Глава 10 Духовный чек на оплату

Сейчас моя основная миссия — умирать вместе с людьми. Одна из наших величайших проблем — страх перед смертью. Этот страх, возникающий вследствие нашего непонимания смерти, заставляет ежегодно умирать в одиночестве миллионы людей. По-моему, это грех, не говоря уже об упущенных возможностях духовного развития.
Когда я говорю, что «умираю» вместе с кем-то, на меня обычно бросают странные взгляды. Но я не имею в виду, что умираю в буквальном смысле. Каждый умирает по-своему точно так же, как все мы по-своему горюем и переживаем различные травмы.
Помогая людям совершать переход в мир иной, я действую в качестве духовного компаньона. Я провожу вместе с умирающим не менее двух часов в неделю. Если он слишком устал, плохо себя чувствует или сердит, чтобы разговаривать, я просто остаюсь с ним и забочусь о его физических нуждах.
Только в одном я никогда не уступаю пациентам: если больной требует, чтобы я удалился, я остаюсь в комнате.
— Вы можете целый час смотреть в стенку, — говорю я упрямцу, - но я не уйду, пока не наступит ваше время.
Постепенно у него возникает желание поговорить. Конечно, больной может некоторое время игнорировать меня или даже ругать, но мое упорство делает свое дело. Обычно после трех визитов я становлюсь для умирающего желанным гостем.
Вот что в действительности означает «умирать вместе с кем-то».
В эти минуты мы, живые, начинаем понимать, что являемся могущественными духовными существами, а не просто людьми. Земные проблемы, окружающие нас, становятся менее важными. Нас уже не донимают неприятности на работе и домашние неурядицы. Умирая вместе с кем-то, мы видим, что наша духовная натура жива и здорова. Мы постепенно теряем страх перед смертью, обретая одновременно радость жизни.
Все это исходит от людей, которые в благодарность за потраченное вами время не могут дать ничего, кроме любви. «Уход за умирающими окупится сполна, — говорил я многим. — Возможно, это произойдет не в реальном, а в духовном мире, ибо эта работа связана с ним».
В тот период, когда я пишу эти строки, я «умираю» вместе с тремя очень разными людьми. Одна из них, владелица бакалейной лавки, страдала опухолью мозга, при нашей первой встрече плакала и боялась смерти. Теперь она смеется, хотя все еще испытывает страх.
Второй — пожилой мужчина, больной раком легких. Он видит духов в своей комнате. Сначала их присутствие пугало его, но я научил его, как с ними обращаться. Теперь он приветствует их, как друзей, и знает, что они будут с ним, когда придет смерть.
Третья - женщина средних лет. Ее сердце медленно сдает после приступа, случившегося пять лет назад. Я познакомился с ней, когда она умирала от пневмонии. Будучи сердечником, я хорошо знаю, что такое боль в груди, не дающая дышать. Однажды я заглянул к этой женщине, чтобы рассказать ей то, что мне известно о сердечных болезнях и о смерти. Она пригласила прийти меня снова, так как ей захотелось еще раз послушать эти странные, но утешительные истории. Теперь женщина не боится смерти. Она готова покинуть становящееся бесполезным тело, пока же она работает в доме для престарелых, отвечает на телефонные звонки.
Позвольте представить вам некоторых из тех, кто выдал мне мой духовный чек.

Хелен было за семьдесят, когда врач обнаружил, что причина ее головных болей — опухоль мозга. Первой ее реакцией на это был вопрос: «Неужели нет отдыха для усталых?» Потом она вернулась в свою бакалейную лавку и проработала там до конца дня.
Это было нелегко, но Хелен — мужественный человек. После смерти мужа она одна заботилась о лавке. Помимо ежедневных записей в книге, уборок, расстановки товаров на полках и сидения у кассы, у Хелен была трудная задача собирать деньги с тех, кому она продавала в кредит.
В течение нескольких месяцев операции по удалению опухоли постепенно лишали ее сил. Хелен могла работать в магазине только в кресле на колесах. Будучи не в состоянии заботиться о себе, она в конце концов переехала в дом для престарелых.
Там я и познакомился с ней. Дочь Хелен хотела, чтобы я поговорил с ее мамой.
— Она настолько подавлена, что даже не смотрит на меня и все время сердится. Мы не хотим, чтобы она умерла в таком состоянии.
Я отправился навестить Хелен.
— Привет, я Дэннион Бринкли, — представился я. Сначала мне показалось, что у нее нечто вроде апоплексического удара. Хелен смотрела в потолок и молчала, словно я и не существовал вовсе. Но вскоре я понял, что она нарочно меня игнорирует. Ей хотелось побыть одной.
Другие могли бы обидеться, но не я. Мне было известно, какие страдания причиняет болезнь и как злит умирающих, когда их беспокоят.
— Я просто посижу здесь, — сказал я и в первый день действительно сидел молча.
Следующие два дня прошли так же. На четвертый день я изменил подход. Я привел с собой другого добровольца, вызвавшегося ухаживать за умирающими, и сказал Хелен, что тренирую его. Я стал объяснять, как ухаживать за пациентом вроде Хелен, который не в состоянии ходить и даже поворачиваться в постели. Я притворялся, будто верю, что Хелен не интересует наше присутствие.
— Спасибо, что позволили нам прийти, — поблагодарил я, когда мы собрались уходить.
Она махнула мне рукой и сказала:
— Возвращайтесь, и мы поговорим.
Когда я вернулся, мы стали беседовать о бакалейном бизнесе. Так как моя семья занималась им в Южной Каролине более сотни лет, у нас было о чем поболтать. Обсудив общие интересы, Хелен перешла к своей болезни.
— Я знаю, что скоро умру, но никто не разговаривает со мной об этом. Даже доктор утверждает, что еще есть надежда, но я вижу по его глазам, что он сам в это не верит. Почему они не могут просто сказать мне правду?
— Большинство людей не в состоянии говорить о смерти, потому что они считают ее ужасной, — ответил я. — Но я побывал в ином мире и смотрю на это с большим оптимизмом.
Я рассказал ей свою историю от начала до конца, а также истории других людей, побывавших, подобно мне, на пороге смерти. Я описал ей при-смертный опыт — как ей предстоит, пройдя сквозь туннель, очутиться перед умершими близкими и Существами Света. Про родных и друзей мне рассказывали другие — меня же приветствовало только Существо.
— Во время моих двух опытов я не видел никого из родственников — даже мою мать, — сказал я. — Очевидно, ни один из тех, кто знал меня при жизни, не захотел встретиться со мной снова. Но если бы я увидел маму, то никогда бы не вернулся назад.
Потом я рассказал ей об обозрении жизни, о том, как она вновь увидит всю свою жизнь. Но на сей раз она почувствует, как ее поступки действовали на окружающих.
— Над этим мы можем поработать прямо сейчас, — сообщил ей я. — Вы увидите панорамное обозрение вашей жизни, когда умрете. Давайте побеседуем о том, как будет выглядеть это обозрение.
С этого момента наши отношения изменились. Хелен знала, что я не собираюсь лгать ей относительно ее шансов выжить. Посмотрев в лицо правде, мы преодолели самое большое препятствие и стали друзьями. Теперь мы начали говорить о любви и ее семейной жизни. Мы обсуждали мечты и надежды, ставшие реальностью, а также неудачи и разочарования. По нескольку часов в день мы переживали жизнь Хелен заново.
Панорамное обозрение жизни куда значительней «домашнего кино». Человек, переживающий такое обозрение, чувствует, как к нему относились люди и как он влиял на события. Например, он не просто видит то, что сделал другим, но знает, что они ощущали. Происходит цепная реакция чувств — понимание реакции окружающих влияет на реакцию человека, созерцающего обозрение.
На людей, переживших присмертный опыт, самый большой эффект производит панорамное обозрение жизни. Хотя прохождение сквозь туннель, встреча с покойными родственниками и купание в мистическом Свете также оказывают мощное воздействие, именно обозрение позволяет людям почувствовать, кто они и как они вписываются в окружающую действительность. Оно дает нам возможность видеть наши поступки и воплотиться в каждого, с кем мы когда-либо встречались. Оно также дарует нам истинное понимание справедливости и равенства. Вы становитесь судьей и выносите приговор собственным поступкам.
— С помощью этого опыта, — сказал я Хелен, — вы узнаете, как влияли на окружающий мир.
Все это принесло Хелен колоссальное облегчение. Хотя физически она продолжала чувствовать себя все хуже, ее настроение улучшилось. Хелен все еще испытывала чувство гнева к приближающейся смерти, но оно уже было не таким горьким.
— Я навещала ее сегодня, мама так смеялась. Я не видела ее такой с тех пор, как была ребенком, — сообщила дочь.
Я изменил мысли Хелен относительно ее судьбы и сделал ее последние дни на Земле более приятными, но эта радость взаимна. Умирая вместе с кем-то, вы впитываете его любовь так же, как он впитывает вашу.

Каждый умирающий пациент нуждается в разных вещах. Если дать ему достаточно времени, он сам скажет, что ему нужно. Рейли умирал от рака легких, распространившегося на мозг. Он, как и многие другие умирающие, не хотел затрагивать тему смерти. Хотя Рейли знал, что зарегистрирован в хосписе, ему не хотелось мириться с фактом, что жить осталось недолго.
Каждый раз, когда в палату входила медсестра, Рейли напоминал ей, что он фигурирует под кодом три — это означало, что в случае остановки сердца его нужно срочно везти в отделение реанимации и пытаться оживить.
— Поговорите с Рейли, — сказала мне одна из сестер. — Он боится, что мне с ним не справиться.
Я вошел в его палату и спросил:
— Как дела?
— Превосходно, — ответил он.
Через несколько дней его отношение к моему приветствию начало меняться.
— Я ждал вас, — говорил он. — Мы можем поговорить?
Час мы беседовали о смерти. Эту тему Рейли раньше не обсуждал ни с кем. Он спросил, что произойдет, когда мы умрем, и я рассказал ему свою историю вплоть до того, как меня привели в Хрустальный город со стеклянными соборами, светящимися изнутри. Описал, как в одном из этих соборов я благоговейно взирал на белый подиум, контрастирующий с яркой гаммой цветов, которые переливались на стене позади него.
— Внезапно подиум наполнился Существами Света, — продолжал я. — Они были прекрасными и величественными; от них исходил свет добра и разума.
Рейли прервал меня.
— Я тоже видел эти Существа. Сначала я испугался, но теперь знаю, что они не причинят мне вреда. Я вижу их в комнате пару раз в день. Это те самые, с которыми вы встречались в духовном мире?
Я объяснил ему, что рак мозга может вызывать галлюцинации, но, как правило, страшные или смутные.
— Если то, что вы видели, излучало добро, значит, это не галлюцинация. Возможно, кто-то приходит облегчить вам переход в иной мир.
В течение следующих нескольких дней в Рейли происходили поразительные изменения. Страх перед смертью значительно уменьшился, и его уже не беспокоили Существа, которых мог видеть только он. Рейли сказал своему врачу, что может спокойно смотреть в лицо смерти. Вскоре он доказал это, разрешив перевести себя под код один, означавшем, что в случае смерти не требовалась реанимация. Он начал контролировать свою жизнь в такое время, когда большинство людей теряют над ней контроль.
Сейчас Рейли гораздо спокойнее - даже боли несколько уменьшились. Под конец жизни он примирился с самим собой.

Выживание не является показателем успеха при уходе за умирающими, но когда оно происходит, это чудесно. Для Бонни это означает, что она проведет с нами еще несколько радостных и счастливых лет. Думаю, это также произошло потому, что она преодолела страх перед смертью.
Бонни — пациентка одного из домов для престарелых, которые я посещаю. Она была здоровой до семидесяти лет, когда у нее произошел сердечный приступ. С тех пор она потеряла много энергии, а вместе с ней и волю к жизни. В течение нескольких месяцев Бонни становилась все более подавленной и все реже вставала с постели. В конце концов у нее развилась пневмония и полностью пропал аппетит.
— Пришло время умирать, — заявила она одной из медсестер. Вскоре медсестра позвонила мне.
Бонни рассмеялась, когда я пришел к ней в палату.
— Говорят, что смерть всегда следует за визитом Дэнниона Бринкли, - сказала она. — Поэтому добро пожаловать.
Я взял Бонни за руку и определил, что она умирает не от болезни, а от вызванной ею потери жизненных сил. Боли в груди и сердечная слабость высасывали из нее энергию. Впервые в жизни у Бонни не хватило физических сил обслуживать себя. Это угнетало ее, она слегла с пневмонией и говорила, что хочет умереть.
В действительности это было не так.
Настроившись на ее дыхание и держа Бонни за руку, я закрыл глаза и увидел эпизоды ее жизни. Парапсихологические способности присущи многим людям, перенесшим присмертный опыт. Они прекрасно описаны такими учеными, как доктор Мелвин Морс, автор книги «Ближе к Свету», и доктор Кеннет Ринг, автор «Движения к Омеге». Эти способности проявляются по-разному у разных людей. Лично я, прикасаясь к кому-нибудь, начинаю видеть то, что называю «домашним кино». Это произошло в тот день с Бонни.
— Не думаю, что вы хотите умереть, — заметил я, посмотрев «фильм». Мы поговорили о том, что я видел. Затем перешли к обсуждению тех аспектов ее жизни, которые остались за пределами «фильма». Бонни рассказала, как ее угнетает то, что она не может никуда ходить. Я объяснил, что существование в ограниченном пространстве может приносить достаточное удовлетворение, чтобы испытывать желание жить. Я знал это, так как испытал подобное на себе.
Бонни призналась, что была испугана моим появлением, так как в доме для престарелых ходила шутка, что я являюсь предвестником смерти.
— Что такое вы говорите людям, отчего они так быстро умирают? - спросила она.
— Я стараюсь изгнать страх перед смертью, — ответил я. Мы говорили о духовных опытах и о поразительных вещах, которые происходят, когда люди умирают. Я рассказал ей, как был удивлен, обнаружив, что наше сознание не исчезает с наступлением смерти, и описал ей то, что я видел и испытал, будучи мертвым.
В течение нескольких дней я навещал Бонни. Она чувствовала себя все лучше. Пневмония перешла в кашель, а потом и вовсе исчезла.
Это произошло менее года назад. Теперь я говорю, что Бонни взяла шефство над своим домом для престарелых. Она сидит за столом в приемной, отвечает на телефонные звонки и показывает дорогу посетителям, пришедшим навестить своих родственников. Бонни чувствует, что проживет дольше, чем думала, но она больше не боится смерти.
— Когда наступит время, я буду рада избавиться от своего тела, — говорит она. — Мне кажется очень интересным плавать в воздухе.
Самое важное в этой истории не то, что Бонни жива, а то, что она этому рада. Рассказы о людях, видевших духовный мир во время присмертного опыта, усиливают желание жить куда больше, чем желание умереть. Я видел такое много раз, а медицинские исследования это подтверждают. Есть немало сведений о людях, которые пытались покончить с собой и которым потом давали читать литературу о присмертном опыте. После этого они никогда не повторяли попыток самоубийства, в то время как среди людей, не читавших этих книг, вероятность повторной попытки увеличивается на пятьдесят процентов.
На этот счет существует ряд теорий. Один известный исследователь предполагает, что во время умирания происходит высвобождение накопленной деструктивной энергии, это действует даже на тех, кто узнает об этом. Другие считают, что расширение духовных знаний увеличивает чувство собственного достоинства.
Я не сомневаюсь ни в одной из этих теорий, но должен прибавить к ним собственную. Мне кажется, что — знания, полученные во время присмерт-ного опыта, уменьшают не только страх перед смертью, но и страх перед жизнью. Спиритуальные приключения тех, кто почти умер, заменяют чувство отчаяния верой, что жизнь продолжается даже после того, как мы покидаем наши «бренные» тела.

Время, проведенное мною с умирающими, я считаю чрезвычайно плодотворным и рекомендую это занятие всем. В последние минуты человеческой жизни, когда не остается места для эгоизма и притворства, истинная любовь сияет как для того, кто отдает свою заботу, так и для того, кто ее получает.
Именно работая в хосписе, я смог отстоять свою точку зрения перед скептиками, рассматривающими нас, как бездушные куски мяса, скопления нейронов и химических реакций. Тот, кто проводит время с умирающими, не может считать их последние

видения простыми галлюцинациями, порожденными страхом перед смертью. Нигде более, чем в этой работе, люди не обнаруживают свою духовную сущность. Когда умирающий доверяет вам свои тревоги и страхи, а вы стараетесь их понять и помочь ему осуществить переход в мир иной, вы испытываете чувство любви, которое делает вас духовным существом.
 

!