Глава 1 Ведомый светом

Человек, который держит кошку за хвост, знает о кошках куда более того, кто просто читает о них.
Марк Твен

С тех пор, как в 1975 году в меня ударила молния, я стал остерегаться грозы. Каждая молния казалась мне возможным убийцей. Я ничего не мог с этим поделать. Даже отдаленный раскат грома внушал мне тревогу, наполняя неуверенностью и болезненными воспоминаниями. «Мне нравилось быть мертвым, потому что на небе я чувствовал себя живым, — часто повторял я. — Просто мне не хочется попадать туда с помощью молнии».
Однако летом 1994 года я едва снова не стал жертвой удара молнии, даже не догадываясь о ее близости.
Это случилось в спокойное для меня время. Я только что закончил пятимесячный цикл лекций и презентацию публикации моей первой книги «Спасенный Светом», так что мне представилась возможность побыть одному. Мой друг предложил мне пожить на его ферме неподалеку от моего дома в Южной Каролине.
В тот день я решил ничего не делать, только читать письма людей, познакомившихся с книгой.
За окном начался дождь. Погода благоприятствовала расслаблению. Закинув ноги на кушетку, я вскоре задремал под шум дождя.
Внезапно зазвонил телефон. Этот звук пробудил меня от глубокого сна. Сколько было звонков — три или четыре? Меня это не заботило. Кто бы ни звонил, он может подождать, тем более что это вообще не мой дом. Я решил не поднимать трубку.
Засыпая вновь, я заметил, что дождь усиливается и почти полностью заглушает звонок телефона. «Трудный денек для жаб», — подумал я. И тогда это произошло. Молния ярко сверкнула, сопровождаясь знакомым шипением и мощным ударом грома. Телефон сразу же перестал звонить.
«Неужели снова?» — мелькнуло у меня в голове. Я выпрямился на кушетке, от страха меня прошиб пот. Я почувствовал запах горелого и даже ощутил во рту кислый вкус.
Я поднялся и медленно прошелся по комнате. Телефон был на полу. Куда же ударила молния?
Осматривая комнату, я не замечал никаких повреждений. Я выглянул в окно и посмотрел на телефонную будку. Дверь ее была открыта, и наружу шел пар.
Я судорожно глотнул и вернулся к дивану. Это едва не произошло опять! Готов ли я к повторению?
Опустившись на диван, я задумался о случившемся. Закрыв глаза, я размышлял о прошлом. Хотя на этот раз обошлось без присмертного опыта, я живо представлял себе подробности моей жизни.
Я думал о самом дорогом — моей матери и других членах моей семьи. Нам пришлось перенести немало испытаний, но мы остались друзьями. Я вспоминал странное путешествие, в которое отправился во время присмертного опыта, и многих людей, на которых повлияла моя история. Мои мысли устремлялись во все более отдаленное прошлое, пока не достигли 1975 года и телефонного звонка от Бога.
Теперь я живо припоминал удар молнией. Мое сердце бешено колотилось. Я погрузился в себя так глубоко, что оказался закрытым для окружающего мира. Я настолько явственно воскрешал в памяти событие, в корне изменившее мою жизнь, как будто оно происходило вновь.

Это было 17сентября 1975года. Мне было двадцать пять лет, и я находился в идеальной физической форме. Было семь вечера — в следующий момент мне предстояло стать мертвецом.
Из окна я видел зигзаг молнии, перечеркнувшей небо с шипящим звуком, который предшествовал удару в землю — «Божьей артиллерии», как называл это кто-то в моей семье. С детства я слышал многочисленные истории о людях и животных, которых ударила молния. Такие истории мой двоюродный дед любил рассказывать по ночам, когда грохотали летние грозы и комнату ярко освещали молнии; они казались мне не менее страшными, чем рассказы о привидениях.
Страх перед молнией никогда не покидал меня. Я хотел поскорее закончить телефонный разговор.
— Слушай, Томми, я должен идти. Начинается гроза.
— Ну и что?— спросил Томми.
Всего несколько дней назад я вернулся из Южной Америки и должен был уладить несколько дел. Когда за окном хлынул дождь, я заканчивал очередной разговор с партнером по бизнесу.
— Томми, мне нужно идти. Мама всегда твердила, чтобы я не разговаривал по телефону во время грозы.
— Значит, ты настолько крутой парень, что делаешь все, что говорит тебе мамочка? — осведомился он.
Она говорила не зря. Следующий звук, который я услышал, был подобен товарному поезду, въезжающему мне в ухо со скоростью света. Электричество пронзило каждую клетку моего тела. Гвозди в моих ботинках накрепко прилепились к гвоздям в половицах, поэтому, когда меня подбросило в воздух, ботинки остались на полу. Я увидел потолок прямо перед глазами и не мог представить, какая сила может причинять такую невыносимую боль и держать меня в тисках, болтающимся в воздухе над собственной кроватью.
Где-то в холле моя жена Сэнди крикнула, увидев молнию и услыхав гром:
— Ударило совсем близко!
Но я не слышал ее слов и узнал о них гораздо позже. Я также не видел выражение ужаса на ее лице, когда она заметила, что я вишу над кроватью. Когда молния подбросила меня в воздух, перед глазами у меня была только штукатурка на потолке.
Возможно, в этот момент мое сердце остановилось. Сэнди начала оказывать мне первую помощь, и вскоре появился Томми. Он раньше служил во флоте, поэтому имел навыки сердечно-легочной реанимации. Они оба трудились надо мной, пока не прибыла «скорая помощь» и не повезла мое тело в больницу. Я отправился туда вместе с телом. Когда машина мчалась по залитым дождем улицам, я отделился от тела и наблюдал за происходящим как бы со стороны. Я видел, как Сэнди плакала надо мной. Потом я услышал слова врача: «Он уходит», когда машина подъезжала к больнице.
Пока врачи и медсестры пытались привести в действие мое сердце, я устремился в туннель, который вился вокруг меня спиралью и вибрировал звуками небесных колоколов.
В туннеле было темно, но впереди маячил свет, который становился все ярче и ярче, когда я приближался к нему. Вскоре я очутился в сверкающем раю, купаясь в свете, заставлявшем меня чувствовать невесомым, как гелий, и любимым, как новорожденное дитя.
Потом появился серебристый силуэт, формирующийся в тумане. С его приближением чувстволюбви становилось настолько сильным, что ему было невозможно противостоять. Япосмотрел на свои руки и то, что осталось от тела. Все было прозрачным и мерцающим, словно вода в коралловом море или шелковый шарф при легком ветерке.
Существо Света, стоявшее передо мной, поражало своим великолепием. Оно выглядело так, будто состояло из тысяч маленьких бриллиантов, каждый из которых переливался всеми цветами радуги. Я не знал, мужчина это или женщина, но ощущал его величие, силу и доброту.
Существо Света словно поглощало меня, и я начинал видеть перед собой всю мою жизнь, все, что когда-либо со мной происходило. Казалось, прорвалась плотина, и все воспоминания, хранящиеся в моем мозгу, хлынули наружу. Мое прошлое проносилось передо мной, и я мог видеть все его эпизоды — как хорошие, так и отвратительные.

Мои двадцать восемь минут смерти включали все эмоции Вселенной. Вместе с духовным вожатым я посетил Хрустальный город и созерцал видения будущего, представленные мне тринадцатью Существами Света. В них содержались сто семнадцать пророчеств, многие из которых сбылись.
Существа продемонстрировали мне изменения, которые произойдут на Земле. Они показали возвышение и падение некоторых стран Ближнего Востока и их причины, предупредили о грядущих на Западе проблемах здравоохранения, экономическом коллапсе доллара и деградации городов. Впрочем, я видел и много хорошего, например в области развития медицины. Существа ясно дали понять, что если мы не обретем вновь духовное начало, то нам не справиться с угрозами, которые несет будущее.
Они объяснили мне, как построить Центры, где человек сможет найти свое духовное «я» с помощью ослабления стрессов, и сказали, что создание этих Центров станет моей миссией на Земле. Позволив ощутить вкус духовного совершенства, они вернули меня назад в мое бренное тело, которое было прожжено ста восемьюдесятью тысячами вольт молнии.
Миллионы людей описывали аналогичные ощущения, испытанные ими во время присмертного опыта. Пострадав от удара молнией, сердечного приступа, автомобильной катастрофы, они выжили, чтобы рассказать о посещении духовного царства.
Они прибывали в то же место и тем же путем, что и я — покидали свои тела и устремлялись в туннель, в конце которого их встречало Существо Света. Они также видели панорамное обозрение своей жизни и воздействие, оказываемое ими на других людей. Те, перед кем предстает подобное обозрение, делают неизбежный вывод: «поступайте с другими так же, как вы бы хотели, чтобы они поступали с вами». Это не просто философия, а закон.
Я считаю, что обозрение жизни во время при-смертного опыта было важнейшим в изменении человеческой личности. Мысли, пробуждаемые такими обозрениями, зачастую мучительны. Например, однажды, будучи учеником младших классов, я подкрался к своему однокласснику сзади и вырвал из-под него коврик, на котором он стоял.
Это застало его врасплох, и он упал лицом вниз на цементный пол. Когда он поднялся, у него шла кровь изо рта - бедняга выбил два передних зуба. В его взгляде не было боли — только изумление.
Во время обозрения моей жизни я снова увидел этот инцидент, но теперь с точки зрения пострадавшего. Я ощутил боль и удивление от внезапного падения на пол и даже оглянулся назад, как сделал тот мальчик, увидев при этом мою ухмыляющуюся физиономию. Мне стало ясно, почему он не закричал и не заплакал. Ему просто не хватало воздуха, чтобы издать хотя бы один звук.
В другой момент я видел себя издевающимся над девочкой — одной из одноклассниц. Я чувствовал ее страх, когда угрожал ей клюшкой. Мне хотелось остановить самого себя, но, разумеется, это было невозможно. Событие уже произошло, и во время обозрения его нельзя было изменить, а можно лишь обдумать.
Конечно, обозрение моей жизни состояло не только из мучительных воспоминаний. Среди них были и приятные, которые в конце концов убедили меня, что любовь — это самое важное на свете.
В одной из таких сцен я видел себя разговаривающим с человеком в лавке моего отца. Я мало его знал. Заметив, что он сильно рассержен, я спросил:
— Что-то не так?
Мужчина стал рассказывать мне о своем сыне-подростке, который абсолютно ничем не интересовался.
— Парень не желает ничего делать, а на мои упреки только огрызается.
— Это всего лишь гормоны, — успокоил я его. — Скажите сыну, что любите его, и дайте ему побыть одному. Он нуждается в том, чтобы чувствовать себя необходимым, но в то же время постоянно ощущает ваше давление.
Мы еще поговорили, и тот человек пошел домой. Во время обозрения я смог последовать за ним и увидеть, как мой совет помог улучшить его отношения с сыном.
Хотя это событие кажется незначительным, оно продемонстрировало мне цепную реакцию событий, которая может последовать за любой встречей — хотя бы самой краткой.
Обозрение показало мне и то, какие разнообразные формы может принимать любовь. Однажды я солгал своей матери и теперь чувствовал резкую боль от ремня, которым она огрела меня по заднице, чтобы отбить у меня охоту лгать ей.
Удар причинил мне физическую и эмоциональную боль. Но теперь я почувствовал и ту боль, которую он причинил матери. Я понял, что она сделала это, любя меня и желая, чтобы я вырос хорошим человеком.

Те, кто, подобно мне, пережили присмертный опыт, особенно сопровождавшийся обозрением жизни, уже никогда не были прежними людьми. Они лежали в больничных койках и задавали себе вопрос, ответ на который помогает получить только вера: «Что произошло, когда я был мертв? Что это означало?»
То же самое было и со мной в дни, последовавшие за ударом молнией. Действительно ли передо мной прошла вся моя жизнь? Пока медсестры делали мне уколы, а врачи в коридоре шептались, что мне не выжить, я спрашивал себя: неужели я и в самом деле побывал в небесном царстве, где города сверкают, как хрусталь, а прекрасные духи сообщают информацию о будущем?
С тех пор я получил все необходимые доказательства того, что в течение этих двадцати восьми минут находился в присутствии могущественных духовных существ. Теперь я шутливо именую удар молнией «телефонным звонком от Бога». Но в те дни я был озадачен случившимся...

Меня оторвал от размышления звук бушевавшей бури. Сначала послышался стук дождя по крыше. Затем небо вновь озарила молния, за которой последовал раскат грома, похожий на барабанную дробь. Несколько минут воздух был настолько насыщен электричеством, что я опасался еще одного
удара.
«Неужели Существа Света возвращаются за мной? — думал я. — Неужели они ищут меня снова? Если да, то готов ли я к этому?»
Внезапно мне в голову пришла новая мысль: такой момент может обернуться не бедой, а удобной возможностью. Я должен этим воспользоваться. Вместо того, чтобы поддаваться страху, я решил прожить вновь последние двадцать лет, обдумать события, убеждавшие меня, что все мы являемся могущественными духовными существами.
Я закрыл глаза и расслабился. Моя память заскользила назад, покуда я не оказался перед тринадцатью Существами Света. Это было в те минуты, когда мое сердце остановилось и по всем параметрам я мог считаться мертвым. Но Существа наполнили меня информацией и вернули на Землю.
Одно за другим передо мной мелькали сто семнадцать видений будущего, которые начали воплощаться в реальность только спустя два с половиной года.
Я никогда не понимал до конца, почему Существа Света предоставили мне возможность видеть будущее. Быть может, чтобы не дать мне сбиться с курса. Зная о том, что должно произойти, я не смогу отступить от порученной мне миссии. Очевидно, я нуждался в постоянной мотивировке, чтобы двигаться к поставленным передо мной целям.
Какова бы ни была причина, то, что мне показали и рассказали Существа Света, начало сбываться. Я помню как сейчас свое волнение, когда серебристо-голубые Существа стояли передо мной, и из груди каждого появлялась коробка размером с видеокассету. Я находился в хрустальном соборе, а коробки жужжали перед моим лицом, демонстрируя поразительные и незабываемые видения будущего.
Например, одна из коробок содержала ужасающее зрелище ядерной катастрофы. Я видел сотни умирающих в красивой лесистой местности возле реки.
Мне передали телепатически дату — 1986 год, а также слово «полынь».
Спустя десять лет я смог ассоциировать это видение с взрывом на Чернобыльской атомной электростанции неподалеку от Киева, в Советском
Союзе. Во-первых, это произошло в 1986 году, а во-вторых, слово «чернобыль» по-украински означает полынь.
Мне показали вторую ядерную катастрофу, которая должна произойти в 1995 году и является еще более зловещей, чем чернобыльская. Я видел тонны ядерных отходов, тайно сливаемые в океан неподалеку от побережья Норвегии. Отходы были сброшены в пяти местах, выбранных высокопоставленными правительственными чиновниками бывшего СССР. Через несколько лет контейнеры начали протекать.
Такой инцидент действительно произошел в феврале 1995 года, после того, как он был описан в моей первой книге «Спасенный Светом».
Ко мне обратились европейские читатели, сообщая, что русские «избавились» у берегов Норвегии от старой атомной субмарины. Оттуда начали вытекать ядерные отходы, это зарегистрировали норвежские мониторы, после чего об этом стало известно прессе.
Я получил много писем и телефонных звонков от многих людей со всего мира по поводу русской субмарины, затонувшей в водах Норвегии. Является ли это второй ядерной катастрофой, о которой мне сообщили Существа Света? Я склонен думать, что да.
В 1975 году Существа Света показали мне крах Советского Союза и сообщили, что это произойдет в 1989 году. В значительной степени причиной этого краха была Чернобыльская катастрофа. Она уничтожила последние остатки доверия русских к своему правительству и, наслоившись на множество социальных и экономических проблем СССР, привела к его падению.
Распад Советского Союза был продемонстрирован мне в коллаже эпизодов. Я видел людей, идущих в магазины с кучей денег и выносящих оттуда маленькие сумки с покупками. Я видел военных, попрошайничающих на улицах; очевидно, у них не было жилья. Люди ели гнилые яблоки и дрались возле грузовиков с продуктами. Я видел, как мафия открыто действует в Москве, совершенно не опасаясь ареста. Все это оказалось правдой.
«Следи за Советским Союзом, — сказало мне Существо Света. — Что случится с русскими, то будет и со всем миром. Происходящее в России — основа всего, что произойдет с экономикой свободного мира».
Доктор Реймонд Моуди, впервые исследовавший присмертные опыты, и поныне рассказывает, как он счел меня безумцем, услышав о моих видениях будущего. Я сказал ему, что хотел бы побывать в СССР с кем-нибудь из знакомых, когда он распадется. Я говорил ему это во время холодной войны, когда Советский Союз был врагом Соединенных Штатов. В то время было трудно получить визу на въезд в Россию. Однако в период краха СССР с его голодными бунтами и экономическим коллапсом мы с ним наблюдали катастрофу по телевизору. В 1992 году Реймонд и я вместе побывали в Москве, где наблюдали длинные очереди за продуктами.
Я помню удивленный взгляд Реймонда, когда он посмотрел на меня и сказал:
- Вот то видение, которое вы видели в коробке!
Многие пророчества, упомянутые в книге «Спасенный Светом», сбылись к этому времени. Например, мне сообщили о субмаринах, которыми будет владеть Иран в 1993 году. Их задачей было приостановить вывоз нефти с Ближнего Востока. Экипажи этих субмарин часто молились, стоя на коленях, и я понял, что они воспринимают свою задачу, как религиозную миссию.
Через полгода после публикации книги поступили сообщения, что Иран приобрел три субмарины класса «Кило» у России и ракетоносцы у Китая.
По словам министра обороны Уильяма Перри, субмарины, очевидно, предназначены для контроля прохода судов через Ормузский пролив.
— Мы пристально наблюдаем за субмаринами, -сообщил Перри «Вашингтон Тайме», — и я постоянно получаю доклады о них.
Я видел много сцен, не связанных с войной, в том числе видения природных и экономических катастроф. Их результатом явились миллионы беженцев, хлынувших через американскую границу в поисках новой жизни.
Мы ничего не могли сделать, чтобы предотвратить массовое бегство на север из таких стран, как Сальвадор и Никарагуа.
Вследствие этого исхода мексиканскую экономику ожидал полный крах, а нашу — крайнее напряжение. Это должно произойти к 2000 году в результате победы социализма в ряде стран Центральной Америки, причем эта форма социализма напоминала хорошо организованную религию.
Мой соавтор указывал на северо-американское соглашение о свободной торговле (НАФТА), как на признак того, что этому пророчеству вряд ли суждено сбыться. Однако коллапс мексиканской экономики в 1995 году продемонстрировал, что НА-ФТА не такая надежная гарантия, как надеялись многие. Следующие пять лет определят, сбудется ли упомянутое предсказание.
Существо Света сказало мне, что не все видения обязательно сбудутся в точности.
— Течение событий может быть изменено, — объяснило Существо, — но сначала люди должны понять, что они собой представляют.
— Ваша роль на Земле — это роль героев, — продолжало Существо, имея в виду человечество. — Вы делаете то, на что не решились бы другие духовные создания. Вы явились на Землю, чтобы созидать вместе с Богом.
«Созидать вместе с Богом». Можно ли представить себе лучшее определение духовности? Позволив мне заглянуть в будущее, Существа Света поведали мне, что именно я должен «созидать вместе с Богом». Они объяснили мне, как соорудить клиники, именуемые «Центрами». С помощью использования специфических приборов и программ я должен был создать обстановку расслабления и снятия напряжения. Уменьшив стрессы повседневной жизни, люди смогли бы исследовать их духовное «я».
— Объясни людям, что они должны полагаться не на правительства и другие инструменты, а на свою духовность, — сказало одно из Существ. — Религия прекрасна, но она не может заменить духовность.

Вы должны помнить, что являетесь могущественными духовными созданиями с огромным опытом и множеством дарований. Вам нужно лишь помнить, что любовь всемогуща и ее сущность состоит в том, чтобы обращаться с другими так, как вы бы хотели, чтобы обращались с вами.
Пророчества и Центры глубоко повлияли на мою жизнь. Однако не только они убедили меня, что происшедшее со мной во время присмертного опыта было реальностью.
Были и другие странные явления, начавшие происходить через день или два после того, как мое сердце заработало снова. Они окончательно уверили меня, что я имел контакт с иной реальностью — вернее, она имела контакт со мной.
 

!