Глава 7 Яркая сторона тайны

Мою интуицию нельзя было «включить» или «выключить» по желанию. Это иногда причиняло неудобства. Я мог прочитать в толпе мысли не того человека, мог неправильно их интерпретировать. Бывали случаи, когда я с ума сходил от сенсорной перегрузки. Для меня было невыносимым пребывание в переполненной комнате. Это все равно, что сидеть перед двадцатью телевизорами и пытаться смотреть все одновременно.
Когда я старался разобраться во всем, что воспринимал, мне казалось, будто я лишаюсь рассудка. Так было, пока я не научился справляться с сенсорной перегрузкой. «Если я могу это воспринимать, — спрашивал я себя, — то почему не в силах в этом разобраться?»
Иногда я пытался «отключить» свои способности с помощью алкоголя. Это нередко помогало. Когда сильно напиваешься, то перестаешь функционировать как человеческое существо, тем более с экстрасенсорными способностями.
Но временами выпивка не помогала. Даже пьяный я мог предвидеть будущие события.
Однажды в Вашингтоне я услышал в баре разговор двух бизнесменов. После нескольких порций алкоголя я начал расслабляться, и передо мной стали возникать видения.
Я видел автомобиль «камаро» выпуска 1976 года, мчащийся по мокрой от дождя дороге. Внезапно машина, идущая впереди, въехала на мост и сразу же исчезла! «Камаро» последовал за ней и свалился в воду.
Это было краткое видение, похожее на кадр из фильма в программе телепередач, но оно было настолько четким, что я не мог выбросить его из головы.
Тогда я поспешил вмешаться в разговор этих мужчин.
— Извините, кто-нибудь из вас ездит на «камаро» 1976 года?
— Я езжу, — ответил один из них.
— И каким путем вы собираетесь добираться домой? — спросил я.
Они сердито посмотрели на меня, потому что я прервал их беседу. Но все же бизнесмен описал свой маршрут.
— Есть ли там мост с деревянными поперечными досками?
— Нарисуйте его, — предложил он.
Я достал ручку и нарисовал на салфетке маленький мост. Изображение было весьма приблизительным, но мой собеседник узнал его.
— Да, рядом с домом есть такой мост.
Помедлив несколько секунд, я решился и рассказал о том, что видел. При этом я чувствовал себя неловко. Я не хотел ни смотреть на эти видения, ни рассказывать о них. Ведь видения в некотором роде делали меня ответственным за судьбы тех, кто в них фигурировал. А я больше всего опасался ответственности, особенно если речь шла о жизни и смерти.
— Расскажите нам снова эту историю, — попросил один из бизнесменов.
Я согласился. Должно быть, на сей раз я вложил в рассказ много эмоций, так как они испуганно посмотрели на меня.
— Почему бы вам не остаться у меня, ребята? — предложил я. — Все равно вы слишком много выпили, чтобы сидеть за рулем. Переночуйте у меня.
Они согласились и остались до утра. На следующий день один из них позвонил мне из своего дома в Вирджинии. Мост, о котором мы говорили, проржавел и обрушился. Прошлой ночью с него свалились две машины, и в результате пострадали три человека.
Не знаю, почему я видел, как их автомобиль падает с моста, но не сомневаюсь, что изменил будущее, благодаря этому видению, и двое парней были рады, что заночевали у меня.
Подобные вещи происходили снова и снова. Однажды я услышал, что один мой приятель собирается нанять самолет с турбовинтовым двигателем, просто чтобы посмотреть, как он работает.
Сначала я не обратил на это внимания. Но позже, когда этот человек снова зашел ко мне что-то обсудить, мне представилось видение. Я видел работающий двигатель с широким приводным ремнем. Внезапно ремень порвался, и двигатель с треском остановился.
«Означает ли это, что его самолет должен разбиться?» - подумал я и сообщил ему о том, что видел.
Мой друг не стал нанимать этот самолет. Но в тот же день это сделал кто-то еще. Когда двигатель запустили, приводной ремень порвался и начался пожар. К счастью, никто не пострадал.

В первые дни мне было нелегко реагировать на подобные предупреждения, в основном потому, что я не знал, как разговаривать с людьми, которых они касались. Иногда я сожалею, что не был более убедителен, рассказывая потенциальным жертвам, что я видел или почувствовал.
Один раз я увидел в магазине отца женщину, катившую перед собой тележку для покупок, где сидела курчавая светловолосая малышка в костюмчике в горошек.
Когда я смотрел на нее, в моем мозгу начало формироваться видение. Я увидел, как девочка и ее мать едут по улице в большом белом «вольво». Внезапно девочка выпала из дверцы и ударилась о мостовую.
Эта ужасная сцена представилась мне за долю секунды, и я не знал, что делать. Но я подошел к женщине и обратился к ней:
— Простите, не ездите ли вы в большом белом «вольво»?
Должно быть, я очень нервничал, задавая этот вопрос, потому что мое внезапное появление явно встревожило женщину. Не знаю, кем я ей показался, но она быстро выкатила тележку из магазина и направилась к белому «вольво».
Примерно через полмили машину боком ударил грузовик. Женщина была ранена, а девочка вылетела на мостовую, но не слишком пострадала.
Были и другие предупреждения, в связи с которыми я не принял или не мог принять мер.
Однажды я ехал по шоссе из Атланты, когда внезапно мне представилось столкновение двух автомобилей и женщина, вылетающая из машины. Я испугался, так как знал, что в любую минуту могу увидеть эту аварию по-настоящему. За поворотом передо мной предстало то, что было продемонстрировано в видении.
Я подошел к женщине и оказал ей помощь. Но меня мучил вопрос: почему я видел этот несчастный случай. Действительно ли я сейчас помогаю пострадавшей, или видение все еще продолжается?
Я часто не мог разобрать, что происходит по-настоящему, а что является видением будущего.
Однажды я переходил улицу в Чарлстоне, и внезапно мне явственно представилось следующее. Я увидел мужчину, переходящего ту же улицу, а за ним двух девушек, только что сошедших с тротуара. Неожиданно появился большой желтый «крайслер» и сбил обеих девушек. Одна из них зацепилась за капот и оказалась стиснутой «крайслером» и припаркованной машиной.
Я мог определить, что за рулем «крайслера» сидела пожилая женщина, потерявшая контроль над машиной во время поворота.
Когда появилось видение, я уже почти дошел до противоположного тротуара. Это выглядело, как воспоминание об уже происшедшем случае, свидетелем которого я был. Я остановился и обернулся.
Внезапно я понял, что видение вот-вот станет реальностью. За мной шли те самые две девушки, а из-за угла появился желтый «крайслер». Тогда я осознал, что мужчина, которого я видел идущим впереди девушек, был я сам!
— Эй! Стойте! — крикнул я девушкам и бросился к ним, размахивая руками. Увидев меня, они испугались и отскочили назад. Желтый «крайслер» промчался между нами и врезался в стоящую машину.
Подобные события ставили передо мной серьезные философские вопросы. События, предсказанные в видениях, происходили так или иначе. Но меня озадачивало, что при помощи видений я мог изменить будущее. Что это означало? Являлось ли изменение будущего моей оплошностью, или я был предназначен для этой цели по причинам, которые все еще не понимал?

Иногда мои реакции на видения приводили к очень забавным результатам. Если эти видения и впрямь были даром духовного мира, то они служили доказательством, что существа, обитающие там, обладают развитым чувством юмора.
Как-то раз ко мне пришли две женщины поговорить о проблеме, которая возникла у одной из них с мужем.
— Думаю, что у моего мужа есть любовница, — сказала одна, а ее подруга молча кивнула.
Я пожал плечами и взял женщину за руку.
— Посмотрим, что мне удастся увидеть. — Передо мной возникло изображение дома, и я описал его женщине.
— Дом выглядит очень странно, — продолжал я. — Внутри голубая мебель и коричневые ковры. Довольно безобразное сочетание.
Подруга внезапно занервничала.
- Так это ты путаешься с моим мужем! - закричала на нее женщина. Последовала бурная сцена. И к тому времени, когда мне удалось выпроводить посетителей, я осознал, что мои способности позволяют не только спасать людей, но и оказывать им медвежью услугу.
Большей частью то, что я воспринимал и воспринимаю до сих пор, не очень драматично. Я видел обычные вещи — как люди проводят дни, как общаются с детьми, каковы их истинные чувства к мужьям и женам. Теперь я научился оставлять подобную информацию без комментариев. Но вначале мне не хватало ума держать язык за зубами. Если сидя в ресторане я видел, что официантка утром поссорилась со своим дружком, то считал своим долгом высказаться по этому поводу. В результате я постоянно выступал в роли советчика.
Практически я все время испытывал желание говорить о своих видениях. Конечно, меня в значительной степени к этому подталкивали. Многим хотелось использовать мои способности, чтобы добыть денег или принять важное решение.
Такие требования давят на меня и по сей день. Мне пришлось получить телефонный номер, не указанный в справочнике, потому что ежедневно в моем доме раздавалось не менее сотни звонков от людей, которые хотели знать свое будущее или просто, как им поступить. Мне хотелось помочь им всем.
Большинство людей не нуждаются ни в физической, ни в психологической помощи. Я часто советую обращающимся ко мне попытаться самим решить свои проблемы. Я напоминаю им, как Существа из Света говорили мне, что люди - великие и могучие духовные создания, которые иногда забывают о своей силе.
— Отбросьте все мирское в вашей жизни, -обычно говорю я тем, кто считает, что им помогут мои парапсихологические способности. — На несколько минут забудьте о неприятностях на работе, поведении ваших детей, супружеских неладах и постарайтесь подумать о вашей духовной сущности. Если вы будете в мире и согласии с духовным «я», то сможете принимать правильные решения, а иногда и предвидеть будущее. Забывая о духовности, вы оказываетесь в кризисе.
Я старался помнить об ответственности, давая людям советы, но случалось, что это приводило к неприятностям.
Однажды утром я заправлял машину на станции, когда туда подъехала женщина. Она улыбнулась и поздоровалась, но я видел, что ее что-то сильно беспокоит.
— Как поживаете? — спросил я.
— Бывало и получше, — ответила она, — но терпеть можно.
Мы заговорили о погоде. Я стал мысленно подстраивать тон своего голоса под голос женщины. Таким образом я могу осуществлять перцептивную связь с людьми при помощи речи. Не знаю, как это происходит, но такой способ не менее эффективен, чем прикосновение.
Настроившись, я понял, что беспокоит женщину. Ее муж стал скверно вести себя по отношению к ней и их дочери. Сначала это ограничивалось бранью и оскорблениями. Он кричал на жену почти ежедневно, потом принялся за дочь.
В прошлом году он начал поколачивать жену. Я видел, как он бьет ее по лицу, слышал ее крики и понимал, как это действует на их дочь. У девочки не было развито чувство собственного достоинства. Будучи одновременно свидетелем и жертвой этих сцен, она уже не ощущала себя любимым ребенком.
Я видел, что женщина оставила мужа и сейчас живет в квартире с дочерью. Она боялась, что девочка покончит с собой.
— Держитесь поближе к вашей дочери, — посоветовал я ей. — Сейчас она очень нуждается в вашей любви.
— Что? — Женщина выглядела озадаченной.
Я объяснил ей, что я видел и каким образом у меня это получается. Когда я закончил, она облегченно вздохнула и попросила меня:
— Пожалуйста, поговорите с моей дочерью. Ей нужно, чтобы ее обнадежили.
Я согласился вечером поужинать с ней и ее дочерью в ресторане.
За ужином я сообщил девочке, что видел днем во время разговора с ее матерью. Я чувствовал, что она нуждается в любящем отце, но вместо этого видела перед собой злобного и вспыльчивого человека. Девочка призналась, что скорее предпочтет умереть, чем продолжать жить в такой семье.
Я рассказал ей о том, что произошло со мной.
— Испытывая физическую или душевную боль, важно заглядывать в самую суть вещей. Проблемы твоего отца не всегда будут твоими проблемами. Ты молода, и у тебя все впереди.
Я извинился и вышел в туалет. Тогда-то и начались неприятности.
Когда я вернулся, то увидел какого-то мужчину, который громко кричал. Девочка плакала, а женщина в ужасе прижималась к стене.
Я быстро встал между ней и этим мужчиной, который оказался ее мужем. Двое официантов схватили его за руки и держали, пока жена и дочь не вышли из ресторана.
Позднее эта женщина сообщила, что беседа очень помогла ее дочери.
— Теперь она понимает, что мой муж ненавидит не только нас, но и всех остальных, а себя — в первую очередь, — сказала женщина.

Сейчас я знаю, как вести себя с людьми, которые требуют моих услуг, и без колебаний говорю им «нет». Я осознаю свою ответственность перед ними, но ощущаю куда большую ответственность перед эволюцией моего духовного «я». Теперь я настаиваю на соблюдении определенных границ и легко убеждаю людей, что они их преступают.
Раньше все было куда сложнее.
Большую часть времени я лежал на кушетке в гостиной, и мои духовные вожатые снабжали меня информацией, которую было трудно понять. Друзья и знакомые часто заглядывали, чтобы посоветоваться со мной, кто о ставках на бегах, кто о любовных делах. Иногда Сэнди, возвращаясь с работы, заставала в доме много людей, которых никогда не видела раньше и вряд ли увидит в будущем. Один раз посетитель, увидев Сэнди, осведомился:
- А вы о чем хотите у него спросить?
Сэнди так разозлилась, что предложила мне повесить вывеску с изображением красной пальмы и надписью: «Даю советы и предсказываю будущее за пять долларов». Вспоминая эти времена, я не понимаю, как ей удалось так долго меня терпеть. Сэнди — самая сильная женщина из всех, которых я когда-либо знал, и она по-прежнему одна из моих лучших друзей.
К тому времени я уже познакомился с Реймон-дом Моуди — доктором медицины, который написал «Жизнь после жизни», первое научное исследование присмертных опытов. Он говорил с множеством людей, побывавших, подобно мне, на пороге смерти. Некоторые из них также обладали экстрасенсорными способностями.
— На вашем месте я бы не волновался, Дэннион, — говорил мне доктор Моуди. — Расслабьтесь и позвольте событиям идти своим чередом. Со временем вы поймете, что все это означает.
Я скептически отнесся к его словам, но совет оказался хорошим. Проблема заключалась в том, что я не мог расслабиться. Почти ежедневно я получал от Существ Света информацию, касающуюся моей миссии на Земле. Они сообщали мне, как сооружать Центры, но не отвечали на мои вопросы. Даже когда я пытался выяснить напрямик, что мне делать с моими интуитивными способностями, они ничего мне не рассказывали, словно подтверждая слова доктора Моуди: «Расслабьтесь и позвольте событиям идти своим чередом».
Но наконец ответ на мои молитвы явился ко мне прямо через парадный вход.
 

!