ПРЕДИСЛОВИЕ

В МИРЕ СВЕТА

Многие люди заслужили мою признательность за помощь в создании этой книги, и я хотел бы упомянуть здесь о некоторых из них. Прежде всего это мой соавтор Пол Перри, наш редактор Дайан Реве-ренд и наш агент Нэт Собел, без которых книга не вышла бы в свет.
Кроме того, выражаю благодарность Мелани Хилл, не позволявшей останавливаться процессу работы, Джен Дадли за ее понимание, Джоан Хартли за то, что она всегда оказывалась в нужном месте, и Вэлери Викенс за ее музыку: А также сотням служащих в больницах и хосписах и сотням умирающих, с которыми я встречался последние двадцать лет.
Но больше всех я благодарен моему отцу.

Предисловие

Впервые я повстречал Дэнниона Бринкли, когда ждал машину, чтобы поехать в чикагский отель «Омни». Мы оба должны были выступать в шоу «Опра», и всем приглашенным велели встретиться в вестибюле отеля, чтобы вместе ехать в «Харно Продакшнс».
Когда мы с моей женой Салли вышли из лифта и начали знакомиться с другими участниками шоу, сзади послышался гулкий голос:
— Джимми Ред, я хотел с вами познакомиться. Мы, южане, должны держаться вместе.
Обернувшись, я увидел подходящего к нам высокого человека. Его глаза излучали тепло. Он широко улыбнулся и стиснул нас в объятиях, то же проделал и с другими приглашенными. После шоу на сцене еще более интересное шоу состоялось в артистическом фойе за кулисами, где Томас Мур и Марлоу Морган присоединились к нашей дискуссии обо всем — от передряг, связанных с изданием книги, до теории заговоров.
Для Дэнниона и меня эта беседа не окончилась и поныне, она продолжается по телефону — часто на разных континентах — или в Хоквью, в Алабаме. В результате я понял, что Дэннион именно таков, каким кажется, хотя это выглядит невероятным.
Он действительно был сотрудником разведки, что причинило ему немало мучений во время первого обозрения своей жизни, но отлично подготовило его к анализу мировой военной, экономической и культурной ситуации.
И он в самом деле один из наиболее одаренных телепатов и медиумов, которых я когда-либо встречал. След, который он оставляет за собой, - это люди, пораженные его рассказами и уверовавшие в его способности.
- Первый раз, когда я разговаривал с ним по телефону, — сказал мне мой редактор, — он назвал все, что находилось на моем столе, в точности описал мой кабинет, а затем моих сотрудников и характер нашей деятельности, о чем никак не мог знать.
Но эти поразительные способности Дэннион полностью подчинил достижению своей цели. (Например, в течение трех месяцев перед нашим последним разговором он побывал на тридцати двух презентациях, давал интервью, читал лекции и преподавал на курсах по уходу за умирающими.) Когда я спросил его, почему у него такой изнурительный график, Дэннион ответил, что он может добиться какого-то успеха, если будет постоянно воздействовать на общество, приближая решение проблем людей, особенно умирающих, ибо традиционная медицина часто расходует деньги на жестокую процедуру продления их существования на несколько часов или дней.
Дэннион утверждает, что если мы сможем избавиться от страха перед смертью, то одновременно избавимся и от страха перед жизнью в полном соответствии с нашим духовным потенциалом. Он считает, что ключ к избавлению от страха лежит в обучении людей делать переход к смерти вполне нормальным, естественным и даже приятным событием. В нескольких ассоциациях по уходу за умирающими мне говорили, что ему удалось завербовать добровольцев больше, чем кому бы то ни было за всю историю их организации.
Мне кажется, что вклад Дэнниона куда более значителен, так как несмотря на то, что он часто шумит и хвастается, этот человек может считаться образцом. В 1990-х годах мы переходим от теоретического понимания духовности к практическому, что бывает очень трудным. Нам приходится, руководствуясь интуицией и не забывая о цели, определять, как и когда вмешиваться в жизни людей и, самое главное, выглядеть перед ними такими, какими мы являемся в действительности, верят они нам или нет.
В этом Дэннион не имеет равных. Он тратит уйму времени на лекции и диспуты, подшучивает над профессиональными разоблачителями шарлатанов и никогда не отступает.
— Мы великие и могучие духовные существа, — любит повторять он, — и теперь начинаем это сознавать.
Сам Дэннион Бринкли хорошо это осознает и не устает демонстрировать всему миру.

Джеймс Редфилд
 

!