ГЛАВА 2

Ты укажешь мне путь жизни: полнота

радостей пред лицем Твоим, блаженство

в деснице. Твоей вовек.

Псалом 15: 11

Я искал путь к Богу всю свою жизнь...

Я знаю.

... и теперь я нашел его и не могу в это поверить. Такое ощущение, что я сижу тут и пишу сам себе.

Именно это ты и делаешь.

Но это, как-то, не слишком похоже на общение с Богом.

А ты бы хотел грома и молний? Я подумаю, как это устроить.

Ты же знаешь — не так ли, — что найдутся люди, которые назовут всю эту книгу богохульством. Особенно если Ты по-прежнему будешь казаться мудрым, но «своим парнем».

Позволь Мне объяснить тебе кое-что. У вас есть представление о том, что Бог проявляется в жизни только одним определенным образом. Это очень опасное представление.

Оно не позволяет вам видеть Бога повсюду. Если ты думаешь, что Бог выглядит только так и не иначе, или Его можно услышать только так и не иначе, или Он вообще есть только такой и не иной, — ты будешь смотреть мимо Меня и днем, и ночью. Ты проведешь всю свою жизнь в поисках Бога и не найдешь Её. А все потому, что ты ищешь Его. Это Я говорю в качестве примера.

Сказано, если ты не видишь Бога и в мирском, и в возвышенном, ты упускаешь половину. И это — великая Истина.

Бог есть и в печали, и в радости, в горьком и в сладком. За всем стоит божественный замысел — и поэтому, во всём есть божественное присутствие.

Однажды я начал писать книгу, которая называлась «Бог — это Бутерброд с Салями».

Это могла бы быть очень хорошая книга. Я вдохновил тебя на это. Почему ты так и не написал ее?

Она казалась богохульной. Или, по меньшей мере, была ужасно непочтительной.

Ты хотел сказать, чудесно непочтительной! С чего ты взял, что Бог — это только «почтительность»? Бог — это высокое и низкое. Горячее и холодное. Левое и правое. Почтительность и непочтительность!

Уж не думаешь ли ты, что Бог не умеет смеяться? Уж не кажется ли тебе, что Бог не получает удовольствия от хорошей шутки? Или ты решил, что у Бога отсутствует чувство юмора? Не думаешь ли ты, что юмор создал кто-то другой?

Неужто ты должен общаться со Мной только почтительным шепотом? Думаешь, жаргон и крепкие словечки мне не известны? Ты можешь говорить со Мной так, как говорил бы со своим лучшим другом.

Неужто ты думаешь, что есть хоть одно слово, которого Я не слышал? Зрелище, которого Я не видел? Звук, который Мне незнаком?

Не думаешь ли ты, что одни из них я презираю, а другие — люблю? Вот что Я тебе скажу: Я ничего не презираю. Ничто не отвратительно для Меня. Это жизнь, а жизнь есть дар; неизъяснимое сокровище; самое святое из всего святого.

Я есмь жизнь, поскольку Я есмь то, из чего состоит жизнь. И каждый из ее аспектов наделен божественным смыслом. Ничто не существует — ничто — без причины, понятой и одобренной Богом.

Как это может быть? А как насчет того зла, которое творит сам человек?

Ты не в состоянии создать ничего — ни мысль, ни предмет, ни событие, ни какой бы то ни было опыт, — ничего такого, что бы не входило в Божий план. Ибо план Бога таков, чтобы ты создавал всё, что угодно, все, что ни пожелаешь. В этой свободе и заключается опыт Бога как Бога — и для этого опыта Я создал Вас, И саму жизнь.

Зло — это то, что вы зовете злом. Но даже это Я люблю, поскольку только через то, что вы зовете злом, вы можете познать добро; только через то, что вы называете деяниями дьявола, вы можете познать и творить деяния Бога. Я не люблю горячее больше, чем холодное; высокое — больше чем низкое; левое — больше чем правое. Это всё относительно. Это всё — часть того, что есть.

Я не люблю «хорошее» больше, чем «плохое». Гитлер попал в рай. Когда ты поймешь это, ты поймешь Бога.

Но меня воспитывали в вере в то, что добро и зло существуют. Что правда и неправда на самом деле противоположны друг другу. Что некоторые вещи нехороши, неправильны, неприемлемы в глазах Бога.

Всё «приемлемо» в глазах Бога, ибо как может Бог не принять то, что есть? Отвергнуть что-то, означает отрицать, что это существует. Сказать, что что-то нехорошо, означает сказать, что оно не есть часть Меня, — а это невозможно.

Ты придерживайся своих убеждений и оставайся верен своим ценностям, ведь это ценности твоих родителей и прародителей, твоих друзей, твоего общества. Они образуют структуру твоей жизни, и потерять их означало бы распустить ткань твоего жизненного опыта. Однако, исследуй их поочередно. Пересматривай ценности одну за другой. Не разбирай весь дом до основания, но изучи каждый кирпич и замени те, что выглядят треснутыми, больше не поддерживают структуру.

Твои идеи о правильном и неправильном — лишь идеи. Это те мысли, которые формируют и создают то, Кем Ты Являешься. И есть лишь один резон изменить любую из них, лишь одна причина такого изменения: когда ты не счастлив тем, Кто Ты Есть сейчас.

Только ты можешь знать, счастлив ли ты. Только ты можешь сказать о своей жизни: «Это мое творение (сын), которым я вполне доволен».

Если твои ценности служат тебе — придерживайся их. Отстаивай их в споре. Защищай их.

Но защищай их так, чтобы не причинить никому вреда. Вред, причиненный другому, не является необходимым элементом исцеления.

Ты говоришь: «Придерживайся своих ценностей» — и тут же утверждаешь, что все наши ценности ложны. Помоги мне с этим разобраться.

Я не говорил, что ваши ценности ложны. Но они и не правильны. Они просто суждения. Оценки. Решения. По большей части, это решения, сделанные не тобой, а кем-то другим. Твоими родителями, возможно. Твоей религией. Твоими учителями, историками, политиками.

Очень немногие из тех ценностных суждений, которые ты принял как свою истину, были основаны на твоем собственном опыте. Но, ведь, ты пришел сюда именно ради опыта — и именно из своего опыта тебе предстояло создавать себя. Ты же создал себя из опыта других.

Если бы и существовала такая вещь, как грех, именно это и было бы грехом: позволить себе стать тем, кто ты есть, на основе опыта других. Это и есть тот «грех», который ты совершаешь. И все вы. Вы даже не ждете своего собственного опыта, вы принимаете опыт других как Евангелие (в буквальном смысле этого слова), а затем, впервые сталкиваясь с собственно опытом, вы перекрываете его тем, что, как вам кажется, вы уже знаете.

Если бы вы не делали этого, у вас мог бы быть совершенно иной опыт — опыт, который мог бы сделать ваших учителей, ваши первоисточники неправыми. В большинстве случаев вы не желаете признать неправыми своих родителей, свои школы, свои религии, свои традиции, свои священные писания — поэтому, вы отрицаете свой собственный опыт в пользу того, что вам было велено так думать.

И ничто не иллюстрирует это лучше, чем ваше отношение к человеческой сексуальности.

Каждый знает, что сексуальный опыт может быть самым любовным, самым радостным, самым мощным, самым возбуждающим, самым обновляющим, самым насыщающим энергией, самым утверждающим, самым доверительным, самым объединяющим, самым восстанавливающим физическим опытом, на который люди только способны.

Открыв это для себя на практике, ты, однако, выбрал, вместо этого, принять для себя суждения, оценки, мнения и идеи о сексе, провозглашенные другими. И у этих других был свой собственный интерес в том, как именно ты будешь думать.

Все эти мнения, суждения и идеи прямо противоречили твоему личному опыту, однако, поскольку для тебя немыслимо, что твои учителя могут быть неправы, ты убеждаешь себя в том, что не прав твой опыт. Результатом является то, что ты предал свою истину в этом вопросе, и это для тебя — разрушительно.

То же самое ты сделал с деньгами. Каждый раз в твоей жизни, когда у тебя было много денег, ты чувствовал себя прекрасно. Ты чувствовал себя прекрасно, получая их, и ты чувствовал себя прекрасно, тратя их. В этом не было ничего плохого, ничего злого, ничего внутренне «неправильного». Однако, ты настолько глубоко впитал в себя наставления других по этому вопросу, что отверг свой собственный опыт в пользу «истины».

Приняв эту «истину» как свою собственную, ты сформировал вокруг нее множество мыслей — созидательных мыслей. Ты создал, таким образом, вокруг денег свою личную реальность, которая отталкивает их от тебя — ибо, зачем тебе хотеть привлекать к себе то, что не хорошо?

Удивительным образом тебе удалось создать аналогичное противоречие и в отношении Бога. Все твои сердечные ощущения говорят тебе, что Бог — это хорошо. Всё, чему тебя учат твои учителя, говорит о том, что Бог — это плохо. Твое сердце говорит тебе, что Бога нужно любить без страха. Твои учителя говорят тебе, что Бога следует бояться, поскольку он — мстительный Бог.

Ты должен жить в страхе Божьего гнева, говорят они. Ты должен дрожать в Его присутствии. Всю свою жизнь ты должен бояться кары Господней. Ибо сказано, что Господь «справедлив». И только Богу известно, с какими неприятностями тебе придется столкнуться, представ пред Его ужасной справедливостью. Ты, таким образом, должен быть «покорным» Божьим заповедям. А иначе...

Главное — вам не следует задаваться такими логическими вопросами, как: «Если Бог действительно желал строгого повиновения Eго Законам, почему Он создал возможность их нарушения?» Ну да, ваши учителя всегда готовы ответить: потому, что Бог хочет, чтобы у вас была «свобода выбора».

Но может ли выбор быть свободным, если, выбирая одно вместо другого, ты получаешь наказание? Какая может быть «свобода воли», если эта воля, которую должно исполнять, — не твоя, а чья-то? Те, кто учит вас этому, превращают Бога в лицемера.

Вам говорят, что Бог есть прощение и сострадание — но, если ты не попросишь об этом прощении «правильно», если ты не «придешь к Богу» должным образом, твоя мольба не будет услышана, твой плач останется незамеченным. Впрочем, даже это было бы не так уж плохо, если бы был только один «должный образ». Но ведь этих «должных образов» столько же, сколько и учителей.

Так что, большинство из вас проводит значительную часть своей взрослой жизни в поисках «правильного» способа поклонения, послушания и служения Богу. Ирония заключается в том, что Я не хочу вашего поклонения. Мне не нужно ваше послушание, и вам совсем не обязательно служить Мне.

Такого поведения на всём протяжении истории требовали от своих подданных монархи — которые обычно были эгоманами и тиранами, никогда не чувствовавшими себя в безопасности. Но этого никогда не требовал Бог, ни в каком смысле, — и примечательно, что мир до сих пор не уразумел, что подобные требования — подлог, не имеющий ничего общего с нуждами и желаниями Божественного.

Божественное ни в чем не нуждается, ибо, Всё Сущее есть именно это: всё, что существует. Так что, Оно, по определению, не нуждается и не испытывает недостатка ни в чем.

Если вы выбираете верить в такого Бога, который некоторым образом нуждается в чем-то — и так обижается, если не получает желаемого, что наказывает тех, oт кого Он ожидал получить это, — то вы выбираете верить в такого Бога, который значительно меньше Меня. Вы воистину Дети Малого Бога.

Нет, дети Мои, пожалуйста, позвольте Мне уверить вас еще один раз на этих страницах в том, что Мне ничего не нужно. Я ничего от вас не требую.

Это, впрочем, совсем не означает, что у Меня нет желаний. Желания и нужды — не одно и то же (хотя многие из вас сделали их одним и тем же в вашей нынешней жизни).

Желание — это начало всего творения. Это первая мысль. Великое чувство в душе. Это Бог, выбирающий, что создать дальше. Каковы же желания Бога?

Первое: Я желаю познать и ощутить Себя, во всей Своей Славе, — познать, Кто Я Есть. Пока Я не изобрел вас — и все миры Вселенной, — это было для Меня невозможным.

Второе: Я желаю, чтобы вы познали и ощутили, Кто Вы Есть в Действительности, используя ту силу, которую Я дал вам: силу создавать и чувствовать себя так, как вы выберете.

Третье: Я желаю, чтобы весь процесс жизни был ощущением постоянной радости, непрерывного творения, бесконечного расширения и полного осуществления в каждый настоящий момент.

Я установил совершенную систему, в которой все эти желания могут быть осуществлены. И они осуществляются сейчас, в этот самый момент. Единственная разница между тобой и Мной — в том, что Я знаю это.

В момент твоего полного знания (а этот момент может наступить для тебя в любое время) ты будешь чувствовать себя так же, как Я Себя чувствую всегда: абсолютно радостным, любящим, принимающим, благословляющим и благодарным.

Это — Пять Позиций Бога, и прежде, чем мы завершим этот диалог, Я покажу тебе, как применение этих позиций в твоей нынешней жизни может — и должно — привести тебя к Богоподобию.

Всё это — очень длинный ответ на очень, короткий вопрос.

Да, придерживайся своих ценностей, пока ты ощущаешь, что они служат тебе. При этом, однако, обращай внимание на то, привносят ли те ценности, которым служишь ты — своими мыслями, словами и действиями, — в пространство твоего опыта самую высокую и лучшую идею о тебе самом.

Рассмотри свои ценности одну за другой. Вынеси их на общественное обозрение. Если ты можешь сказать миру, кто ты есть и во что ты веришь, не сбиваясь и без колебаний, — значит, ты удовлетворен собой. У тебя нет необходимости продолжать этот диалог со Мной, поскольку ты уже создал собственное «Я» — и жизнь для этого «Я», — которые не нуждаются ни в каких дальнейших улучшениях. Ты достиг совершенства. Отложи эту книгу.

Моя жизнь не совершенна и даже не близка к совершенству. Я не совершенен. В действительности я — клубок несовершенств. Мне хочется, и иногда я желаю этого всем своим сердцем, уметь исправить все эти несовершенства; всё то, что определяет мое поведение, предопределяет мои неудачи, стоит у меня на пути. Наверное, поэтому я и пришел к Тебе. Мне не удалось найти ответы самостоятельно.

Я рад, что ты пришел. Я всегда был здесь для того, чтобы помочь тебе. И сейчас Я здесь. Тебе нет нужды искать ответы в одиночку. И никогда не было.

Однако, всё это выглядит так... самонадеянно... просто сидеть и вести с Тобой диалог, причем Ты — Бог — так вот запросто отвечаешь. Слушай, это ведь безумие.

Понятно. Все авторы Библии были нормальными, а ты — безумен.

Писавшие Библию были свидетелями жизни Христа и правдиво зафиксировали то, что сами слышали и видели.

Поправка. В большинстве своем авторы Нового Завета никогда не встречались с Иисусом и не видели его за всю свою жизнь. Они жили через много лет после того момента, когда Иисус покинул Землю. Они бы не узнали Иисуса из Назарета, если бы столкнулись с ним на улице.

Но...

Авторы Библии были великими верующими и великими историками. Они фиксировали предания, которые переходили к ним и их друзьям от старшего поколения, а к тем — от их предшественников. Так и шло до тех пор, пока не были сделаны первые записи.

И далеко не все записи авторов Библии вошли в окончательный документ.

Вокруг учения Иисуса очень скоро начали возникать «церкви». И, как это всегда бывает, когда вы группируетесь вокруг сильной идеи, в этих церквах были отдельные люди, которые определяли, какие части Истории Иисуса надо рассказывать и как. Этот процесс отбора и правки продолжался всё время, пока собирались, записывались и публиковались тексты Евангелий и всей Библии.

И даже, через несколько столетий, после оформления оригинальных писаний, Вселенский Собор Церкви в очередной раз определил, какие доктрины и истины должны быть включены в официальный вариант Библии, а какие было бы «вредно» или «преждевременно» открывать массам.

Существовали также и другие святые писания — их создавали в моменты вдохновения обычные во всех остальных отношениях люди, не более безумные, чем ты.

Уж не предполагаешь ли Ты, — Господи, надеюсь, нет, — что и эти записи в один прекрасный день станут «святым писанием»?

Дитя мое, всё в жизни свято. В этом смысле — да, эти писания являются святыми. Но Я не собираюсь играть с тобой в слова, потому что знаю, что ты имеешь в виду.

Нет, Я не предполагаю, что когда-то и эта рукопись станет святым писанием. По крайней мере, не в ближайшие несколько сотен дет — для этого нужно, чтобы твой язык стал старомодным.

Понимаешь ли, проблема состоит в том, что язык нашего общения — слишком уж разговорный, слишком бытовой, слишком современный. И люди решат, что, если бы Бог действительно говорил с тобой непосредственно, он бы говорил не так, как твой сосед по дому. В языке Бога должно быть нечто заставляющее благоговеть. Некое благолепие. Словом, Божественность.

Как Я уже говорил, это — часть проблемы. Люди воспринимают Бога как «проявляющегося» только в одной форме. Всё, что не укладывается в эту форму, воспринимается как богохульство.

Как я и говорил раньше.

Как ты и говорил раньше. Но давай обратимся к корню твоего вопроса. Почему ты думаешь, что вести диалог с Богом — безумие? Разве ты не веришь в молитву?

Верю, но это другое. Молитва для меня всегда была односторонней связью. Я прошу, а Бог молчит.

Бог ни разу не ответил на молитву?

О да, отвечал, но понимаешь ли, словесно — никогда. Со мной, конечно же, случались самые разные вещи в жизни, которые, как я убежден, были ответом — очень прямым ответом — на молитву. Но Бог никогда не говорил со мной.

Понятно. Итак, этот Бог, в которого ты веришь, этот Бог может сделать всё, — Он только говорить не умеет.

Конечно, Бог может говорить, если захочет. Просто не кажется вероятным, что Бог захочет говорить со мной.

В этом причина всех проблем, с которыми ты сталкиваешься в жизни, — ты не считаешь себя достойным того, чтобы с тобой говорил Бог.

Великие Небеса! Как ты вообще можешь ожидать услышать Мой голос, если ты представить себе не можешь, что ты заслуживаешь того, чтобы с тобой просто поговорили?

Вот что Я тебе скажу: прямо сейчас Я творю чудо, ибо Я говорю сейчас не только с тобой, но и с каждым, кто держит в руках эту книгу и читает эти слова.

Я говорю сейчас с каждым из них. Я знаю, кто из них есть кто. Я знаю сейчас, кто найдет свой путь к этим словам, — и Я знаю, что (как и всегда при общении со Мной) некоторые смогут слышать, некоторые же смогут только слушать, но не услышат ничего.

Хорошо, и это приводит нас к другой проблеме. Я уже думаю о том, чтобы опубликовать этот материал, — думаю уже сейчас, пока он еще находится в стадии написания.

Так. Ну и в чем «проблема»?

Не будут ли говорить, что я создаю всё это ради дохода? И не будет ли тогда сама идея выглядеть подозрительной?

Ты хочешь написать что-то для того, чтобы заработать много денег?

Нет. Я не поэтому начал всё это. Я начал этот диалог на бумаге потому, что мой разум мучился вопросами на протяжении тридцати лет, — вопросами, на которые я смертельно жаждал получить ответы. Идея о том, чтобы превратить всё это в книгу, пришла позже.

От Меня.

От Тебя?

Да. Ты думаешь, Я бы позволил тебе растратить все эти замечательные вопросы и ответы впустую?

Я как-то не задумывался об этом. В самом начале я просто хотел получить ответы на вопросы, избавиться от подавленности, закончить поиск.

Хорошо. В таком случае прекрати сомневаться в своих мотивах (ты делаешь это непрестанно) и давай продолжим.

!