Глава 14 Направляющий свет

Я отправился домой сооружать Центры. .Ж -Ж. В течение двадцати лет я следовал указаниям Духовных Существ. Они велели мне построить один из Центров к 1992 году. Долгое время я понятия не имел, как это сделать, однако это произошло в «Театре Разума» доктора Моуди.
Следующей датой, которую назначили мне Существа Света, был 1997 или 1998 годы. К этому сроку я должен был завершить собственный Центр. Не знаю, почему мне определили именно эту дату, но Существа Света двадцать лет не позволяли мне отклоняться от графика, поэтому я не ожидал, что они позволят мне сделать это в будущем.

— Меня не интересует, что думает мир о моей миссии, — говорил я людям, которые меня критиковали. — Я делаю то, что мне велят делать Существа Света. Они держат свое слово, а я держу мое.
Я начал переделывать свой дом в Эйкене, в Южной Каролине. Он вполне заслуживал того, чтобы стать первым Центром. Дом был построен в 1840 году первым дипломированным фармацевтом в Южной Каролине, который использовал корни и травы для приготовления многих лекарств. У меня есть его рецепты, каким-то образом уцелевшие в доме. Позднее здесь поселилось двое врачей. Теперь я превратил дом в место для исцеления духовных недугов.

В этом предприятии мною также руководили Духовные Существа. Во время первого присмертного опыта мне продемонстрировали восьмиступенчатый процесс, который должен привести к духовному развитию. Я знал, что Центры должны содержать эти восемь ступеней.
Во время второго опыта мне показали обстановку, подходящую для Центров. Существо Света перенесло меня на величественное плато, где стояло массивное здание, напоминающее оранжерею. Мы вошли в это здание, но не через дверь, а через стекло. Это ощущение напоминало движение сквозь плотный туман над океаном.

Туман переливался всеми цветами радуги и источал все ароматы, которые могли ощущаться в саду.
Источниками этих красок были лепестки цветов на длинных стеблях, которые росли рядами в центре помещения. Духовные Существа в серебряных мантиях ухаживали за этими цветами, излучая силу, заставляющую цветы сверкать яркими красками, когда они проходили мимо. Эти краски сияли сквозь похожие на туман стекла, создавая мерцающую многоцветную палитру.

Звуки, ароматы и ощущения создавали чувство покоя и удовлетворения. «Какое странное чувство для мертвого или умирающего», — подумал я.
— Такое чувство ты должен создать в Центрах, — отозвалось Существо Света. — С помощью звуков и энергии ты сможешь заставить людей ощущать то, что ты ощущаешь сейчас.
В своем Центре я попытался воссоздать эту обстановку. Я помнил мысли и впечатления, которые ощущал в небесном царстве, и воспользовался ими, переделывая дом в Южной Каролине.

Я соорудил семь комнат, как мне велели Духовные Существа. Витражи наполняли первую комнату красками, когда сквозь них проникали солнечные лучи. Во второй комнате было установлено биоэнергетическое оборудование вместе с аудио-и видеосистемами для терапии сознания и достижения измененного состояния. Третья комната была обставлена комфортабельной мебелью, чтобы пациенты чувствовали себя как дома и могли непринужденно беседовать.
Кровать занимала целую комнату.
Некоторые люди выражали беспокойство, что Центры в какой-то степени принижают значение религии. В этом нет ни слова правды. Центры — система, а не религия. В них осуществляется процесс духовного исследования без каких-либо религиозных догм. Их цель — воссоздание вашего подлинного «я» и ничего более.
— Подумайте сами, — говорю я скептикам. — Если вы не знаете, кто вы на самом деле, откуда вам знать, какой церкви вы принадлежите?

По завершению Центра я продолжил работу с пациентами. Большинство из них по-прежнему составляют смертельно больные. Некоторых я подвергал процедурам по полной программе и всегда поражался результатам. Такие пациенты, как правило, мучились от боли и страха. После прохождения через программу Центра эти чувства всегда ослабевали, хотя, разумеется, не исчезали полностью.
Конечно, я имел дело не только с умирающими. Именно этого хотели Существа Света. Миссия, которую они мне поручили, состояла в том, чтобы изменить мыслительный процесс людей, научить их полагаться на свое духовное «я», а не на церковь и другие институты. Я не мог бы достигнуть этой цели, работая только с умирающими. Мне нужно иметь дело и с людьми, которым предназначена долгая жизнь.
Некоторые из моих пациентов забыли о том, что они духовные существа, из-за постоянного напряжения, в котором живут. Другим не дают покоя мысли о прошлом. Третьи сами не знают, почему пришли ко мне, но процедуры помогают им.
Вот несколько примеров.

Однажды ко мне явилась японская журналистка взять у меня интервью о присмертных опытах. Она часа два расспрашивала о том, что произошло со мной, делала записи и часто прерывала меня, чтобы получить более подробный ответ.
Я рассказал ей о Центрах и Духовных Существах, которые меня инструктировали. Это ее заинтересовало. Узнав, что в Центр можно попасть, выйдя через черный ход и пройдя через двор, она попросила, чтобы я показал его ей.
— Если вы позволите, я испытаю его на себе, — сказала она. - Но предупреждаю, что я не из тех, на кого действуют подобные вещи.
Меня это не заботило. Самое меньшее, что она почувствует, пройдя через программу, это глубокую релаксацию, а самое большее - то, что ощущали космонавты в «Правильном Поведении». Я ответил, что с удовольствием позволю ей попробовать программу на себе.
Так как время у нее было ограничено, я использовал только четыре ступени. Мы поговорили о ее семье, я сделал ей легкий массаж, чтобы помочь расслабиться, а потом уложил ее на кровать. Когда она начала ритмично дышать, я рассказал ей о значении дыхания.
— С помощью дыхания мы связываемся с духовным миром. Когда вы делаете это осознанно и сосредоточенно, то начинаете соприкасаться с духовной стороной жизни.

Когда журналистка приготовилась, я включил кровать и другие приспособления. Я медленно увеличивал мощность и видел, что процесс релаксации усилился, как только звук начал вибрировать в ее теле. К тому времени, когда энергия кровати достигла максимальной силы, женщина погрузилась в состояние глубочайшего расслабления.
По окончании сеанса минут через сорок пять журналистка проснулась с выражением блаженства на лице. Несколько секунд она молча сидела, собираясь с мыслями, потом рассказала мне о своем опыте.
Женщина погрузилась в глубокую тьму и почувствовала, что быстро движется. Потом она оказалась среди скоплений мерцающих звезд, в голубоватой атмосфере, постепенно переходящей в серую.

Наконец перед ней предстали Существа Света. У них не было лиц — только светящиеся силуэты.
Затем появился храм, похожий на мраморный. Женщина без колебаний вошла внутрь. В середине комнаты находились Существа Света, работающие над каким-то проектом.
Увиденное журналисткой меня озадачило. По ее словам, Существа собирали «архитектурные модели Вселенной».
Женщина описала свое духовное путешествие абсолютно спокойно. Ни на момент она не думала, что ей это снится.
- Сон вы не в состоянии контролировать, — объяснила она. — А я могла останавливаться и смотреть на то, что меня интересовало. Я контролировала свои действия так же, как сейчас.
Внезапно ее взгляд стал мечтательным, а на губах заиграла улыбка. Я спросил, не хочет ли она после такого опыта сходить в больницу.
— Нет, я хочу побывать там снова, — ответила журналистка, указывая на кровать. - Такого покоя я не испытывала много лет.

В Центре распутывались клубки жизни.
Это стало мне ясно в тот день, когда семидесятилетний старик пришел «посмотреть, что произойдет». Его не интересовал самоанализ. Но недавно у него обнаружили рак, и старик ощущал необходимость заглянуть в себя.
Я объяснил ему назначение Центра и предположил, что ослабление стресса в любом случае облегчит его состояние.
— Не думаю, что кто-нибудь испытывает большее напряжение, чем больные раком, — сказал я.
К тому времени, когда старик прошел первые ступени программы и лег на кровать, он уже сильно расслабился. Я ненадолго вышел из комнаты, думая, что он спит. Когда я вернулся и сказал старику, что пора вставать, он заявил, что не спал, а побывал «в ином мире».
Первый образ, представившийся ему, был цветок. Присмотревшись, он увидел, как соединяются различные части цветка.
Вглядевшись пристальнее, старик понял, что цветок — это его жизнь. Он увидел своих детей, жену и наконец самого себя.
Старику все это не понравилось — особенно то, как выглядел он сам. Перед ним предстало обозрение его жизни.
— Мне стало ясно, что я изменился с годами, притом не в лучшую сторону, — говорил он, сидя на краю кровати. — Моя жена страдала алкоголизмом, а я пытался не обращать внимания. Мне следовало помочь ей, я делал вид, будто этой проблемы не существует.
Старик плакал, рассказывая мне об этом. Неумение помочь жене справиться с пьянством пробудило в нем злобу на самого себя, а потом и на детей. Теперь у него осталось мало времени, и ему хотелось все исправить.
Вместо того, чтобы отправиться домой и заявить, что стал другим человеком, старик просто стал постепенно изменяться в лучшую сторону, как раньше менялся в худшую. Он старался больше улыбаться и меньше брюзжать.

Однажды ко мне пришла женщина. Она не знала, почему явилась сюда и кого хотела увидеть. Обычно я отказывался от таких пациентов, так как предпочитал тех, кто имел определенные намерения. Но так как женщина тоже работала в хосписе и обнаруживала признаки стресса, я разрешил ей попробовать систему.
Я рассказал женщине о программе, по которой работает Центр, о роли дыхания в духовном общении, потом помог ей расслабиться и сосредоточиться на дыхательном процессе, чтобы достичь глубокой релаксации. Затем я уложил женщину на кровать и включил аппаратуру. Проснувшись, она поведала мне об увиденном.
— Ко мне пришел мой отец. Он сказал, что сожалеет о происшедшем, и передал, что с ним все в порядке.
— А где ваш отец? — озадаченно спросил я.
— Он покончил с собой четыре года назад, — ответила женщина. — Последние два года я даже не думала о нем.
Заплакав, она сказала, что уверена в реальности происшедшего.
— Я винила себя в смерти отца, так как считала, что могла сделать его счастливее.
Теперь напряжение исчезло. Женщина услышала из уст отца, что он сам виноват в случившемся и что он теперь так счастлив, как никогда не был.

Когда я работаю в Центрах со смертельно больными пациентами, то стараюсь помочь им увидеть обозрение своей жизни. Некоторые считают, что до наступления смерти обозрения бесполезны.
— Они не могут изменить мою жизнь, — говорят они, - а я почти готов умереть. Какой же в этом смысл?
Мой ответ прост. Цель обозрения под конец жизни — стать духовным существом. Такая эволюция важна даже перед смертью.
Приведу вам пример.
В доме престарелых я познакомился с человеком, которого буду называть Джек. Ему недавно исполнилось семьдесят, но из-за диабета он выглядел гораздо старше. Болезнь лишила его обеих ног, вызывала обмороки и сердечные приступы, повторявшиеся все чаще.
Я убедил врачей позволить мне забрать старика на день и привел его в Центр. Рассказав мою историю, я объяснил ему процесс уменьшения стресса. Потом я уложил его на кровать и помог увидеть обозрение жизни.
Сначала я думал, что его печаль в основном вызвана болезнью. Большинство умирающих впадает в глубокую депрессию. Но после беседы с ним мне стало ясно, что основная причина не в заболевании, а в том, что старика не навещает никто из его детей. Так как их у него было восемь, это могло означать только одно — он был плохим отцом.

Сперва мне казалось, что он ошибается. Но когда старик рассказал об отношениях с детьми, я поверил, что он и в самом деле был жесток к ним.
Старик говорил, что бил детей за маленькие поступки, а иногда запирал в кладовую, чтобы показать, кто в доме хозяин. Когда он напивался, то избивал их без всякой причины.
Рассказ не вызвал во мне особого сочувствия. Но я считал, что должен ему помочь.
Обозрение расстроило его. Старик видел со стороны свои глупые и жестокие поступки, многие из которых успел позабыть. Он смотрел на себя глазами восьмерых детей, которые его не уважали и, что самое худшее, не имели никаких причин уважать. Теперь, к концу жизни, старик осознал, что перенес на детей злобу, которую испытывал к своему отцу, и боялся, что они в свою очередь могут перенести эту ненависть на своих детей.
— Это темная сторона жизненного цикла, — сказал я ему. — Иногда мы становимся такими же, кого ненавидим, а потом ненависть передается из поколения в поколение.
В следующие несколько дней я был рядом с Джеком. Он позвонил каждому их своих детей и попросил у них прощения. Некоторые из них вскоре навестили его, а двое были с ним, когда он умирал.
Помогло ли Джеку обозрение жизни перед самым ее концом? Безусловно. Он не только осознал источник своих проблем, но и сумел разрешить их, извинившись перед своими детьми.

До некоторой степени это предотвратило дальнейшую передачу ненависти — во всяком случае уменьшило ее интенсивность. Это также облегчило кончину Джека. Не сомневаюсь, что в жизненном обозрении, происшедшим перед самой смертью, он вновь увидел свою попытку улучшить отношения с детьми.

История Центров длится уже двадцать лет. Это история о мире и страхе, жизни и смерти, вере и доказательстве. Годами я двигался вслепую, следуя инструкциям, которые я мог видеть или слышать. Но Существа Света никогда не бросали меня и всегда вели по верному пути. Поэтому я считаю Центры не своим творением, а лишь тем, что мне поручили создать.
Думаю, мне поручили эту работу, так как я знаю, что значит бояться, смотреть в лицо смерти и посещать иной мир, а самое главное — возвращаться назад и вновь смотреть в лицо жизни.
Основное назначение Центров — помощь тем, чье пребывание в этом мире подходит к концу. Центры создают для них промежуточное пространство между реальным и духовным миром. Благодаря программе, умирающий может столкнуться лицом к лицу с тем, к чему должен быть готов — со смертью.

Для некоторых — это пребывание вне своего тела и достижение новых уровней понимания посредством измененных состояний сознания. Для других — контакт с умершими любимыми, которые ждут их в ином мире.
Все подобные опыты уменьшают напряжение и облегчают умирание, особенно если иного выбора нет.
Другая цель Центров — снятие стресса у тех, кто заботится об умирающих, включая членов семьи и работающих в хосписе. Люди, ухаживающие за тяжело больными, испытывают колоссальное напряжение. Я имею в виду не только врачей и медсестер.
Во время пребывания в больнице мне больше всего помогали люди, которые меняли простыни и переворачивали меня, когда я был парализован. Они больше других разговаривали со мной и облегчали мое существование. Программа предназначена для них в той же степени, что и для врачей и сестер.

Сейчас я работаю над вторым Центром, который позволит людям, живущим в состоянии стресса, контактировать со своим духовным «я» без религиозных догм.
Я строю Центр возле атомной электростанции на реке Саваанна — одной из крупнейших в стране - в районе, где жители крайне подвержены заболеваниям, которые связаны со стрессом. Южная Каролина, например, занимает первое место среди штатов по сердечным болезням. Федеральное правительство признает, что люди, работающие на предприятиях, связанных с ядерной энергией, или живущие рядом с ними, испытывают самое большое напряжение.

Я планирую ввести этот Центр в действие в 1997 году.
Меня радует то, что это наконец будет клиника, доступная очень многим. За последние двадцать лет я часто слышал, что Центры нужны очень многим. Они не связаны с какой-либо религией. Это вось-миступенчатая программа приспособлена для нужд каждого человека. Одни проходят через небесные туннели; другие видят ангелов. Одни просто чувствуют, что их просветили; другие отправляются в древние страны и видят вещи, о существовании которых никогда не подозревали.
Центры дают нам шанс отделить умственную и физическую стороны жизни от духовной стороны.

Программа позволяет вам проникнуть в ваше духовное «я», а ему — в вашу умственную и физическую жизнь. Когда это происходит, вы начинаете исследовать вашу духовную сущность так, как никогда не могли исследовать раньше.
Осознав, что есть нечто более важное для вас, чем политика, экономика и религия, вы становитесь сильнее и понимаете самое важное: в основе каждого из нас могущественное духовное существо.
Большинство из нас забыли об этом, и Центры помогут вспомнить о нем.
 

!