Глава 5 Падение

Я не имел понятия, как использовать мои экстрасенсорные дарования. Меня интересовала степень силы моего шестого чувства, но мне не приходило в голову, что эти способности могут иметь отрицательную сторону, что воздействие с их помощью на людей может иметь как позитивный, так и негативный эффект.
Я мог пользоваться умением читать чужие мысли, чтобы помогать моим друзьям. Иногда мне случалось присутствовать на деловых переговорах и определять, действительно ли их участники намерены выполнить свои обязательства.
Как-то один мой друг собирался купить партию очистителей воды для перепродажи. Я был с ним во время завершения сделки. Человек, который продавал очистители, гарантировал доставку через две недели и двадцать процентов скидки, если мой друг расплатится с ним сразу же. Я пытался привлечь его внимание, когда он выписывал чек, но у меня ничего не вышло.
— Этот тип мошенник, — предупредил я приятеля.
— Чушь, — отмахнулся он. — Ты просто никому не доверяешь.
Я объяснил, что продавец нуждается в деньгах, дает всем обещания, которые не собирается выполнять, и при этом не считает себя виноватым.
— Он полагает, что мир обязан ему своим существованием.
— Хочешь пари? — предложил мой друг.
— Я поставил сотню долларов на то, что он не получит обещанный товар. Спустя недели три мой друг с мрачным видом вручил мне деньги.
— Ты оказался прав, — буркнул он. — Чек оплачен, а номер его телефона аннулирован. Негодяй меня ограбил.
После этого друзья нередко обращались ко мне за советом по поводу бизнеса или личных финансовых операций. «Должен ли я покупать эту машину?» «Не обчистит ли меня этот торговец?» Я стал тайным деловым консультантом. Люди, консультировавшиеся со мной, редко рассказывали об этом другим. Меня это не заботило. Я знал, что они не хотят признаваться в том, что решая, как им потратить свои деньги, они полагаются на что-то еще, кроме деловых планов или хорошо продуманного семейного бюджета.
Использование моих способностей на благо других было одновременно и испытанием этих способностей. Через очень краткий промежуток времени я мог узнать, хорош был мой совет или нет. Должен с удовлетворением отметить, что на деловом поприще я допустил очень мало ошибок.
Принятие подобных решений помогало мне обрести уверенность в своих силах. Я начал в точности предсказывать исход многих событий. Помню, как я назвал победителей дневных бейсбольных матчей в течение недели и угадал почти всех.
В другой раз, смотря вместе с другом по телевизору игру в шары, я пробовал предсказать, чем кончится каждый бросок, и оказался прав на девяносто пять процентов.
— Поразительно! — воскликнул мой друг. — Мы могли бы таким способом зарабатывать деньги.
Слух о моих необычайных способностях быстро начал распространяться. Моя популярность росла. Люди внезапно начали искать моего общества, особенно делая ставки перед спортивными состязаниями. Они приглашали меня на футбольные и бейсбольные матчи и даже на лужайки для игры в шары. Когда я появлялся на бегах, все мои друзья были тут как тут.
Им нравилось выигрывать с моей помощью, а мне, откровенно говоря, нравилось им помогать. Спустя несколько лет после несчастного случая я наконец мог свободно передвигаться. Правда, мне приходилось опираться на трость и носить темные очки, так как мои глаза были крайне чувствительны к солнечному свету. Но я безумно устал от жизни отшельника.
Я возвращался к нормальному существованию. Вместо того, чтобы проводить дни, сидя на диване и беседуя с Существами Света, я стал выходить на улицу и разговаривать обо всем, о чем говорят обычные парни.
Мои способности снискали мне множество новых друзей. Люди приходили ко мне обсудить предстоящие состязания, приносили с собой расписания скачек и футбольных матчей.
Мне нравилось, когда они предлагали сходить со мной куда-нибудь. Иногда мы ходили в бар или ресторан, где наблюдали за игрой по телевизору, а иногда отправлялись прямо на стадион или ипподром. Хотя со мной приходилось возиться, их обращение не оставляло желать лучшего.
Бывало, друзья просто выводили меня прогуляться. Однажды трое моих приятелей повезли меня в Джексонвилл во Флориде, чтобы я мог переменить обстановку.
Это был акт бескорыстной дружбы. Мое состояние не располагало к подобной поездке, и я в какой-то мере являлся обузой для приятелей. Я весил около семидесяти двух килограмм и все еще периодически падал в обмороки. Я мог сидеть и разговаривать, а в следующую секунду грохнуться лицом вниз. Во Флориде я мог умереть прямо посреди собачьих бегов. Поэтому, взяв меня с собой, ребята доказали, что по-настоящему заботятся обо мне.
Я решил оказать им услугу и попросил дать мне программу собачьих бегов. Взяв список, я отметил в нем тех собак, которые должны были победить. Я определил это, глядя на фотографии. Не знаю, каким образом, но мне это удалось.
К концу дня мы выиграли более трех тысяч долларов. Все были счастливы, включая меня. Я смог отблагодарить друзей.
Постепенно я начинал понимать определенные нюансы моих способностей. Например, я осознал, что если событие касалось живых существ — людей, собак, лошадей, — то мои шансы на правильное определение его исхода возрастали вдвое. С другой стороны, я не мог предсказать, где остановится колесо рулетки, но стоя перед играющими в очко, обычно угадывал карту, лежащую лицом вниз. Мне было необходимо общение с живым существом, и чем это существо эмоциональнее, тем лучше.
Короче говоря, я способен общаться с людьми, а не машинами. Человеческие воля и опыт играют важную роль в процессе моего восприятия.
Как-то раз я заставил искренне уверовать в мои возможности одного болельщика. Мы смотрели футбольный матч, и его команда вела в третьей четверти со счетом двадцать один — ноль. Болельщик был вне себя от радости. Он поставил крупную сумму на выигрывающую команду и предвкушал получение целой кучи денег.
Но я чувствовал, что его оптимизм преждевременен. Что-то на экране телевизора подсказывало мне, что в игре наступит поворот и команда, побеждающая сейчас, проиграет с разницей в одно очко, и что для болельщика день закончится скверно.
— В игре будет перелом, — предупредил я его. Он сердито посмотрел на меня.
— Не говори так, а то это и вправду произойдет.
— Это уже произошло. Твои ребята выдохлись.
Постепенно стало очевидным, что я прав. После четырех тачдаунов команда болельщика оставила поле побежденной, и он указал мне на дверь.
— Ты приносишь неудачу, Дэннион. Если бы не ты, они бы выиграли.
Но я был ни при чем. Я был всего лишь вестником грядущих событий. Каким-то образом я ощутил степень сосредоточенности, силы и уверенности обеих команд. Эти факторы скомбинировались в моем мозгу и дали мне знать, кто победит. Меня самого удивляло случившееся, но я понимал, что это всего лишь побочный продукт происходившего в духовном мире.
Я никогда не был игроком. Меня не интересовали ни карты, ни бега, и я не заключал пари на исход футбольных матчей. По правде говоря, я не любил даже смотреть футбол. Даже теперь я редко выдерживаю более двадцати—тридцати минут наблюдения за какой-нибудь игрой.
Но тогда я не мог игнорировать появившиеся способности. Меня интересовало, с какой целью мне их даровали? Каким образом мне следует ими пользоваться? Я начал спрашивать мнение друзей и получил множество разнообразных ответов.
— Используй это, чтобы выиграть побольше денег, — посоветовал один приятель.
— Тогда ты сможешь наслаждаться жизнью и ни о чем не заботиться, — подхватил другой.
Однако третий друг предложил добывать деньги не только для себя.
— Когда ты заключаешь пари, сделай ставку для какого-нибудь бедняка. Тогда ты поможешь и другим.
Но большинство предложений сводилась к следующему:
— Помоги мне добыть побольше денег, а я пожертвую половину на благотворительные цели.
Я делал это много раз, но люди, которым я помогал, никогда не выполняли своих обещаний. Они тратили все деньги на себя, придумывая различные оправдания.
Приведу пару примеров.
Однажды ко мне явились учитель и врач из другого города. Они слышали обо мне и просили помочь им выиграть несколько пари, которые они заключили в связи с колледжскими футбольными матчами.
— Я сделаю это при одном условии, - ответил я. - Если вы выиграете более тысячи долларов, то обещаете пожертвовать половину на приюты для бездомных.
Они сразу же согласились. Я стал смотреть расписание игр. Через час они сделали ставки и в итоге выиграли больше пяти тысяч.
Спустя две недели они пришли снова.
— Вы пожертвовали половину на приюты? — спросил я.
К их чести, они сказали правду.
— Нет, — ответил учитель. — Но обещаем, что в следующий раз пожертвуем почти весь выигрыш.
Но я решил больше не помогать им, что явно обидело обоих.
— Один раз дурак, а два раза идиот, — сказал я. — Если вы не пожертвовали деньги в первый раз, то безусловно не сделаете этого во второй.
А вот еще один пример. Знакомый пригласил меня в ресторан. Мы сидели за столиком и смотрели по телевизору футбольный матч. Ему хотелось заключить пари и еще больше хотелось выиграть.
Он начал цепляться ко мне. Сначала я молчал. Потом меня осенило.
— Я скажу вам, на кого ставить, если вы отдадите половину выигрыша бродяге, который околачивается у почты.
Игрок подумал и кивнул.
— Почему бы и нет? Так будет по-честному.
Я сообщил ему, кто выиграет, и мы с интересом наблюдали за матчем, завершившимся в пользу его команды.
Он радовался победе и заказал всем выпивку. Прежде чем принесли заказ, я отошел в туалет. Когда я вернулся, то увидел, что он вышел из ресторана и свернул в противоположную сторону от почты.
— Ему срочно понадобилось домой, — сообщил мне один из парней за столиком. — Но он просил передать вам свою благодарность.
Из всех людей, которым я помог выиграть, лишь немногие жертвовали на благотворительность. Если они давали какие-нибудь объяснения тому, что не выполнили обещание, то эти объяснения не выдерживали никакой критики. Им деньги нужнее, чем благотворительным организациям. Они слышали, что эти организации плохо распределяют деньги. Или же: «Тот бродяга все истратит на выпивку».
Я хотел бы сказать, что не понимаю чувства этих людей, но не могу этого сделать. Я не могу их обвинять, не обвиняя при этом самого себя. Ведь я так же, как и они, тратил выигранные деньги на себя, используя в качестве оправдания разные предлоги, в том числе тот, который был недоступен другим: вследствие удара молнией я заслужил те деньги, которые даровали мне Существа Света.
Несмотря на выигрыши, я чувствовал себя чужим в мире азартных игр. Он никогда не был моим миром, и я понимал, что никогда не будет. Частично дело было в моих родителях. Они всегда возражали против игр на деньги, справедливо полагая, что шансы выиграть очень малы. Хотя теперь шансы были в мою пользу, их слова звучали у меня в ушах: «Играя, ты тратишь свой талант и, что еще хуже, тратишь свое время. Используй его на настоящее дело».
К тому же мне недоставало терпения, чтобы быть игроком. Я должен был проводить слишком много времени, изучая программы бегов и обдумывая исходы других состязаний. Откровенно говоря, меня это не слишком интересовало. Хотя я таким способом делал деньги, это казалось мне пустой тратой времени.
Самым худшим были люди, для которых игра была смыслом существования. Сначала мне просто нравилось выходить из дома, кто бы меня ни сопровождал. Но постепенно я осознал, что игроки живут в грязном и циничном мире. Возможно, раньше я сам принадлежал к этому миру, но теперь для меня многое изменилось. Мой опыт умирания трансформировал меня каким-то непостижимым образом. Я точно знал, что не принадлежу к миру игроков, но в то же время не понимал, к какому именно миру я принадлежу.
В течение семи месяцев я много играл и выиграл много денег. Я купил новую машину и много других вещей, которые раньше мы не могли себе позволить.
Для меня стало обычным делом возвращаться домой после очередной такой авантюры с деньгами

для оплаты всех счетов. Как вы можете себе представить, это меня весьма радовало. Я чувствовал, что наконец выздоровел. Мы прожили год, в течение которого я был не в состоянии работать. Но теперь, хотя счета от врачей продолжали поступать, я как бы начал вновь зарабатывать на хлеб.
Я пытался оправдать игру добычей денег. Что дурного в том, если я использую свои странные способности, чтобы встать на ноги? Я заслужил это после того, как практически умер. Пришел мой черед делать деньги, неважно каким способом.
Но в действительности я начинал ненавидеть свой способ заработка. Мое духовное «я» сознавало, что мои поступки не имеют оправдания.
 

!