — скажу лишь, что в Моей самой тонкой форме, которую вы называете Богом, Я не испытываю отчаяния.

Уффф! Ну, это уже лучше. Ты, было, напугал меня.

Но это не потому, что Я не могу. Просто потому, что Я не выбираю этого. Ты, между прочим, можешь сделать точно такой же выбор.

Хорошо, в отчаянии или нет, но я по-прежнему не могу понять, как так может быть, что рай — прямо здесь, а я не чувствую его.

Ты не можешь чувствовать то, чего не знаешь. И ты не знаешь, что находишься прямо сейчас в «раю», просто потому, что ты еще не испытал этого. Видишь ли, для тебя это является неким порочным кругом. Ты не можешь испытывать то, чего не знаешь, — ты еще не нашел для этого способа, — и ты не знаешь того, чего еще не испытывал.

Всё, к чему призывает тебя Просветление, — это познать что-то, чего ты еще не испытывал и, таким образом, испытать это. Знание открывает врата опыта — а ты представляешь себе это как раз наоборот.

В действительности, твое знание гораздо больше, чем твой опыт. Ты просто не знаешь, что ты знаешь.

Ты знаешь, например, что существует Бог. Но ты можешь и не знать, что ты знаешь это. И, таким образом, ты продолжаешь находиться в ожидании соответствующего опыта. Но всё это время ты получаешь его. Однако, ты получаешь его, не зная, — а это все равно, что вообще не получать.

Парень, мы тут просто ходим по кругу.

Да, ходим. И вместо того, чтобы ходить по кругу, быть может, нам стоит быть самим этим кругом. И этот круг совсем не обязан быть порочным. Он может быть возвышенным.

Является ли отречение частью истинно духовной жизни?

Да, поскольку, в конечном счете, весь Дух отрекается от всего, что не реально. И ничто не является реальным в той жизни, которую ты ведешь, за исключением твоей связи со Мной. При этом, отречение в его классическом понимании, то есть самоотрицание, не является чем-то обязательным.

Истинный Мастер не «отказывается» от чего-то. Истинный Мастер просто откладывает это в сторону, как он поступил бы с чем угодно, что перестало быть ему нужным.

Некоторые говорят, что ты должен преодолевать свои желания. Я говорю, что ты должен просто изменить их. Первая практика — это строгое послушание. Вторая — радостное празднование.

Некоторые говорят, что для познания Бога ты должен преодолеть все земные страсти. Но понять и принять их — уже достаточно. То, чему ты сопротивляешься, — усиливается. То, к чему ты внимателен, — исчезает.

Люди, искренне стремящиеся преодолеть земные страсти, часто трудятся над этим так усердно, что уже можно сказать: это становится их страстью. Они обуреваемы «страстью к Богу», страстью познать Его. Но страсть есть страсть, и замена одной страсти на другую не позволит вовсе избавиться от нее.

Поэтому, не суди о том, к чему испытываешь страсть. Просто замечай это, а затем смотри, насколько это служит тебе, — исходя из того, кем и чем ты желаешь быть.

Помни, что ты постоянно находишься в процессе создания себя. В каждый новый момент ты решаешь, кем и чем ты являешься. В значительной степени ты решаешь это посредством тех выборов, которые ты делаешь в отношении того, к кому и к чему ты испытываешь страсть.

Часто человек, как вы это называете, «находящийся на духовном пути», выглядит так, будто он отрекся от всех земных страстей и всех человеческих желаний. Что же он сделал на самом деле? Понял их, увидел всю их иллюзорность и отошел от тех страстей, которые более не служат ему, — при этом любя иллюзию за то, что она принесла ему шанс быть совершенно свободным.

Страсть — это любовь к превращению бытия в действие. Она является топливом для двигателя творения. Она превращает понятия в опыт.

Страсть — это огонь, который позволяет нам выразить то, кем мы в действительности являемся. Никогда не отрицай страсть, поскольку это будет равносильно отрицанию того, Кто Ты Есть и Кем Ты Истинно Желаешь Быть.

Отречение никогда не отрицает страсть — отречение отрицает привязанность к результату. Страсть — это любовь к действию. Действие — это бытие с опытом. Но что нередко создается как составная часть действия? Ожидание.

Жить свою жизнь, не имея ожиданий — без нужды в конкретных результатах, — это и есть свобода. Это Божественность. Так живу Я.

Ты не привязан к результатам?

Абсолютно не привязан. Мое удовольствие — в творении, а не в его последствиях. Отречение — это не решение отказаться от действия. Отречение есть решение отказаться от конкретного результата. Тут очень большая разница.

Мог бы Ты объяснить, что Ты имеешь в виду, говоря: «Страсть — это любовь к превращению бытия в действие?»

Бытие есть высшее состояние существования. Это его чистейшая сущность. Это тот аспект Богa, который можно определить как «сейчас—не сейчас», «всё—не всё», «всегда—никогда». Чистое бытие есть чистая Бог-овость.

При этом, нам никогда не было достаточно просто быть. Нам всегда было важно познать на собственном опыте, Чем Мы Являемся, — и для этого требовался особый аспект божественного, который называется действием.

Предположим, что ты, в самой сердцевине своего замечательного «Я», есть тот аспект божественности, который называется любовью. (И это, между прочим, Истина.)

Так вот, одно дело быть любовью, и совершенно другое — делать что-то с любовью. Душа жаждет делать что-то такое, чтобы через эти действия познать себя на собственном опыте. Так она стремится реализовать свою самую высокую идею в действии.

Это горячее желание и называется страстью. Убей страсть — и ты убьешь Бога. Страсть — это Бог, желающий сказать «привет».

Но, видишь ли, как только Бог (или Бог-в-тебе) с любовью сделает это, Он становится Самореализованным и более не нуждается ни в чем.

Человек же, наоборот, нередко чувствует необходимость получить дивиденды со своего вклада. Если мы собираемся любить кого-то — прекрасно, но было бы и неплохо получить немного любви в ответ. Что-то вроде этого. Это не страсть. Это ожидание.

Это и является величайшим источником человеческого несчастья. Это то, что отделяет человека от Бога.

Отречение направлено на то, чтобы положить конец этому отделению через опыт, который некоторые восточные мистики назвали самадхи. То есть, через единение и союз с Богом, растворение в Божественном.

Отречение, таким образом, предполагает отречение от результатов, но ни в коем случае не отречение от страсти. В действительности Мастер интуитивно знает, что страсть — это и есть путь. Путь к Самореализации.

Даже используя земные понятия, вполне можно сказать, что, если ты не испытываешь ни к чему страсти, ты вообще не живешь.

Ты сказал, что «то, чему сопротивляешься, — усиливается, а то, на что внимательно смотришь, — исчезает». Мог бы Ты объяснить это?

Ты не можешь сопротивляться чему-то, что ты не признаешь реальным. Сам акт сопротивления чему-то означает, что ты даруешь этому «чему-то» жизнь. Когда ты сопротивляешься некоей энергии, ты даешь ей место. И чем больше ты сопротивляешься, тем больше ты делаешь реальным — всё, чему бы ты ни сопротивлялся.

То, на что ты смотришь открытыми глазами, — исчезает. То есть, теряет свою иллюзорную форму.

Если ты посмотришь на что-то — на самом деле внимательно посмотришь, — ты будешь видеть насквозь, как бы пронзая взглядом любую иллюзию, которая заключена для тебя в данном предмете. И для твоего видения не останется ничего, кроме абсолютной реальности. Перед лицом абсолютной реальности у твоей слабой иллюзии нет силы. Она не может долго удерживать твое внимание своей слабеющей хваткой. Ты видишь истину, и истина делает тебя свободным (12).

Но если я не хочу, чтобы то, на что я смотрю, исчезало?

А следовало бы всегда хотеть этого! В твоей реальности нет ничего, за что стоило бы держаться. И всё же, если ты действительно выбираешь не высшую реальность, но иллюзию твоей жизни, ты можешь легко пересоздать ее — так же, как ты создал ее в самом начале. Таким образом, ты можешь иметь в своей жизни то, что выбираешь иметь, и удалять из нее то, что больше не желаешь переживать.

Но никогда ничему не сопротивляйся. Если ты думаешь, что, сопротивляясь чему-то, ты удалишь это, подумай еще раз. На самом деле ты только укоренишь это еще глубже. Разве Я не говорил тебе, что всякая мысль творит?

Даже мысль о том, что я не хочу чего-то?

Если ты не хочешь этого, зачем тогда вообще думать об этом? Не задумывайся об этом больше. Но если ты должен думать об этом — то есть, если ты не можешь не думать об этом, — не сопротивляйся. Лучше посмотри прямо на то, что есть, прими эту реальность как свое творение — а затем выбери: оставлять ее или нет.

А чем будет определяться этот выбор?

Кем и Чем (по твоему разумению) ты Являешься. И Кем и Чем ты выбираешь Быть. Этим определяется всякий выбор, любой из всех выборов, которые ты сделал за свою жизнь. И когда-либо сделаешь.

Так что же, жизнь в отречении — неверный путь?

Это не так. Само слово «отречение» не очень удачно. Фактически, ты не можешь отречься ни от чего, поскольку то, чему ты сопротивляешься, — усиливается. Истинное отречение не отказывается, а просто выбирает другое. Это акт движения по направлению к чему-то, а не прочь от чего-то.

Ты не можешь уйти от чего-то, поскольку это начнет преследовать тебя, где бы ты ни был. Поэтому не сопротивляйся соблазну, но просто отвернись от него. Повернись ко Мне и отвернись от всего, что недостойно Меня.

Однако знай: нет такой вещи, как неверный путь, поскольку в этом путешествии ты не можешь «не попасть» туда, куда направляешься.

Весь вопрос в скорости — в том, когда ты доберешься туда, — но даже это является иллюзией, поскольку не существует никакого «когда», равно как нет никакого «до» и «после». Есть только сейчас: вечный момент всегда, в котором ты ощущаешь себя.

Тогда какой во всём этом смысл? Если не существует способа не «попасть туда», в чем тогда смысл жизни? С какой стати тогда нам беспокоиться обо всём том, о чем мы беспокоимся?

Ну, конечно, тебе не стоит беспокоиться. Но, с твоей стороны, было бы неплохо стать наблюдателем. Просто обращай внимание на то, кем и чем ты являешься, что делаешь, что имеешь, и смотри, служит ли это тебе.

Смысл жизни заключается не в том, чтобы попасть куда-то, а в том, чтобы заметить, что ты уже находишься там — и всегда находился. Ты всегда и во веки веков находишься в моменте чистого творения. Смысл жизни, таким образом, — в том, чтобы создать то, кем и чем ты являешься, а затем — пережить это на опыте.

!